Суд не позволил имитировать раскрытие двойного убийства

550
Следственные органы хотели сфальсифицировать раскрытие двойного убийства, обвинив бездомного в его совершении. Однако апелляционная инстанция этого не допустила.

Когда обвиняемый — маргинальная личность, у него нет работы, дома и родственников, он никому не нужен, то никто не будет серьезно бороться за его права, в том числе судьи и адвокаты по назначению. Эта мысль, по-видимому, была главной в голове у сотрудников полиции, следователей, которые расследовали, и прокуроров, которые надзирали за расследованием уголовного дела в отношении Виктора Журавлева. Никто из правоохранителей не рассчитывал, что дело обернется оправдательным приговором, несмотря на победу после первого судебного разбирательства.

Об оправдательном приговоре:

Отметим, что дело Виктора Журавлева — один из весомых аргументов за активную роль суда в пользу подсудимого и демонстрация работы апелляционной инстанции, в данном случае — Московского городского суда. Благодаря внимательному изучению дела, апелляция обратила внимание на несуразные доказательства, представленные следствием, и то, как судья районного суда «подыграл» обвинению.

Имитация раскрытия преступления «по горячим следам»

Осенью 2014 года на третьем этаже одного из аварийных многоквартирных домов в Москве полиция нашла два трупа. Это были бомжи, которые проживали там нелегально. Погибшие были зверски убиты: головы обоих были буквально размозжены ударами тяжелого предмета.

По факту смерти людей районный следственный отдел СКР возбудил уголовное дело. «Убийца» был задержан через 3 дня, им оказался бомж Виктор Журавлев.

Выбор правоохранителей пал именно на Журавлева, очевидно, по двум причинам. Во-первых, он имел судимость по ч. 4 ст. 111 УК РФ и освободился из колонии в 2009 году условно-досрочно. Во-вторых, Журавлев был знаком с убитыми и был с ними в компании накануне преступления.

Почти стразу после задержания Журавлев дал признательные показания. Он пояснил, что был давно знаком с убитыми Фомой и Леной, они вместе бродяжничали. В злополучный день от Журавлева ушла сожительница, он был очень расстроен этим. Вечером того же дня Фома и Лена стали пить водку, но он (Журавлев) с ними не пил. Спустя некоторое время, бомжи легли спать, но он не мог уснуть, переживал. Вдруг его «будто перемкнуло» и он решил выместить свое зло на ком-нибудь. Журавлев сказал, что взял лежавший под столом молоток и стал наносить удары по голове сначала Фоме. Лена не проснулась, поэтому разбив голову Фоме, Журавлев принялся за нее. При этом оба убитых лежали на боку спиной друг к другу, так они остались лежать и после побоев, их смерть наступила мгновенно.

После этого, по словам Журавлева, он взял бутылку воды, вымыл молоток и положил его под стол в той же комнате. Позже следствием молоток был найден, изъят и приобщен в качестве вещественного доказательства.

На утро Журавлев пошел в район трех вокзалов, откуда служба социальной помощи доставила его в центр для бомжей. Он переночевал там, затем поехал на Курский вокзал, где его задержали полицейские, которые не знали еще о преступлении. Но, Журавлев отметил, что решил рассказать о содеянном сам, так как его мучала совесть.

Чтобы проверить показания задержанного, следователь привез его на место происшествия. Журавлев показал, как бил убитых молотком, его показания следователь записал в протоколе проверки показаний на месте. Эти показания были оформлены в точности с тем, как он (следователь) ранее составил прокол осмотра места происшествия и «расшифровал» фототаблицу снимков, на которых были изображены трупы бомжей.

Вопросом о том, откуда взялся у бомжей в комнате молоток, разумеется, никто не задавался.

Недобросовестное ведение следствия

Начало странностям в деле положил сам следователь. Первая из них заключалась в том, что Журавлеву было предъявлено обвинение не по ч. 2 ст. 105 (убийство двух и более лиц), а по ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Следователь поверил словам Журавлева о том, что хотя и бил молотком по голове Фому и Лену, пока оба не перестали подавать признаки жизни, смерти им не желал. Таким образом, следователь посчитал, что умысла на убийство у Журавлева не было.

