Состязательность уголовного судопроизводства как способ достижения истины

467

Ключевые слова: уголовный процесс; criminal procedure; истина; truth; состязательность; contest; суд; court

Кузьмина Ольга Владимировна, кандидат юридических наук, декан юридического факультета Ивановского государственного университета

Истина — соответствие знаний, суждений действительности. Суд, не ищущий истины, не может защитить человека, государственные и общественные интересы, вынести законный и справедливый приговор.

Вопрос об истине представляет существенный интерес прежде всего с точки зрения организации уголовного процесса. Он имеет как философский, так и юридический аспекты. С понятием, содержанием, характером истины, критериями и наиболее эффективными способами и средствами ее познания связаны непрекращающиеся на протяжении веков дискуссии. Эта тема является неисчерпаемой и требующей постоянного развития. С новой силой споры по данной проблеме развернулись в связи с принятием в 2001 г. УПК РФ). Признание уголовного процесса состязательным оживило научную полемику.

Установление истины достигается через доказывание. В любом процессуальном праве, предусматривающем исследование доказательств для установления того, что произошло в действительности, ставится вопрос об истине. Именно в нормах доказательственного права проявляется необходимость установления истины по делу. Думается, что законодатель подразумевал достижение истинных знаний о преступлении, очерчивая в ст. 73 УПК РФ круг обстоятельств, которые подлежат доказыванию.

Понимая многогранность проблемы истины, подчеркнем, что для нас в первую очередь представляет интерес аспект, который связан с методами, способами и средствами ее достижения, т. е. организация уголовно-процессуальной деятельности. Не вдаваясь в детальный анализ понятия и характера истины, все же считаем необходимым остановиться на этих вопросах, но лишь в той мере, которая позволит нам в дальнейшем исследовать соотношение состязательности и истины.

Прежде чем ответить на вопрос о том, что представляет собой истина в уголовном процессе, необходимо понять ее философскую природу. В философии существует несколько теорий природы истины. Позиция, которой мы придерживаемся по этому вопросу, является господствующей и на сегодняшний день. Она опирается на корреспондентную (или корреспондентскую) теорию, которая толкует истину как соответствие знаний, суждений действительности 1. Г. В. Ф. Гегель утверждал, что «истина есть соответствие мышления предмету, и для того, чтобы создать такое соответствие — ибо само по себе оно не дано как нечто наличное, — мышление должно подчиняться предмету, сообразовываться с ним» 2. Речь идет об истине как свойстве высказываний, представлений, суждений о чем-то внешнем по отношению к самим высказываниям. Данному положению соответствует и определение истины, данное Аристотелем 3. То, что делает мнение истинным, основывается на фактах, которые не зависят от сознания человека. Отметим, что в зарубежной науке разработано множество других концепций истины (когерентная, семантическая, прагматическая, конвенциональная и другие) 4, на анализе которых мы останавливаться не будем.

Традиционно под уголовно-процессуальной истиной принято понимать «полное и точное соответствие выводов органа дознания, следствия и суда обстоятельствам конкретного дела в их социально-политической и юридической оценке» 5. На вопрос о том, что такое истина, М. С. Строгович отвечал, что это «есть соответствие наших представлений объективной действительности» 6. Уголовно-процессуальное доказывание как разновидность познавательной деятельности основывается на признании возможности установления лицами, ведущими процесс, фактических обстоятельств дела. Достижение истины в уголовном процессе — это установление соответствующих фактов, которые именуются обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу. Данной точки зрения придерживался И. Л. Петрухин, который утверждал, что достижение истины есть достоверное установление всех элементов предмета доказывания 7. Все это приводит нас к мысли, что для истины характерно свойство объективности. Истина, которую устанавливает суд, объективна, поскольку обстоятельства совершенного преступления устанавливаются в точном соответствии с тем, что имело место в действительности, а достигнутое знание носит достоверный характер, ибо в его основе лежат исследование и оценка доказательств. Кроме того, объективная истина «представляет собой такое содержание наших знаний о совершенном преступлении, которое не зависит ни от следователя, дознавателя, прокурора и суда, ни от самого обвиняемого, подсудимого» 8. Причем «будучи объективной по своему содержанию, объективная истина субъективна по своей форме» 9.

