К вопросу об объективной истине как цели доказывания

205

Ключевые слова: уголовный процесс; criminal procedure; истина; truth; состязательность; contest

Сильнов Михаил Александрович, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

В состязательном процессе присутствует поиск истины, но не является самоцелью и не определяет процедуру доказывания. По этой причине в рамках состязательного типа процесса принято говорить о юридической (формальной) истине.

Последнее время все чаще слышатся призывы вернуть в уголовно-процессуальный закон упоминание об объективной истине 1. К числу сторонников подобного изменения принадлежит и председатель Следственного Комитета Российской Федерации А. И. Бастрыкин 2.

На первый взгляд, подобные предложения кажутся оправданными. И действительно, что плохого в том, чтобы в любом деле «докопаться до сути»? Ни в том ли состоит главная задача следствия и суда?

И не благими ли намерениями правового закрепления такого рода целеполагания продиктован внесенный в этом году в Государственную Думу законопроект, предусматривающий, в частности, закрепление объективной истины в числе основных понятий УПК РФ?

Ответы на эти вопросы, однако, при кажущейся простоте, не столь однозначны.

Попробуем разобраться. В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе принципов состязательности и равноправия сторон. А в доктрину состязательного правосудия не вписывается так называемое доследование 3, то есть процедура, позволяющая многократно исправлять ошибки следствия в рамках новых сроков следствия и последующих судебных разбирательств, как это собственно имело место в практике советского периода.

Таким образом, ранее имевшая место практика возвращения судами дел для дополнительного расследования закрепляла явное преимущество возможностей стороны обвинения по отношению к стороне защиты, что весьма характерно для инквизиционного процесса. Основы же состязательного правосудия несколько иные. Actum est, ilicet — дело закончено, можно расходиться, — говорили римские юристы. Действительно: выиграл или проиграл. Третьего нет. Представим двух боксеров на ринге. Один оказывается ловчее и каждый раз точным ударом отправляет соперника в нокаут. А арбитр, вместо того чтобы объявить победителя, производит замену побежденного бойца — свежим. При этом нас пытаются убедить в том, что в итоге победит сильнейший. Скорее всего, так и произойдет, но только не в результате поединка, а действа совсем иного рода.

Уже сегодня принцип состязательности фактически не работает. Ведь под «советское доследование» путем внесения многих поправок и исправлений по сути «переформатирован» институт возвращения дела прокурору (ст. 237 УПК) 4. Разве для того он создавался? Нет. Его целью мыслилось исправление огрехов обвинительного заключения и других препятствий к рассмотрению дела технико-юридического свойства. Но никак не восполнение доказательственной базы, пробелов и ошибок следствия 5.

Решения по законопроекту пока нет, и А. И. Бастрыкин пытается найти новые доводы в обоснование своей позиции.

В качестве одного из аргументов приводится довод о неоднородности задач участников процесса, выступающих на стороне обвинения. Утверждается, что следователь — единственный представитель стороны обвинения, заинтересованный в сборе не только уличающих, но и оправдывающих доказательств. «Надо вернуть следователя к объективному познанию всех обстоятельств дела», — говорит А. И. Бастрыкин 6.

Логическая конструкция, приводимая в обоснование данного тезиса, весьма шаткая. Прокурор в той же степени заинтересован в объективном рассмотрении дела (ч. 7 ст. 246 УПК РФ), как и другие представители государства со стороны обвинения (следователь, руководитель следственного органа). А требование расследовать уголовное дело с позиций всесторонности, объективности и полноты, хоть и опосредованно, но все же содержится в действующем законодательстве (ч. 1 ст. 33, ч. 4 ст. 152, ч. 2 ст. 154 и др. УПК РФ). Принцип свободы оценки доказательств, кроме того, наделяет следователя правом оценивать каждое доказательство по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ст. 17 УПК РФ).

