Адвокат как объект ОРМ по делам о посредничестве во взяточничестве

1794
Какие признаки беседы с доверителем могут говорить о провокации взятки. Всегда ли суды обращают внимание на отсутствие решения суда о проведении ОРМ в отношении адвоката.

Андрей Юрьевич Николаев,
адвокат АК «Легат» (г. Королев, Московская область)

Целью настоящей публикации является не оказание методической помощи тем, кто, имея статус адвоката, использует его в целях, прямо противоположных понятию «адвокатская деятельность», и относится к малопочтенному племени «решал». Задача в другом — показать, каким образом адвокат может стать жертвой провокации со стороны правоохранительных органов.

Напоминать об актуальности темы, наверное, излишне. Не проходит недели, чтобы не появилось сообщения об очередном задержании адвоката при покушении на передачу взятки, при этом вторым фигурантом по делу часто выступает следователь, которому эта взятка предназначалась. Особенно в этом отношении показательны новости с сайта СК РФ1.

Основание для орм

Понятно, что задержанию предшествовал ряд оперативно-розыскных мероприятий. В данном случае таким мероприятием мог быть оперативный эксперимент, в процессе которого были зафиксированы переговоры адвоката с лицом, как передавшим денежные средства в качестве взятки, так и с должностным лицом, которому эта взятка предназначалась.

Давайте разберемся, с какого момента личность адвоката начинает вызывать у правоохранительных органов интерес как к будущему фигуранту уголовного дела о получении взятки. Одним из общих оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий является сообщение о готовящемся или совершенном преступлении; понятно, что в данном случае речь идет именно о подготовке к передаче взятки.

Источником этой информации чаще всего являются родственники подозреваемых (обвиняемых) или сами подозреваемые (обвиняемые), обратившиеся за юридической помощью к адвокату и получившие от него предложение об оказании помощи в форме, пусть и не имеющей отношение к праву, но зато, по заверениям такого адвоката, наиболее эффективной.

Интересно, что все еще находятся граждане, которые верят в такой процессуальный мазохизм следователя и обращаются к рекомендованному им адвокату. Думаю, нет необходимости подробно комментировать содержание беседы между таким адвокатом «по рекомендации» и обратившимися к нему гражданами, поскольку вся беседа сводится к простой фразе: «Хотите благоприятного результата — дайте денег, я отнесу их тому, от кого этот результат зависит».

Вот именно на этой стадии у гражданина и может возникнуть горячее желание сообщить о поступившем предложении в Управление собственной безопасности МВД России; в качестве альтернативных вариантов могут выступать ФСБ России, Следственный комитет и т. д.

Проведение ОРМ

После того как заявление от гражданина принято, наступает стадия доследственной проверки, в ходе которой и принимается решение о проведении оперативно-розыскных действий.

Следует отметить, что правом на проведение оперативно-розыскных действий обладают только органы, указанные в ст. 13 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»2 (далее — Закон № 144-ФЗ), а уже в этих органах — специальные подразделения; например, в системе МВД России к ним относятся:

  1. Подразделения уголовного розыска — в полном объеме, установленном Законом № 144-ФЗ.

  2. Подразделения экономической безопасности и противодействия коррупции — в полном объеме, установленном Законом № 144-ФЗ.

  3. Подразделения собственной безопасности — в полном объеме, установленном Законом № 144-ФЗ.

  4. Подразделения по противодействию экстремизму — в полном объеме, установленном Законом № 144-ФЗ.

  5. Подразделения по борьбе с преступными посягательствами на грузы — в полном объеме, установленном Законом № 144-ФЗ.

  6. Подразделения по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, — в полном объеме, установленном Законом № 144-ФЗ.

  7. Подразделения по обеспечению взаимодействия с правоохранительными органами иностранных государств — членов Международной организации уголовной полиции «Интерпол» и Генеральным секретариатом Интерпола — проведение по запросам международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств оперативно-розыскных мероприятий: опрос, наведение справок, отождествление личности и ряд дургих.

Следственные подразделения лишь имеют право давать поручения о проведении оперативно-розыскных действий, но не имеют право вмешиваться в них, в частности, давать указания о способах проведения оперативно-розыскного действия.

Далее происходит примерно следующее: гражданин, подробно описав обстоятельства, послужившие причиной его обращения, изъявляет свое письменное согласие на участие в оперативно-розыскном мероприятии «оперативный эксперимент». После этого по акту он получает соответствующее снаряжение (диктофон, миниатюрную видеокамеру) и отправляется на встречу с адвокатом, для которого уже приготовлена помеченная (или непомеченная), но заранее подготовленная пачка денежных купюр, номера каждой из которых переписаны, что отражено в акте о получении данных денежных средств.