На суде Журавлев откажется от своих признательных показаний и заявит, что правоохранители вынудили его взять на себя преступление. За признание они обещали, более «мягкую статью», чем убийство.

Вторая странность возникла после данных судебно-медицинской экспертизы. Эксперт сделал однозначные выводы о том, что рубленые раны, множественные разрубы и надрубы правых черепов обоих погибших причинены им предметом, обладающим рубящими свойствами (большую массу и режущий край), лезвие которого имело ширину не менее 7,5 см. Иными словами, эксперт опроверг версию о том, что Журавлев убил соседей молотком, и сделал вывод, что оба были убиты топором.

Сразу после получения результатов экспертизы следствие попыталось проявить чудеса изобретательности. Журавлева допросили снова. В ходе дополнительного допроса обвиняемый изменил свои показания, чтобы они хоть как-то могли вписаться в выводы СМЭ.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. «В ходе дополнительного допроса Журавлева на следствии в качестве обвиняемого от 23 марта 2015 года, после производства вышеуказанных экспертиз, Журавлев изменил свои показания и пояснил, что ранее в своих показаниях он указывал, что наносил удары молотком, однако он заблуждался. Опознанный им молоток действительно находился в месте совершения преступления вместе с другими предметами, которые использовались в быту, лежал на полу комнаты. Когда он (Журавлев) решил причинить телесные повреждения, он схватил первый попавшийся под руку предмет, как ему показалось, опознанный им молоток, однако сейчас он (Журавлев) понял, что схватил рядом лежавший молоток для разделки пищи у которого кроме обычной ударной части (отбивать мясо и пр.), с противоположной стороны имелось лезвие. Таким образом, предмет, которым он нанес повреждения Фоме и Елене, напоминал небольшой топорик. Обычно такие молотки-топорики используются для разделки мяса. Удары наносил Фоме и Елене именно этим молотком-топориком. Куда он (Журавлев) дел указанный предмет (молоток-топорик) после того, как покинул место преступления, пояснить затрудняется, вероятно, забрал с собой и выбросил, однако куда не помнит…».

Следствию показалось, что новые показания бомжа соответствуют выводам судебно-медицинской экспертизы.

Кроме признательных показаний в обвинительном заключении имелись свидетельские показания двух бомжей. Оба на допросах рассказали следователю, что якобы слышали от Журавлева о совершенном им убийстве Фомы и Лены.

Отмена обвинительного приговора

Обвинительный приговор, который был вынесен Журавлеву районным судом, можно назвать образцом «лаконичности» и беззакония. Всего на шести листах суд перечислил представленные ему следствием доказательства, не провел адекватный анализ очевидных противоречий в них, просто их не заметил. Более того, суд продемонстрировал полное незнание норм УК и УПК РФ, согласившись с квалификацией очевидного двойного убийства людей по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Выводы о незаконности приговора были сделаны апелляцией в определении об отмене приговора. Можно сказать, что Московский городской суд предрешил судьбу обвиняемого и его уголовного дела, когда указал на нестыковки в доказательной базе следствия. Например, апелляция обратила внимание на то, что следователь перепутал трупы мужчины и женщины, и эту путаницу «вложил» в показания Журавлева, данные им на месте происшествия. В итоге по версии следствия получилось, что Журавлев наносил смертельные раны погибшим по тем сторонам их голов, на которых они неподвижно спали. Позже, при новом рассмотрении дела, следователь сообщит суду, что сам не знает как так получилось, что он перепутал трупы. Он отметил лишь, что описывал их одежду и нанесенные раны не сам, а со слов экспертов, половую принадлежность трупов он также не устанавливал. Остался открытым вопрос, как же тогда он проводил проверку показаний обвиняемого на месте.

ИЗ АПЕЛЛЯЦИОННОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ. «Из протокола осмотра места происшествия следует, что труп № 1 (неизвестного мужчины) обнаружен лежащим на правом боку, а труп № 2 женщины — на левом. Из судебно-медицинского заключения по трупу женщины усматривается, что положение головы потерпевшей и нападавшего в момент нанесения им удара не менялось, потерпевшая была обращена левой половиной лица к нападавшему, вероятнее всего, находилась в горизонтальном положении, данных об изменении позы трупа не имеется.

