Как адвокат добился компенсации потерпевшему за вред, причиненный преступлением милиционеров

1186
  • С какими сложностями может столкнуться адвокат, представляющий интересы потерпевшего по делу о превышении должностных полномочий?
  • Как добиться восстановления прав потерпевшего и компенсации ему материального и морального вреда, причиненного действиями и бездействием сотрудников милиции?

Дело Александра Полякова, умершего от побоев, нанесенных ему сотрудниками УВД по г. Курску, было доведено до логического конца. Обвиняемые были наказаны судом, а потерпевшая (сестра Полякова), получила компенсацию.

Однако назвать итоги данного судебного процесса полной победой правосудия, наверное, нельзя. К примеру, суд не счел милиционеров виновными в смерти человека, ограничившись лишь квалификацией преступления по ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». Кроме того, суд значительно уменьшил сумму компенсации, заявленной в иске потерпевшей.

«Рядовой случай»

Вечером 19.09.2007 ведущий инженер отдела по обслуживанию пластиковых карт ОАО «Курскпромбанк» Александр Поляков со своим приятелем Виталием Бондаренко и его женой отмечали в кафе прошедший день рождения Полякова. За ужином они немного выпили. Из кафе жена Бондаренко ушла домой, а сам он отправился провожать Александра на автобусную остановку.

Когда они стояли на остановке, проезжавшая мимо машина патрульно-постовой службы (ППС) местного отдела милиции № 1 неожиданно остановилась неподалеку от них. Как впоследствии указал в рапорте дежурный ОМ-1, сотрудники ППС якобы заметили, как Поляков бросил мимо урны пачку сигарет, чем нарушил благоустройство города[1]. Чтобы пресечь правонарушение, к приятелям подошли двое сотрудников ППС – Романенко и Золотушников. Они на глаз определили, что оба приятеля находятся в состоянии алкогольного опьянения и попросили проехать с ними в отдел для составления протокола об административном правонарушении.

[1] Административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 28 «Нарушение правил благоустройства городов и других населенных пунктов» Закона Курской области от 04.01.2003 № 1-ЗКО «Об административных правонарушениях в Курской области».

После составления протокола оба задержанных были отпущены, но ушли из отдела милиции поодиночке. Как сообщил на следствии Бондаренко, он не видел, что произошло с его другом, так как уехал домой со знакомым сотрудником милиции, который предложил его подвезти.

Выйдя из отдела, Александр Поляков встретил на крыльце Романенко и Золотушникова, которые задержали и доставили его в отдел. Из показаний впоследствии допрошенных в качестве подозреваемых и обвиняемых Романенко и Золотушникова следует, что Поляков начал высказывать в их адрес недовольство, оскорблять их, и даже замахнулся, чтобы ударить Романенко по лицу. В связи с этим милиционеры применили к нему силу.

Однако, по версии сестры Александра Полякова Натальи Емельяновой, на самом деле реакция ее брата Александра в отношении милиционеров была вызвана тем, что при задержании на остановке они отняли у него сумку (барсетку) с деньгами, и он лишь попросил вернуть имущество.

Так или иначе, между милиционерами и Поляковым произошел конфликт. Сотрудники ППС на глазах еще не менее пяти коллег из других отделов избили Полякова, затем силой проводили его в отделение к дежурному, пояснив, что в отношении него нужно составить новый протокол о неподчинении законным требованиям сотрудникам милиции. Непосредственно в отделе милиции Романенко еще раз ударил Полякова, после чего тот упал, ударившись головой об пол. Затем, по свидетельству дежурного, Поляков уснул. Под утро дежурный не смог разбудить его и вызвал скорую помощь, врачи которой констатировали смерть задержанного.

Уголовное дело

Осенью 2007 г. в отношении Романенко и Золотушникова было возбуждено уголовное дело по п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с применением насилия и с причинением тяжких последствий) и по ч. 4 ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего) УК РФ.

Основные доказательства обвинения, которые впоследствии легли в основу приговора, сводились к показаниям свидетелей избиения. Практически все свидетели были сотрудниками того же отдела милиции, в котором служили обвиняемые. Они не смогли отрицать факт нанесения ударов Полякову Золотушниковым и Романенко. Однако большинство свидетелей старались подчеркнуть, что обвиняемые действовали так, поскольку Поляков оскорблял их, не подчинялся их указаниям и оказывал сопротивление.

Впрочем, ни следствие, ни суд, не смогли найти достоверного подтверждения тому, что Поляков ударил или пытался ударить Романенко или Золотушникова.

