Апелляция и кассация

375

Все изложенное касается и жалоб на приговор — как апелляционных, так и кассационных. Однако жалобы на приговор имеют свою специфику.

В любом уголовном деле можно выделить вопросы факта (какое действие (бездействие) вменено обвиняемому и на каких доказательствах это обвинение основано), вопросы права (какие правовые нормы подлежат применению в данном случае) и вопросы наказания (какое наказание должно быть назначено).

Отсюда и жалобы на приговор можно условно разделить на те, в которых обжалуется обоснованность осуждения, на те, в которых обжалуется применение уголовного закона, и на те, в которых обжалуется только суровость наказания.

В апелляционной жалобе могут оспариваться как обоснованность признания осужденного виновным (полностью либо частично), так и выводы суда о квалификации, виде, размере назначенного осужденному наказания. В жалобах кассационных можно оспаривать только правильность применения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона (соответственно и назначенное наказание как результат применения уголовного закона).

Однако печальная правда состоит в том, что апелляция в России зачастую не выполняет задачи исправления судебных ошибок. До сих пор процветает оценка работы судов по пресловутому «качеству», под которым понимается процент приговоров, оставленных судом второй инстанции без изменения. Такой подход сродни «палочной» системе оценки работы полиции и стимулирует погоню за процентами даже в ущерб обоснованности приговоров.

Анализ судебной практики показывает, однако, что осуждение невиновных чаще всего — результат именно необоснованности выводов суда о виновности подсудимого. Оставим в стороне как непродуктивные (к сожалению) рассуждения о том, что законодатель опередил время — нормы, не позволяющие исправлять ошибки судов в решении вопросов факта в кассационном порядке, явно рассчитаны не на этих судей и не на эту, направленную на повышение «качества» приговоров, апелляцию.

Обоснованность приговора — это приведение в приговоре доказательств, признанных судом достоверными и достаточными. Нельзя оспаривать решение судьи о том, какое доказательство признать убедительным, а какое отвергнуть, достаточно ли для принятия решения десятка свидетелей или их показания нуждаются в подтверждении справкой вендиспансера и заключением автотехнической экспертизы. Мы можем, конечно, догадываться, почему судья поверил полицейскому и не поверил задержанному этим полицейским человеку. Но вряд ли можем убедительно объяснить, почему такая оценка показаний неправильна (ведь за редким исключением судья в приговоре не напишет, что он верит полицейскому именно потому, что, по его мнению, человек в погонах и мундире заслуживает большего доверия). Там, где выводы основаны на вере, нет места рассудку. Чаще всего, однако, при этом обнаруживаются нарушения формальных правил оценки доказательств, закрепленных в законе. А вот тут уже оспаривание в кассационной жалобе выводов суда вполне возможно.

Практика показывает, что необоснованное осуждение — почти всегда результат нарушения процессуальных норм о получении и оценке доказательств, о порядке их исследования в суде.

Это, во-первых, нормы, гарантирующие права сторон в процессе — состязательность, участие защитника, участие переводчика и некоторые другие; во-вторых, это нормы, регулирующие процедуру получения и оценки доказательств — непосредственность, проверка источников, сопоставление с другими доказательствами. Это, наконец, положение об обязанности суда указать в описательно-мотивировочной части приговора «доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства» (п. 2 ст. 307 УПК РФ).

Нарушение судом этих положений закона должно служить основанием для отмены либо изменения приговора не только в апелляционном, но и в кассационном порядке.

Суд вправе признать подсудимого виновным, но суд обязан в приговоре указать, на основании каких доказательств сделан вывод и почему суд не согласился с доводами защиты. Если в приговоре доказательства не приведены, в кассационной жалобе нельзя требовать отмены приговора ввиду его необоснованности, но можно ставить вопрос об отмене приговора ввиду неисполнения судом обязанности привести в приговоре доказательства виновности и мотивов признания не заслуживающими внимания доказательств, свидетельствующих в пользу обвиняемого.

Нормы, регулирующие процесс доказывания, предписывают суду проверить доказательство «путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство» (ст. 87 УПК РФ). Доказательство, прошедшее горнило проверки, подлежит оценке судом с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — с точки зрения их достаточности для разрешения уголовного дела (ст. 88 УПК РФ).

В силу требований ч. 2 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на началах состязательности и равноправия сторон. В соответствии с подп. «d» п. 3 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод «каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право <…> допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него». Поэтому к числу нарушений процессуальных норм относятся и нередкие случаи дискриминации защиты при проведении допросов в суде: например, отказ вызвать свидетеля для продолжения его допроса защитой, если он после допроса его обвинителем на следующий день не явился в судебное заседание; отказ в принятии мер к вызову свидетеля в случаях, когда приглашение защитой не может обеспечить его явки в суд (военнослужащие, лица, находящиеся под стражей и т. п.).