Выяснению по делу подлежит истина, которая не только объективно отражает все обстоятельства уголовного дела, но и получена в соответствии с требованиями процессуального закона, по правилам уголовно-процессуального права. Ее исследование, установление является строго урегулированной и упорядоченной законодателем процедурой. Именно поэтому такую истину лучше называть процессуальной, но иметь в виду, что она претендует на верные по существу суждения о реальности. Однако в последнее время все больше европейских стран включают в уголовный процесс консенсуальные формы, в рамках которых с большим трудом можно говорить о достижении объективной истины. В качестве примера можно назвать институт особого порядка судебного разбирательства (раздел X УПК РФ). На наш взгляд, заслуживает поддержки мнение тех процессуалистов, которые полагают, что он не согласуется с правовыми основами судопроизводства, не соответствует его назначению и представляет собой отказ от ряда принципов уголовного процесса 10. Действительно, решение суда в этом случае основывается не на результатах собственного познания, а на выводах органов предварительного расследования и на вере в правдивость обвиняемого, согласившегося с предъявленным ему обвинением.

Признавая истину уголовно-процессуальной категорией, не все ученые рассматривают ее как цель доказывания. Некоторые, например, полагают, что установление, достижение истины — это процессуальный принцип 11. Другие готовы отнести истину либо к задачам, либо к целям уголовного процесса. Так, К.-Ф. Штукенберг пишет: «…во всех известных правовых системах исследование истины является задачей и даже целью уголовного процесса» 12.

Представляется, что истина является целью уголовно-процессуальной деятельности, поскольку она представляет собой результат, на достижение которого направлена система, а принципы — это основные положения, организующие средства для достижения цели 13.

Решение проблемы о том, должна ли в уголовном процессе достигаться истина, связано с его назначением 14. На наш взгляд, необходимость установления истины по уголовным делам вытекает из самого смысла и содержания ст. 6 УПК РФ, определяющей назначение уголовного судопроизводства.

От установления в соответствии с действительностью обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, напрямую зависит защита общества, государства и личности от преступных посягательств, иначе уголовное судопроизводство не решит ни одну из задач, связанных со своим назначением. Важно не только то, что приговор должен быть истинным, но и чтобы он был вынесен правомерным путем на основании принципов правового государства. Основанное на принципе презумпции невиновности судопроизводство требует обязательной доказанности обвинения. В этой связи важно указать на правило, закрепленное в ч. 4 ст. 14 и ч. 4 ст. 302 УПК РФ, в соответствии с которым обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Следовательно, знания суда о виновности лица должны быть достоверными, а значит, истинными, т. е. соответствовать действительности.

В контексте подхода к судопроизводству как способу разрешения возникающих конфликтов и восстановления нарушенной справедливости нельзя не согласиться с И. Л. Петрухиным, который писал, что названные в ст. 6 УПК РФ цели могут быть сведены к двум: достижение истины по уголовному делу и охрана прав личности при поисках истины. «Нельзя устанавливать истину за счет необоснованного ограничения прав личности, но недопустимо жертвовать и достижением истины, защищая сверх меры интересы тех или иных участников процесса» 15. В этой связи законодатель сознательно жертвует возможностью получения знаний о преступлении ради других признаваемых и защищаемых ценностей, если они приоритетны. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению (ст. 9 УПК РФ). Нельзя допрашивать в качестве свидетелей лиц, обладающих свидетельским иммунитетом (ст. 56 УПК РФ). Обвиняемый может хранить молчание и не свидетельствовать против себя (ст. 51 Конституции РФ, п. 3 ч. 3 ст. 47 УПК РФ). Сюда же относятся различные запреты на использование недопустимых доказательств (ст. 75 УПК РФ и др.). Впрочем, в последнем случае важно отметить, что закрепленная в законе уголовно-процессуальная форма, выражающая требование допустимости, сформулирована законодателем с учетом цели достижения истины по уголовному делу 16. Совершенно очевидно, что доказательство, полученное и закрепленное в соответствии с требованиями закона, в большей степени будет соответствовать действительности.