Напротив, среди свидетелей нашлись те, чьи показания говорили о явно несоразмерном применении насилия к Александру Полякову. Так, оперуполномоченный УВД по г. Курску К. Дмитриев  (здесь и далее имена и фамилии свидетелей по делу изменены) сообщил, что видел, как обвиняемые нанесли Полякову, лежавшему на тротуаре, примерно по три удара ногой каждый. Тогда он (Дмитривев) крикнул этим сотрудникам ППС «Что Вы делаете? Вы же его убьете!». Только после этого сотрудники ППС прекратили избивать Полякова.

Еще один свидетель ― М. Рюмин, также сотрудник городской милиции, сообщил, что после составления протокола о якобы брошенной пачке сигарет Поляков вел себя спокойно и никого не оскорблял. Через некоторое время он (Рюмин) вышел на крыльцо и увидел Полякова, лежащего на тротуаре рядом с автомобилем ППС.

Версия потерпевшей

По словам Юрия Чурилова, следствие сопровождалось многими трудностями и потребовало его постоянного участия как представителя потерпевшей. После того как адвокат подал жалобы в вышестоящие инстанции, следователю пришлось «исправлять» многие нестыковки, первоначально имевшиеся в доказательной базе.

Так адвокат подверг сомнению сам факт административного правонарушения со стороны Полякова. Во-первых, свидетели (родственники и друзья погибшего) пояснили, что Александр вообще никогда не курил. Во-вторых, адвокат указал, что доставление в отдел милиции было применено неправомерно, поскольку оно рассматривается как исключительная мера, обусловленная невозможностью составления протокола административного правонарушения на месте. Между тем ничто, кроме показаний самих обвиняемых, не указывало на то, что у милиционеров не было возможности составить протокол на месте.

Представитель потерпевшей также указал, что факт нахождения Полякова в состоянии алкогольного опьянения не подтверждался судмедэкспертизой. Кроме того, адвокат обратил внимание следствия на то, что сотрудники медвытрезвителя, якобы вызванные после доставления Полякова и Бондарнеко в отделе милиции, не смогли опознать Полякова по фото, предъявленному следователем.

Серьезные претензии были у адвоката и к выводам экспертов. Дело в том, что по назначению следователя было проведены три экспертизы, выводы которых существенно расходились. Так, согласно заключению первого эксперта, все полученные Поляковым тесные повреждения являлись компонентами тупой сочетанной травмы тела и оценивались как тяжкий вред здоровью, а непосредственной причиной смерти явилось сдавление головного мозга эпидуральной гематомой. Это прямо указывало на то, что состав преступления по ч. 4. ст. 111 УК РФ имеется в действиях обоих обвиняемых.

Но следователь первоначально сослался на результаты второй и третьей экспертизы, согласно которым телесные повреждения подлежат квалификации по степени тяжести раздельно, так как имеют разную локализацию, механизм образования и давность. При этом в заключениях не объяснялось, почему давность и механизм образования телесных повреждений следует считать различными. Адвокат указал на это противоречие и отметил, что все обстоятельства дела свидетельствуют об обратном. Ведь время, место и факт избиения Полякова подтверждались многочисленными свидетелями.

Кроме того, адвокат указал на полное бездействие следователя в части проверки и оценки действий сотрудников милиции, которые просто наблюдали за избиением Александра Полякова, а в дальнейшем пытались скрыть преступление. На последнее указывали материалы служебной проверки УВД.

Так, в ходе проверки выяснилось, что в протоколе об административном правонарушении, составленном в отношении Полякова, содержатся подчистки и исправления, а также сведения, прямо противоречащие показаниям сотрудников милиции, составивших протокол. Служебная проверка также выявила, что дежурные отдела милиции не оказали помощь Полякову, и, более того, один из них находился пьяным на работе.

Эти и другие замечания адвоката потерпевшей привели к тому, что прокуратура два раза возвращала дело следствию для устранения «недостатков». Однако добиться возбуждения уголовного дела в отношении других сотрудников милиции ОМ-1 при УВД по г. Курску, при молчаливом согласии которых был, по сути, убит Александр Поляков, потерпевшей не удалось. Впрочем, точка в этом вопросе еще не поставлена.

«Гуманный» приговор

Следствие и суд по делу уже бывших сотрудников ППС ОМ-1 УВД по г. Курску продлились около двух лет, и в июне 2009 г. был вынесен приговор. Оба подсудимых были признаны виновными, но лишь по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия). Каждый из них был приговорен к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима с лишением права занимать должности в правоохранительных органах.