Представляется, что суть дискуссии, начатой А. Бастрыкиным еще в 2012 г. с публикации в Российской газете, состоит вовсе не в философских воззрениях автора о природе истины в состязательном процессе (объективная или формальная), а вполне конкретных желаниях представителя следственной власти вернуть в УПК РФ в полном объеме институт судебного доследования и возродить ведущую роль суда в исследовании обстоятельств дела, что сегодня противоречит принципу состязательности и равноправия сторон.

Идеи возврата к розыскным началам уголовного судопроизводства неоднократно озвучиваются в последнее время 7 и на первый взгляд имеют определенную основу. Ведь состязательность сторон (ст. 15 УПК РФ), по сути, так и не стала всепроникающим, обусловливающим взаимодействие норм и институтов, всеобъемлющим принципом уголовного судопроизводства. А соотношение обвинительных и оправдательных приговоров и вовсе свидетельствует в пользу законодательства советского периода 8. Все чаще специалисты, говоря о запутанности и противоречивости УПК РФ 2001 г., заявляют о необходимости принятия нового Кодекса 9.

Разделяя общий тезис о необходимости существенного обновления действующего уголовно-процессуального закона, полагаем, что отказываться от демократических принципов состязательности и равноправия сторон сегодня никак нельзя. В то же время необходимо исходить из того, что изменения такой сложной, взаимообусловленной, сбалансированной системы как УПК РФ, должны носить взвешенный и тщательно продуманный характер. Точечные изменения в угоду интересам отдельных правоохранительных ведомств, без учета общепризнанных принципов и норм международного права, системообразующих конституционных принципов уголовного судопроизводства, прав и законных интересов всех участников уголовного судопроизводства могут лишь усугубить внутренние противоречия закона, ухудшить его регулятивные, профилактические, воспитательные свойства, что мы сегодня, к сожалению, часто наблюдаем.

На наш взгляд, современные задачи уголовно-процессуальной деятельности могут быть решены только в условиях состязательности. Только при реализации этого принципа может существовать суд присяжных, быть эффективно реализована функция судебного контроля за действиями и решениями органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование. Для того чтобы принцип состязательности реально функционировал, в свое время потребовалось принести ряд жертв, таких как отказ от доктрины объективной истины и некоторых процессуальных институтов, например, направления судами дел для производства дополнительного расследования.

Назначение уголовного судопроизводства, его принципы, в том числе состязательное построение судопроизводства, объясняют отказ в новом УПК РФ от возложения на суд обязанности устанавливать истину по делу. Поэтому трудно согласиться с позицией некоторых авторов, предпринимающих попытки примирить состязательный процесс и доктрину объективной истины 10.

Наряду с доктриной достижения объективной истины любой ценой в научный оборот были возвращены теоретические положения, обосновывающие юридическую (формальную) истину, выработанные еще в дооктябрьский период 11.

И конечно, нельзя обойти стороной вопрос об истине как цели доказывания, без достижения которой, по мнению сторонников «концепции объективной истины», невозможно достижение задач уголовного судопроизводства. Проанализируем с этих позиций отдельные процессуальные средства и процедуры.

Так, принцип презумпции невиновности и вытекающие из него правила иммунитетов могут служить объективным препятствием для установления обстоятельств дела. Предусмотрев право на свидетельский иммунитет, законодатель явно предпочел охрану лежащих в основе этого иммунитета ценностей (презумпция невиновности, сохранение родственных отношений и др.) установлению истины «любыми средствами». Закрепленное в Конституции РФ и развитое в нормах УПК РФ правило о недопустимых доказательствах также служит существенной гарантией прав обвиняемого. И в то же время перечисленные гарантии могут стать препятствием для уголовного преследования. Не случайно установление «истины» любыми средствами было одним из постулатов инквизиционного процесса, в котором «царицей доказательств», определявшей истинность приговора, было признание обвиняемым своей вины.

Как справедливо отмечала Н. В. Радутная, отсутствие борьбы между противоположными интересами сторон превращает уголовную процедуру в административный механизм применения закона. В таком случае предметом исследования становится не индивидуальная, то есть личная вина, а реализация формальных предписаний закона 12.

Попытки устранить стороны как самостоятельно действующих участников процесса (что допускается при его розыскной форме) влекли возложение на суд функций сторон. По утверждению И. Я. Фойницкого, это приводит к «совершенному извращению судебной деятельности» 13.

К сожалению, концепция достижения объективной истины до сих пор не чужда целям уголовного судопроизводства, в полной мере не изжита законодателем. Так, согласно ч. 4 ст. 152 УПК РФ предварительное расследование может быть произведено по местонахождению обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности. В ч. 2 ст. 154 УПК РФ указано, что выделение уголовного дела в отдельное производство для завершения предварительного расследования допустимо, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела. Часть 6 ст. 340 УПК РФ предусматривает, что стороны вправе заявить в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности. В последнем примере сегодня более корректно говорить о принципе независимости судей. Подобные положения на наш взгляд не соответствуют модели состязательного правосудия и в какой-то мере являются «атавизмами» некогда существовавшего принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела 14.

Таким образом, в состязательном процессе поиск истины, безусловно, присутствует, но не является самоцелью и уж тем более не определяет процедуру доказывания. Именно по этой причине в рамках указанного типа процесса принято говорить о юридической (формальной) истине. Гораздо более важной задачей в нем является обеспечение сторонам равных условий для отстаивания своих позиций на всех стадиях уголовного судопроизводства. «Убить двух зайцев» одновременно, конечно, возможно, но только в рамках инквизиционного (розыскного) процесса 15.

  1. См.: Доля Е. А. Проблема истины в современном уголовном судопроизводстве // Современные проблемы развития уголовного процесса, криминалистики, оперативно-розыскной деятельности. М., 2013. С. 44.
  2. См.: Бастрыкин А. Суть суда // Рос. газета. 16 марта. 2012.
  3. Законопроект предполагает дополнение ст. 237 УПК РФ нормой, в соответствии с которой уголовное дело может быть возвращено прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом только по ходатайству стороны в случае неполноты предварительного следствия или дознания, которая не может быть восполнена в судебном заседании, в том числе, если такая неполнота возникла в результате признания доказательства недопустимым и исключения его из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве. См.: Проект Федерального закона № 440058–6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу».
  4. Ч. 4 ст. 237 УПК РФ препятствовавшая производству по делу возвращенному прокурору каких-либо следственных или иных процессуальных действий, была исключена в 2008 г. См.: ФЗ № 226- ФЗ от 02.12.2008.
  5. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д. Н. Козак, Е. Б. Мизулина. М., 2002.
  6. Интерфакс. 24.04.2014.
  7. См.: Зажицкий В. И. Нужны ли уголовному процессу задачи? // Рос. юстиция. 2011. № 4. С. 22–26.
  8. Сегодня количество оправдательных приговоров составляет менее 1%. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения: 19.08.2014)
  9. См.: Толмосов В. И. Не пора ли принять новую редакцию УПК РФ? // Вестник Самарской Гуманитарной Академии. Серия: Право. 2011. № 1(9). С. 51.
  10. См.: Обращение А. И. Трусова с предложениями законодательной инициативы по изменению и дополнению УПК РФ от 09.10.2003.
  11. См.: Михайловский И. В. Основные принципы организации уголовного суда. Томск, 1905. С. 93; Розин Н. Н. Уголовное судопроизводство. СПб., 1914. С. 303.
  12. См.: Радутная Н. В. Особенности воплощения принципа состязательности и равноправия сторон в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации. М., 2003. С. 3.
  13. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. С. 63.
  14. УПК РСФСР 1960 г., ст. 20.
  15. По нашему убеждению, инквизиционный и состязательный типы процесса столь различны, что попытка создания из их отдельных элементов некоего качественно нового системного образования (например, так называемого смешанного процесса) заранее обречена на неудачу. Через какое-то время благодаря доминирующим «наследственным генам» такой продукт приобретет вполне определенные «наследственные черты». Либо инквизиционного процесса с элементами состязательности, либо состязательного процесса с какими-то следами инквизиционного. Но и в том и в другом случае с позиций типологии это будет либо инквизиционный, либо состязательный процесс.


Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.