Не исключает законодатель и таких случаев, когда по понятным причинам и соответствующим основаниям возможен отказ от продолжения поиска истины. Например, если истекли сроки давности уголовного преследования; умерло лицо, привлекаемое к уголовной ответственности; не подано заявление потерпевшего по делу, возбуждаемому только при наличии такого заявления (п. 3–5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), и др. Все вышесказанное не дает нам оснований утверждать, что истина в уголовном процессе недостижима. Не следует смешивать и отождествлять стремление к познанию истины и обязанность во что бы то ни стало ее установить.

Чтобы решение по делу было вынесено «на материально истинном фактическом основании, организация процедуры доказывания должна годиться для познания истины» 17. Истина как результат познания находится в органическом единстве с процессом, ведущим к данному результату. Основным и обязательным условием познания истины по уголовному делу является правильная процессуальная организация деятельности органов и лиц, ведущих процесс. Вопрос о том, какой метод выбрать в качестве подходящего для поиска истины, до сих пор не нашел своего окончательного решения. Как в дореволюционном уголовном судопроизводстве 18, так и в теории советского уголовного процесса 19 среди ученых были приверженцы состязательного начала в судопроизводстве, которое соответствует искомой цели объективной истины. В то же время ряд видных российских процессуалистов указанных периодов приходил к выводу, что состязательная форма уголовного процесса несовместима с требованиями достижения объективной (материальной) истины 20. В советской уголовно-процессуальной науке также имели место суждения о возможности принятия процессуальных решений на основе вероятных знаний и выводов 21.

В настоящее время самой распространенной моделью организации процесса в целях поиска истины является та, в которой судебное разбирательство проводится публично в присутствии обвинителя и обвиняемого. По вопросу наиболее удачной организации судебного заседания мнения ученых и по сей день не совпадают прежде всего потому, что имеются расхождения между традиционными направлениями континентального европейского инквизиционного процесса и состязательной процессуальной моделью англо-американских стран. В частности, одни полагают, что истина достижима и она является подлинной целью современного уголовного судопроизводства 22. В то же время другие считают, что истина не совместима с состязательностью 23.

Так какой же способ исследования доказательств нужно выбрать, чтобы ни один из имеющих значение элементов реальной действительности не остался непознанным? Необходима ли активность суда или исследование доказательств должно быть предоставлено участникам процесса?

Оставаясь сторонниками состязательного начала, а также формы (типа) судопроизводства, отметим, что состязательность бесценна и как метод познания истины (истина рождается в споре) 24.

Если проанализировать ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского Суда (например, дело Офнер и Хопфингер против Австрии 1960 г., дело Неймастер, дело Бениш), то можно прийти к выводу, что право на состязательное судопроизводство применительно к конкретному делу означает, что обвинению и защите должна быть предоставлена равная возможность ознакомиться с замечаниями и выдвинутыми доказательствами другой стороны и высказаться по ним. В этом выражается суть равенства исходных условий. Очевидно, что состязательность здесь понимается гораздо более узко, нежели это принято в российской уголовно-процессуальной доктрине. Европейский Суд сводит состязательность к обеспечению равенства сторон, не затрагивая при этом вопроса о роли суда. В рамках же российской правовой традиции давно признано, что основное содержание состязательности составляют независимость суда и равноправие сторон, которые с древнеримских времен как neto judex in re sua — никто не может быть судьей в своем собственном деле, и andiatur et altera pars — да будет выслушана противная сторона. Развивая эти положения, дореволюционная теория считала необходимыми признаками состязательности в уголовном процессе: 1) наличие в процессе сторон с противоположными материально-правовыми интересами, стоящих отдельно от суда; 2) процессуальное равноправие сторон, участвующих в деле; 3) освобождение суда от тех процессуальных функций, которые выполняются в процессе сторонами 25.

Итак, равенство сторон означает, что обвинению и защите должна быть гарантирована равная возможность изложить и обосновать перед судом свою позицию по делу. Положение сторон в процессе справедливо уравновешено. Каждая сторона должна обладать равными процессуальными возможностями при рассмотрении дела судом. Одна из задач суда — обеспечить сторонам условия для свободного состязания. Он контролирует правомерность поведения участников процесса, оценивает представленные сторонами доказательства, разрешает дело по существу. Если нарушается равенство сторон, то истина, добытая вне состязания или в условиях неравного положения сторон, считается нелегитимной 26.

Никто не знает истины и специфики дела (преступления) лучше самих сторон. Они самостоятельно определяют свою позицию по делу, чего и с помощью каких доказательств добиваться, с чем спорить или соглашаться.

Характер состязания задает обвинитель, поскольку ему принадлежит инициатива в процессе, определяются правовые требования, обвинения, притязания. Таким образом, главной движущей силой состязательного процесса является не инициатива суда, а спор сторон по поводу обвинения. Nemo nisi accusatus fuerit, condemnari potets (лат.) — никто не может быть осужден без соответствующего обвинения — одно из важнейших правил состязательности, сформулированное еще Цицероном. Критерием, с помощью которого сегодня проводится разграничение состязательного и следственного порядков судопроизводства, является наличие спора равноправных сторон перед независимым судом с разделением основных процессуальных функций: обвинения, защиты и правосудия. Идею разделения трех функций как основного признака состязательности, отличающего ее от розыска, разделяли В. К. Случевский, И. Я. Фойницкий, Д. Г. Тальберг 27.

Разграничение функций, лежащее в основе состязательности, «единственность процессуальной функции» участников процесса являются, на наш взгляд, условием объективного судебного разбирательства, «свободного (и ответственного) процессуального поведения участника, не стесняемого мотивами поддержания конкурирующего интереса другого субъекта» 28. Делу истины легче служить в состязательной системе судопроизводства, поскольку в этой системе по каждому делу представлены по крайней мере две версии истины 29. Однако некоторые процессуалисты придерживаются противоположного мнения и полагают, что как раз разграничение функций, лежащее в основе состязательности наличие противоположных и не совместимых функций ведет к тому, что уголовный процесс не может иметь какой-либо цели вообще 30.

Мы же полностью согласны с И. Л. Петрухиным, который утверждал, что «правосудие является состязательным, когда стороны (участники) судебного разбирательства могут активно и в равных условиях спорить, доказывать свою правоту, излагать свои доводы, давать свое толкование фактов и событий, доказательств по делу и тем самым способствовать поиску истины» 31. Спор, состязание двух равноправных сторон перед независимым судом позволяет создать объективные условия для вынесения справедливого решения.

Важным остается вопрос и о роли суда в состязательном судопроизводстве.

Еще И. Я. Фойницкий писал, что «активность суда есть следствие публичности, которая по определению свойственна состязательному типу уголовного процесса» 32. Он отмечал, что уголовный суд обязан «давать ответ, соответствующий объективной, действительной и материальной истине, и отнюдь не требует, чтобы он довольствовался истиною формальной, как ее понимают и устанавливают стороны» 33. Поиск объективной истины заложен в самом понятии правосудия, как суда правового, стремящегося к правде, к соответствию суждения действительности 34.

По мнению некоторых современных ученых — процессуалистов, роль суда в состязательном процессе должна сводиться к формальному выслушиванию аргументов сторон и вынесению на основе их оценки окончательного решения 35. Совершенно верно пишет А. В. Смирнов, о том, что «активность суда при возбуждении уголовного преследования не одно и то же, что активность суда в установлении истины» 36. Если истина не достигнута, то нельзя говорить ни о какой справедливости. Знание останется неполным или ошибочным, а значит, виновный может уйти от ответственности, причиненный вред не будет возмещен либо будет привлечен к ответственности невиновный 37.

Состязательность, построенная по принципу «активные стороны и пассивный суд», в чистом виде не реализуется ни в одном национальном уголовном процессе. Тем более в таком виде он не характерен для континентального европейского процесса, общепризнанные принципы которого отражены в Европейской Конвенции. Вместе с тем нельзя закрывать глаза на сложность проблемы, связанной с активной ролью суда в установлении фактических обстоятельств дела. Уголовный процесс зарубежных стран и России предусматривает определенную судебную активность в ходе судебного разбирательства уголовных дел, а полномочия суда позволяют влиять на собрание доказательств по делу. Однако подобная активность должна иметь определенные законом пределы. Тем не менее ни уголовно-процессуальное законодательство, ни судебная практика не определили направления проявления судебной активности.

УПК РФ практически освобождает суд от его традиционной обязанности участия в процессе доказывания и закрепляет лишь обязанность председательствующего по руководству судебным заседанием и обеспечению состязательности и равноправия сторон (ч. 1 ст. 243). Однако пассивный суд, не ищущий истины, безразлично относящийся к ее установлению, не может в полной мере защитить человека, государственные и общественные интересы, вынести законный, обоснованный и справедливый приговор. Поскольку именно суд, а не государственный обвинитель и защитник, несет полную ответственность за принятое решение, то он не может быть связан тем доказательственным материалом, который ему представляется обвинением и защитой. В том случае, если сторонами представлено недостаточно доказательств для обоснования решения по делу, суд может по собственной инициативе истребовать и исследовать доказательственную информацию. Иное положение не соответствует, на наш взгляд, ст. 6 УПК РФ. В то же время важно сохранить компромисс между обязанностью суда выносить законные и обоснованные решения, с одной стороны, и необходимостью проводить четкую границу, отделяющую функцию правосудия от функции обвинения, — с другой.

  1. См.: Гудлинг Д., Леннокс Дж. Мировоззрение: человек в поисках истины и реальности. Т. 2. Кн. 1. Ярославль, 2004. C. 259–260; Рассел Б. Проблемы философии. М., 2000. C. 245.
  2. Гегель Г. В. Ф. Наука логики. М., 1998. C. 25.
  3. См.: Аристотель. Сочинения: в 4 т. М., 1976. Т. 1. C. 141.
  4. См.: Чудинов Э. М. Природа научной истины. М., 1977. C. 10–35; Карякин Е. А. Реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве (вопросы теории и практики). Оренбург, 2005. C. 47.
  5. Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Элькинд П. C. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С.62.
  6. Строгович М. C. Материальная истина и судебные доказательства // Избранные труды: в 3т. Теория судебных доказателсьств. М., 1991. Т. 3. С.17.
  7. См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. И. Л. Петрухин. М., 2009. С.237.
  8. Качалов В. И. И снова — к вопросу об истине в уголовном судопроизводстве // Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики. М., 2010. C. 53.
  9. Зинатуллин З. З., Егорова Т. З., Зинатуллина Т. З. Уголовно-процессуальное доказывание: Концептуальные основы. Ижевск, 2002. C. 62.
  10. См.: напр.: Ежеленко Ю. А. К вопросу об особом порядке судебного разбирательства // Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства, практики применения (К 5-летию УПК РФ). М., 2007. Вып. 5. C. 581–582; Ветрова Г. Н. Тенденции развития процессуальных гарантий прав личности в уголовном судопроизводстве // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: год правоприменения и преподавания. М., 2004. C. 75.
  11. См.: Полянский Н. Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. C. 213; Добровольская Т. Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и практики) М., 1971. C. 125; Мотовиловкер Я. О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. Ярославль, 1978. C. 24–25.
  12. Штукенберг К.-Ф. Исследование материальной истины в уголовном процессе // Государство и право. 2014. № 5. C. 78.
  13. См.: Резник Г. М. Внутренние убеждение при оценке доказательств. М., 1977. C. 54.
  14. См.: Куцова Э. Ф. Уголовный процесс России: истина и состязательность // Законодательство. 2002. № 9. С.71.
  15. Судебная власть / под ред. И. Л. Петрухина. М., 2003. C. 631.
  16. См.: Доля Е. А. Уголовное судопроизводство: онтологические, гносеологические, правовые основы и проблема истины // Государство и право. 2013. № 11. С.36.
  17. Штукенберг К.- Ф. Исследование материальной истины в уголовном процессе. C. 83.
  18. См., напр.: Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1913. C. 65.
  19. См., напр.: Полянский Н. Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. C. 27, 99; Строгович М. C. Курс советского уголовного процесса: в 3 т. М., 1968. Т. 1. C. 153; Мотовиловкер Я. О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. C. 65.
  20. См., напр.: Михайловский И. В. Основные принципы организации уголовного суда. Томск, 1905. C. 16; Гольмстен А. Х. Юридические исследования и статьи. СПб., 1894. C. 413; Розин Н. Н. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1914. C. 303–305; Арсеньев В. Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. C. 46.
  21. См.: Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. Харьков, 1952. C. 100; Голунский C. А. О вероятности и достоверности в уголовном суде // Проблемы уголовной политики. Кн. 4. М., 1937. С. 20, 61–62; Вышинский А. Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950. C. 201; Тадевосян В. C. К вопросу об установлении материальной истины в уголовном процессе // Сов. государство и право. 1948. C. 66–68.
  22. См.: Апостолова Н. Н. Установление истины в уголовном процессе // Государство и право. 2013. № 3. C. 97; Доказывание в уголовном процессе. Традиции и современность / под ред. В. А. Власихина. М., 2000. C. 143, 152; Доля Е. А. Уголовное судопроизводство: онтологические, гносеологические, правовые основы и проблема истины // Государство и право. 2013. № 11. C. 32; Тенчов Э. С., Кузьмина О. В. Объективная истина и суд присяжных // Государство и право. 1994. № 11. C. 132–139; Яцишина О. В. Внутреннее убеждение как основание свободы оценки доказательств в российском уголовном процессе. Челябинск, 2006. C. 110–123.
  23. См., напр.: Лазарева В. А. Доказывание в уголовном процессе. М., 2009. C. 34; Мизулина Е. Б. О технологической теории уголовного процесса. Уроки реформы уголовного правосудия в России. М., 2006. C. 81–84; Пашин C. А. Проблемы доказательственного права // Судебная реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического образования. М., 1995. C. 312, 322 и др.
  24. См.: Мурадьян Э. М. Истина как проблема судебного права. М., 2004. C. 51.
  25. См.: Духовской М. В. Русский уголовный процесс. М., 1905. C. 45.
  26. См.: Смирнов А. В. Состязательный процесс. СПб., 2001. C. 81.
  27. См., напр.: Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1895. Т. 1. C. 69–70; Тальберг Д. Г. Русское уголовное судопроизводство. Киев, 1889. Т. 1. C. 22–28.
  28. Мурадьян Э. М. Истина как проблема судебного права. C. 51–52.
  29. См.: Бернам У. Правовая система США. М., 2006. C. 221.
  30. См.: Лазарева В. Доказывание в уголовном процессе. C. 34.
  31. Уголовный процесс: учеб. / отв. Ред. И. Л. Петрухин. М., 2001. C. 81.
  32. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб, 1996. Т. 1. С.64.
  33. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. C. 61.
  34. См.: Ларин А. М. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК // Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы. М., 1997. C. 77.
  35. См., напр.: Бозров В. «Тактика судьи» в прошлом и настоящем уголовном процессе // Рос. юстиция. 2003. № 10. C. 31–32.
  36. Смирнов А. В. Модели уголовного процесса. СПб., 2000. C. 6.
  37. См.: Орлов Ю. Принцип состязательности в уголовном процессе: значение и пределы действия // Рос. юстиция. 2004. № 2. C. 52.


Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.