Право на защиту — это комплексное право, оно не сводится к праву пользоваться помощью защитника. Перечень прав обвиняемого в ч. 4 ст. 47 УПК РФ начинается с указания на право обвиняемого знать, в чем он обвиняется, право пользоваться помощью защитника в этом перечне занимает восьмую позицию, после упоминания о праве пользоваться помощью переводчика. Нарушение этих прав — допрос обвиняемого без защитника, когда он участвует в деле, допрос, очная ставка, ознакомление с заключениями экспертиз и другими документами без участия переводчика, если обвиняемый не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, — может служить основанием для отмены приговора. Нарушение права обвиняемого знать, в чем он обвиняется, имеет место и тогда, когда суд выходит за пределы обвинения (ст. 252 УПК РФ), и в тех случаях, когда ввиду отсутствия переводчика он не мог уяснить для себя сущность предъявленного обвинения.

К нормам, нарушение которых может служить основанием для отмены приговора, относятся и нормы, регулирующие производство отдельных процессуальных действий (главы 21–27 УПК РФ). Прежде всего это нормы, обязывающие суд исследовать доказательства непосредственно (ст. 240 УПК РФ), проверять источники получения доказательства и сопоставлять его с другими доказательствами (ст. 87 УПК РФ).

В кассационной жалобе нельзя утверждать, что суд «необоснованно признал осужденного виновным на основании недостоверных доказательств…" и далее о том, что показания свидетельницы являются ложными, ибо из окон ее квартиры нельзя увидеть, как осужденный на втором этаже лестничной клетки ударил потерпевшего, или о том, что заключение экспертов о причинах обрушения хранилища является ложным, поскольку хранилище вообще не обрушилось.

Вместо этого надо написать, что «судом нарушены требования ст. 87 УПК РФ о проверке доказательств путем сопоставления их с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании…», в частности, что «из протокола следственного эксперимента следует, что из квартиры свидетельницы не просматривается лестничная площадка второго этажа», или что «из протокола осмотра следует, что хранилище стоит целое и невредимое даже через полтора года после производства экспертизы».

Нельзя в кассационной жалобе оспаривать показания сотрудников полиции о том, что они видели на видеозаписи, как осужденный совершил какие-то действии. Вместо этого надо написать, что «суд нарушил требования ст. 240 УПК РФ — вместо непосредственного исследования видеозаписи, в качестве доказательства совершения осужденным каких-то действий принял показания оперативных работников о том, что они увидели на этой видеозаписи».

Нарушение судами правил исследования и оценки доказательств встречается так же часто, как использование судами недопустимых доказательств, то есть доказательств, полученных с нарушением закона. Когда мы обращаемся к проблеме использования недопустимых доказательств, мы не можем не отметить противоречия между Уголовно-процессуальным кодексом РФ и Конституцией РФ. Так, согласно ч. 1 ст. 75 УПК РФ недопустимыми являются доказательства, «полученные с нарушением требований настоящего Кодекса». Эта формулировка сохранилась в УПК с момента его принятия и до сих пор, несмотря на многие десятки (а может уже и сотни) внесенных в Кодекс изменений и дополнений. По Конституции РФ (а ст. 50 Конституции также сохранилась в первозданном виде) недопустимым признается доказательство, полученное с нарушением требований любого федерального закона, а не только УПК (чаще других встречаются нарушения законов о государственной судебно-экспертной деятельности и об оперативно-розыскной деятельности).

Нередко суды отклоняют ходатайства защиты об исключении недопустимых доказательств, указывая, что для признания доказательства недопустимым его сначала надо исследовать, а уж потом решать — исключать его или нет, добавляют еще, что «возможно, прокурор и не будет это доказательство предъявлять в судебном разбирательстве». Практика столь же распространенная, сколь и незаконная. Недопустимые доказательства должны быть исключены судом не из дела, а из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве. Перечень этот является составной частью утвержденного прокурором обвинительного заключения-то есть оно уже предъявлено суду прокурором. Полученное с нарушением закона доказательство потому и называется «недопустимым», что никакое его исследование недопустимо.

Если заключение эксперта не соответствует требованиям федерального закона о государственной судебно-экспертной деятельности (а требования этого закона по ряду позиций, в частности по содержанию заключения, распространяются и на экспертизы, проведенные негосударственными экспертами) или если эксперты до начала экспертного исследования не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, — никакое исследование в судебном заседании не восполнит этих недостатков. Недопустимые доказательства должны быть изначально исключены судом из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве-то есть закон не допускает возможности их исследования судом. Кроме того, нельзя забывать и о том, что по закону (ст. 121 УПК РФ) ходатайство должно быть рассмотрено и разрешено непосредственно после его заявления. Исследовать — если уж суд счел это необходимым — можно только обстоятельства получения доказательства, но никак не касаться при этом его содержания.

Перечень оснований для отмены либо изменения обжалуемых приговоров содержится в соответствующих статьях процессуального кодекса, на которые и следует ссылаться, формулируя просительную часть жалобы.

Наконец, при подготовке кассационной жалобы не стоит забывать: мы не вправе в кассации оспаривать вывод суда об обоснованности обвинения, но мы вправе критиковать тот путь, по которому суд пришел к этому выводу.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.