Вынося приговор, суд отверг доводы защиты подсудимых, что те действовали в рамках Закона о милиции (это закон действовал на момент имевших место событий- прим. «УП»).

Также суд признал несостоятельным домысел защитников, что переломы ребер у Полякова появились в результате примененных к нему реанимационных мероприятий. Все три экспертизы дали категоричное заключение, что переломы ребер образовались прижизненно. Кроме того, версия о «реанимационных мероприятиях» противоречила показаниям свидетелей. Они сообщили, что дежурный ОМ по разбору с задержанными и доставленными делал искусственное дыхание Полякову после 07.00. То есть это было намного позже того промежутка времени (с 04.00 до 07.00), в течение которого, по данным экспертизы, наступила смерть Полякова.

Оправдание за избиение до смерти

Вместе с тем, суд оправдал подсудимого Романенко по ч. 4 ст. 111 УК РФ за непричастностью к преступлению. Свои выводы суд основал на данных второй и третьей экспертиз, расценив повреждения, полученные в результате избиения и в итоге приведшие к смерти Александра Полякова, как легкий и средней тяжести вред здоровью. Кроме того, установленные судмедэкспертами следы травм на теле умершего и показания свидетелей о жестоком избиении, по мнению судьи, не свидетельствовали о прямом умысле Романенко на причинение тяжкого вреда здоровью Полякову. Слова свидетеля, указавшего, что именно от удара Романенко Поляков упал и ударился головой об пол, суд не принял во внимание, посчитав, что показаний одного свидетеля недостаточно для достоверного установления вины подсудимого.

По тем же причинам суд не стал квалифицировать преступление по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, так как не посчитал, что именно в результате превышения должностных полномочий сотрудниками ППС наступили преступления тяжкие последствия в виде смерти, причиненной по неосторожности.

Частное определение

Единственное на что решился суд, это частное определение, вынесенное им в адрес руководства УВД по Курской области. В определении суд обратил внимание на поведение милиционеров, которые являлись свидетелями по делу. В частности, на неоказание помощи Полякову дежурными ОМ-1 УВД, на бездействие в момент совершения преступления и т. п.

Адвокат потерпевшей обжаловал приговор в кассационном порядке, однако Курский областной суд оставил его в силе и изменил лишь место отбывания наказания на колонию общего режима. Суд посчитал лишение свободы с отбыванием в колонии строго режима несоразмерным наказанием для лиц, ранее не привлекавшихся к уголовной ответственности.

Надзорная инстанция, рассмотрев жалобу адвоката, также не нашла оснований для пересмотра приговора.

Совокупность преступлений по. ст. 286 и 111 УК РФ

Образует ли причинение тяжкого вреда здоровью при превышении должностных совокупность преступлений? Однозначного ответа на этот вопрос практика не дает.

Так, в Обобщении практики рассмотрения судами Московской области уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 285 и 286 УК РФ, за II полугодие 2008 г. констатируется: умышленное причинение смерти или тяжкого вреда здоровью не охватывается составом превышения должностных полномочий и требует квалификации по совокупности с соответствующими преступлениями против личности. В подтверждение приводится дело, аналогичное делу в отношении Романенко и Золотушникова.

Домодедовским городским судом Московской области милиционеры роты ППС Ж., Е. и Ф. были осуждены по п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 и п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ. Суд установил, что при патрулировании города данные сотрудники милиции остановили граждан М. и Н., у которых при себе не оказалось удостоверений личности, и задержали их. При доставлении в отдел милиции они в ответ на правомерные требования М. разъяснить причины задержания совместно избили его, причинив тяжкий вред его здоровью, опасный для жизни.

Чуть менее категоричный вывод содержится в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2007 г. (утвержден постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 07.11.2007): деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 286 УК РФ, квалифицируется по совокупности с ч. 4 ст. 111 лишь при доказанности умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Наконец, противоположная позиция отражена в определении Верховного Суда РФ от 18.01.2006 по делу № 5-Д05-25: причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего вследствие превышения должностных полномочий охватывается составом ч. 3 ст. 286 УК РФ и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 111 не требует.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Для адвоката клиент...

  • … всегда прав. Адвокат никогда не посоветует признать вину. Адвокат не может в силу закона идти против воли клиента. Если клиент говорит следствию и в суде, что дважды два это пять, адвокат должен его поддержать. 29.33%
  • …не всегда прав. Адвокат служит закону и правосудию. Правосудие не в том, чтобы виновным избежал ответственности, а в том, чтобы не засудили и в этом задача защитника. Иногда есть смысл уговорить клиента признать вину, чтобы получить наказание поменьше. 70.67%
Другие опросы

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.