Разумеется, все вышеизложенное должно быть предварено вынесением постановления руководителем подразделения, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Перечень руководителей, имеющих полномочия на осуществление оперативно-розыскной деятельности, приведен в приказе МВД России от 19.06.2012 № 608 «О некоторых вопросах организации оперативно-розыскной деятельности в системе МВД России»3.

ВНИМАНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВАМ

Самый драматический момент при проведении ОРМ «оперативный эксперимент» заключается совсем не в задержании фигуранта с поличным, это исключительно техническая сторона дела, проводимая по принципу: «кричи громче, хватай сильнее», а в том, что впоследствии ляжет в основу доказательств по уголовному делу — запись переговоров, в том числе и телефонных, видеозапись встреч и т. д.

Как же так, ведь согласно ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»4 (далее — Закон № 63-ФЗ) оперативно-розыскные и следственные действия в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускаются только на основании судебного решения.

Но не будем забывать, что характерной чертой отечественной правовой системы является параллельность существования собственно закона и судебной практики.

Из практики. В качестве иллюстрации приведу выдержки из кассационного определения от 26.07.2012 по делу № 47-О12-3Осп-а, которым был отменен оправдательный приговор Оренбургского областного суда, постановленный с участием присяжных заседателей, в отношении Ж., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 291 УК РФ. В данном определении указано: «…поскольку норма п. 3 ст. 8 ФЗ „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ“ не устанавливает неприкосновенности адвоката, не определяет ни его личную привилегию как гражданина, ни привилегию, связанную с его профессиональным статусом, она предполагает получение судебного решения при проведении в отношении адвоката лишь тех оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, которые вторгаются в сферу осуществления им собственно адвокатской деятельности, к каковой, в любом случае, не может быть отнесено совершение адвокатом преступного деяния, как несовместимого со статусом адвоката».

Отсюда следует ряд нерадостных выводов:

  1. Для принятия решения о правомерности оперативно-розыскных действий в отношении адвоката не имеет значение, что в процессе оказания им юридической помощи в правоохранительные органы поступила информация о якобы намерении с его стороны передать взятку должностному лицу в целях достижения положительного результата для своего доверителя.

  2. Чтобы легализовать любое оперативно-розыскное действие в отношении адвоката, достаточно лишь получить сведения о том, что этот адвокат намерен совершить преступное деяние, несовместимое с его статусом.

Специально для коллег

Получить же эти сведения, при наличии фантазии, в избытке появляющейся у отдельных представителей правоохранительных органов, когда «сверху» дана команда на устранение нежелательного адвоката из дела, не представляет особого труда. Особенно, если адвокат имеет «профессиональную болезнь» — когда, заслушивавшись звуками собственного голоса, он перестает слышать голос собственного же разума.

Как правило, эта «болезнь» проявляется во время переговоров с доверителем или его родственниками, когда адвокат, с одной стороны, подогреваемый приятными мыслями о сумме будущего гонорара, с другой, — стараясь произвести максимально позитивное впечатление на источник выплаты этого гонорара, не замечает телефон, который его собеседник якобы рассеянно держит в руке, сиротливо притулившийся к столу портфель собеседника, рукава пиджака, постоянно направленные в сторону не в меру разговорившегося адвоката. Невозможно перечислить всех способов размещения выносных микрофонов и микровидеокамер — просто, нужно априори считать, что они есть.

Тем более что вполне возможна и провокация со стороны правоохранительных органов, направленная на дискредитацию с целью устранения неугодного адвоката из дела.

Несмотря на то, что ст. 5 Закона № 144-ФЗ запрещает подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация), ОРМ «оперативный эксперимент» как раз и проходит по той тонкой грани, за которой результат данного ОРМ становится незаконным, а, следовательно, в силу ст. 75 УПК РФ недопустимым доказательством.

Определить, что в отношении конкретного адвоката намечается провокация, не всегда просто, но возможно. Это может быть предложение следователя встретиться с ним или с его представителем на «нейтральной территории» для переговоров о судьбе подзащитного; настойчивое предложение неких лиц, прямым текстом заявляющих о необходимости «занести» некую сумму следователю. Положенный перед адвокатом пакет с комментарием, например, «это то, о чем мы договаривались», тоже может служить тревожным сигналом для адвоката. И рассказы после задержания, что это был гонорар за работу, а совсем не деньги для передачи в качестве взятки, будут рассматриваться как способ защиты. Особенно, если сумма в конверте не совпадает с суммой, указанной в соглашении, или, того хуже, если соглашение об оказании юридической помощи вообще отсутствует.


1 URL: http://smolensk.sledcom.ru/ (дата обращения: 12.09.2014).
2 Российская газета. 1995. 18 авг.
3 Российская газета. 2012. 03 авг.
4 Российская газета. 2002. 05 июня.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.