Из показаний осужденного Журавлева в ходе предварительного следствия следует, что погибшим он наносил удары сначала молотком, затем (после получения заключений судебно-медицинских экспертиз) топором для разделки мяса. При этом погибшие лежали спиной друг к другу: женщина — на левом боку, неизвестный мужчина — на правом боку, после нанесения ударов положение трупов не изменялось.

Между тем из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что неизвестному мужчине (п. 1.1.) причинены множественные разрубы и надрубы правых теменной, височной, основной, скуловой костей, лобной и затылочной костей справа, а женщине — слева.

То есть, из заключений экспертиз и протокола осмотра места происшествия, по сути, усматривается, что погибшие лежали на травмированных поверхностях, что противоречит показаниям Журавлева о механизме и способе причинения смерти…».

Апелляция также указала, что из-за судебного следствия, проведенного не в полном объеме, суд не дал оценку тому, содержит ли обвинительное заключение обстоятельства для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления. Такими обстоятельствами вышестоящий суд назвал нанесение множественных ударов в головы потерпевших предметом, обладающим рубящими свойствами.

Московский городской суд вернул уголовное дело на новое рассмотрение.

Вынесение оправдательного приговора

Оправдательный приговор был вынесен в ноябре 2015 года. Он объемнее обвинительного и содержит 20 страниц. Суд более детально изучил все те нарушения, на которые указала апелляция, повторно допросил всех участников дела, включая судебно-медицинских экспертов.

При допросе свидетелей, бомжей, выяснилось, что на самом деле они никогда не разговаривали с подсудимым и знакомы не были. В суде они пояснили, что узнали о нем только от следователя и что историю убийства Журавлевым услышали от некоего Коли, тоже бомжа. Колю обвинение суду представить не смогло.

Главное доказательство — измененные признательные показания Журавлева об убийстве молотком-топориком — суд опроверг также с помощью судебно-медицинского эксперта.

ИЗ ПРИГОВОРА СУДА. «…Как следует из показаний допрошенного в судебном заседании по инициативе суда государственного судебно-медицинского эксперта ГБУЗ Бюро СМЭ ДЗМ В.B.C., …он полностью подтвердил выводы экспертного заключения и исключил возможность нанесения повреждений неизвестной женщине молотком-топориком, указав, что удары были нанесены массивным предметом, имеющим длинное лезвие, края которого не отобразились на черепе в месте нанесенного повреждения, поскольку края предмета выходили за область черепа трупа женщины в месте нанесенного повреждения.

Выводы эксперта опровергают показания Журавлева в части предмета, используемого при нанесении повреждений женщине и неизвестному мужчине, поскольку обнаруженный на месте преступления молоток не является тем предметом, которым были нанесены повреждения потерпевшим, возможность нанесения ударов молотком-топориком опровергнута…».

Понесли ли наказания участники процесса со стороны обвинения, «УП» узнать не удалось.

Кто защитил бездомного

За все время следствия и судебных разбирательств адвокаты у Виктора Журавлева были разные. Они защищали его в порядке ст. 51 Конституции РФ. Как удалось выяснить у тех из его защитников, которые представляли его интересы в апелляции и при повторном рассмотрении дела, они не считают состоявшееся судебное решение своей заслугой. Апелляционную жалобу Журавлев написал сам. Справедливому решению он обязан прежде всего судьям апелляционной инстанции.

Опубликовано в № 8, 2016 г.

Читайте на тему



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Для адвоката клиент...

  • … всегда прав. Адвокат никогда не посоветует признать вину. Адвокат не может в силу закона идти против воли клиента. Если клиент говорит следствию и в суде, что дважды два это пять, адвокат должен его поддержать. 18.52%
  • …не всегда прав. Адвокат служит закону и правосудию. Правосудие не в том, чтобы виновным избежал ответственности, а в том, чтобы не засудили и в этом задача защитника. Иногда есть смысл уговорить клиента признать вину, чтобы получить наказание поменьше. 81.48%
результаты

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль