«Антирейдерская» статья УК РФ: особенности квалификации преступления

1584

Георгий Константинович Смирнов, кандидат юридических наук, старший инспектор Главного организационно-инспекторского управления Следственного комитета РФ, подполковник юстиции

До принятия введения в действие ст. 185 УК РФ  «Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества» (в 2010 - году) «серые рейдеры» в основном могли быть привлечены только к гражданской и (или) административной ответственности.

Привлечь их к уголовной ответственности можно было, только если удавалось доказать, что захват управления компанией осуществлялся в целях последующего хищения ее имущества или являлся составной частью иного преступления, например, предусмотренного ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями».

Однако на практике доказать направленность умысла рейдера на эти последствия (хищение, причинение ущерба, вреда, получение незаконной выгоды и т.д.) было крайне сложно, ведь преследуемая цель при совершении этих действий не является очевидной.

Кроме того, не всегда действия рейдеров на этом этапе могут быть непосредственно направлены на хищение имущества. Так, они могут преследовать цель уменьшения совокупной доли голосов действительных участников (так называемое «размывание голосов») путем подтасовки решения о дополнительной эмиссии акций и размещения их по закрытой подписке среди подконтрольных лиц, в результате чего совокупная доля голосов других участников может уменьшиться в разы, что хищением не является.

В подобной ситуации начать проверку сообщения о преступлении и возбудить уголовное дело было возможно только после фактического наступления негативных последствий в виде хищения имущества или иного противоправного его вывода из компании, то есть на завершающем этапе рейдерского захвата.

Вместе с тем после рейдерского захвата имущество «отмывалось» через ряд фиктивных или зарегистрированных в оффшорных юрисдикциях юридических лиц и в конечном итоге поступало в собственность добросовестного приобретателя. Истребовать его у такого лица было практически невозможно. Для этого необходимо было признать решение общего собрания или совета директоров об избрании единоличного исполнительного органа, одобрении крупной сделки (если она была одобрена), а также заключенных этим незаконно избранным должностным лицом сделок недействительными.

Иными словами, из-за пробелов в законодательстве ни своевременно пресечь рейдерский захват, ни адекватно компенсировать его последствия было невозможно.

Особенности конструкции нормы

Именно из-за необходимости привлекать рейдеров к уголовной ответственности уже на начальных этапах рейдерского захвата состав преступления, предусмотренный ст. 185.5 УК РФ, был сконструирован как формально-усеченный. В теории уголовного права под усеченным понимается разновидность формального состава, при котором момент окончания преступного деяния перенесен на более ранние стадии — покушение или даже приготовление.

Основным назначением усеченной конструкции состава преступления является предупреждение средствами уголовно-правового воздействия наступления последствий, представляющих особую социальную опасность.

Кроме того, действия «серых рейдеров» были криминализированы вне зависимости от умысла виновных лиц: последующего хищения активов компании или эффективного управления ею.

Наконец, чтобы сделать новую статью УК РФ более эффективной на практике, опасное последствие в виде принятия органом управления общества незаконного управленческого решения было выведено за рамки состава преступления.

То есть преступление может считаться оконченным уже с момента искажения результатов голосования или воспрепятствования реализации свободного права на участие в голосовании, даже если при этом незаконное управленческое решение по каким-либо причинам принято не было. Принятие же такого решения (в законе приведен их исчерпывающий перечень) предусмотрено лишь как цель преступления.

Особенности квалификации

В качестве обстоятельства, отягчающего ответственность, ч. 2 ст. 185.5 УК РФ предусматривает совершение деяния путем принуждения акционера общества, участника общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, члена совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества к голосованию определенным образом или отказу от голосования, соединенных с шантажом, а равно с угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества.

Эта уголовно-правовая норма направлена на защиту такого правомочия акционера (участника), члена совета директоров общества на участие в управлении обществом, как свобода формирования воли к голосованию определенным образом при принятии решения органами управления общества. 

Следует отметить, что закон допускает возможность заключения с акционером (участником) общества добровольной договоренности, определяющей его голос по всем или отдельным вопросам повестки дня (с учетом запретительного метода правового регулирования «разрешено все, что не запрещено», а также принципа свободы договора), а в некоторых случаях даже непосредственно регламентирует такой договор. Например, ст. 32.1 ФЗ об АО предусматривает акционерное соглашение, предметом которого может быть, в том числе обязанность голосовать определенным образом на общем собрании акционеров или согласовывать вариант голосования с другими акционерами. Однако существенным элементом при заключении такого соглашения выступает добровольность действий сторон.

Поэтому при квалификации содеянного, важно определить имело ли место ограничение правомочия лица на свободное формирование воли к голосованию определенным образом в результате применения к нему физического или психологического воздействия со стороны виновного либо характер голосования определялся добровольным соглашением сторон.

Если в отношении акционера (участника), члена совета директоров общества в целях склонения их к голосованию определенным образом было применено принуждение, сопряженное с шантажом, угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, содеянное подлежит квалификации по ч. 2 ст. 1855 УК РФ.

Вместе с тем, если акционер, заключивший акционерное соглашение нарушает условие, определяющее его голос по конкретному вопросу и в целях понуждения к исполнению данного условия к нему применяются шантаж и угрозы, содеянное подлежит квалификации не по ч. 2 ст. 185.5 УК РФ, а по ст. 330 УК РФ, предусматривающей ответственность за самоуправство. Ведь в этом случае правомерность голосования акционером данным образом оспаривается другой стороной акционерного соглашения.

В отличие от участников общества, возможность вступления  члена совета директоров в соглашение, определяющее его голосование на заседании совета директоров, ограничено. Член совета директоров, равно как и другое должностное лицо органа общества, обязан действовать в интересах общества, осуществляя свои права и исполняя обязанности в отношении общества  добросовестно и разумно, в том числе и право на голосование, и несет ответственность за виновное причинение вреда обществу (п. 3 ст. 53 ГК РФ, ст. 71 ФЗ об АО, ст. 44 ФЗ об ООО).

Таким образом, член совета директоров не вправе голосовать на заседании этого органа за решение не соответствующее интересам общества, в отличие от акционера, который имеет возможность исходить из личных интересов при голосовании на общем собрании.

Добровольное согласие члена совета директоров на голосование определенным образом согласно достигнутой договоренности, причинившее вред законным интересам общества, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, может быть квалифицировано по ст. 201 и (или) ч. 3, 4 ст. 204 УК РФ, но не по ст. 185.5 УК РФ.

Приведение в исполнение высказанных акционеру (участнику) или члену совета директоров общества угроз в целях их склонения к голосованию определенным образом выведено за рамки состава рассматриваемого преступления. В связи с этим, такие действия подлежат самостоятельной уголовно-правовой оценке, а содеянное подлежит квалификации по совокупности ч. 2 ст. 185.5 и статьи УК РФ, предусматривающей ответственность за преступления против жизни и здоровья человека или против собственности.

Разграничение со смежными составами

Состав рассматриваемого преступления имеет ряд сходных с составами других преступлений признаков (смежных признаков), в связи с чем, на практике может возникнуть необходимость в их разграничении.

Так, ст. 185.4 УК РФ предусматривает такие сходные с предусмотренными ст. 185.5 УК РФ действия, как воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав. Разграничение этих преступлений возможно по потерпевшему, признакам субъективной стороны и общественно опасным последствиям.

Потерпевшим при совершении  преступления, предусмотренного ст. 185.5 УК РФ может быть акционер, участник общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью или член совета директоров. Преступление, предусмотренное  ст. 185.4 УК РФ посягает на интересы владельцев ценных бумаг, к которым из указанных лиц, относится только акционер. Одним из элементов состава преступления, предусмотренного ст. 185.5 УК РФ выступает цель, заключающаяся в захвате управления в юридическом лице, которая не является обязательным элементом состава преступления, предусмотренного ст. 185.4 УК РФ.

В качестве обязательного признаком состава преступления, предусмотренного ст. 185.4 УК РФ определено общественно опасное последствие в виде причинения гражданам, организациям или государству крупного ущерба либо извлечения дохода в крупном размере, в то время, как состав преступления, предусмотренного ст. 185.5 УК РФ построен как формальный и не включает в себя какие-либо имущественные последствия.

Как видно из анализа указанных признаков, гипотетически можно предположить ситуацию, при которой возникает конкуренция уголовно-правовых норм, предусматривающих указанные преступления.

 В частности такая конкуренция возникает при воспрепятствовании реализации прав акционера, повлекшем причинение гражданам, организациям или государству крупного ущерба либо извлечение дохода в крупном размере и совершенном с целью незаконного захвата управления в обществе.  

В таком случае возникшая конкуренция норм должна быть разрешена  на основе положений ч. 3 ст. 17 УК РФ, определяющих приоритет специальной нормы над общей при квалификации деяния. При этом норма ст. 185.5 УК РФ будет являться специальной, так как в ней предусмотрена специальная цель совершения преступления.

Другими смежными с фальсификацией решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества преступлениями являются  злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ) и злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК РФ).

Конкуренция норм статей 185.5 и 201 УК РФ может возникнуть в случае совершения фальсификации решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества должностным лицом органа общества, входящим в круг субъектов, предусмотренных примечанием 1 к ст.  201 УК РФ или аудитором общества в связи с осуществлением этими лицами своих должностных обязанностей и повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан,  организаций или охраняемым законом интересам общества или государства. 

При этом фальсификация управленческих решений может быть рассмотрена как одна из форм злоупотребления полномочиями, в связи, с чем содеянное, с учетом ч. 3 ст. 17 УК РФ, подлежит квалификации только по ст. 185.5 УК РФ.  

Если фальсификация решения органа управления общества лицом, входящим в круг субъектов, предусмотренных примечанием 1 к ст. 201 УК РФ в связи с осуществлением им должностных обязанностей сопровождалась передачей этому лицу за совершение таких действий денег, ценных бумаг или иного имущества, содеянное должно быть квалифицировано по   совокупности статей 185.5 и 204 УК РФ, так как получение материальных выгод за фальсификационные действия выходит за рамки состава преступления, предусмотренного ст. 185.5 УК РФ.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.