Квалификация убийства, сопряженного с разбоем: как избежать двойного вменения

1061
В чем заключается противоречивость разъяснений ВС РФ по вопросу квалификации убийства, совершенного во время разбойного нападения. Какой позиции по этой проблеме придерживается Конституционный Суд РФ
   

Колоколов Никита Александрович, д. ю. н., профессор кафедры судебной власти и организации правосудия НИУ ВШЭ

Non bis in indem: за одни и те же действия никто не может быть наказан дважды. Несмотря на аксиоматичноть данного суждения, практика двойной кары за одно и то же деяние явление обычное.
Буквальное прочтение словосочетания «убийство, сопряженное с разбоем» (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) предполагает, что в данной формулировке речь идет сразу о двух действиях: убийстве и разбое. Действительно, если указанное в законе «сопряжение» отсутствует, то виновный подлежит наказанию отдельно по ч. 1 ст. 105 УК РФ за убийство и по ч. 1 ст. 162 за разбой, после чего суд обязан назначить наказание по совокупности преступлений, применив ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Естественно, если в действиях виновного содержатся иные квалифицирующие признаки, например, «применение оружия», «проникновение в жилище», содеянное должно быть квалифицировано соответственно по ч. 2 ст. 162 УК РФ или ч. 3 ст. 162 УК РФ. Если же в действиях виновных есть признаки совершения разбоя «организованной группой», «в особо крупном размере», то, соответственно, по п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Противоречивый ориентир для правоприменителя

Чтобы за сопряженные действия (убийство и разбой) не наказывать дважды, законодатель предусмотрел в УК РФ квалифицированный состав «убийство, сопряженное с разбоем». Но о каком именно разбое идет речь в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, из формулировки нормы неясно. Несмотря на очевидность пробела в законе, устранять его законодатель не торопится.
Пробелы, как известно, восполняется правоприменителем.
В п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (в ред. пост. Пленума ВС РФ от 06.02.2007 № 7) судам дано следующее разъяснение.
«Если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ. При наличии в действиях виновного в разбойном нападении других отягчающих обстоятельств (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т. п.) эти признаки объективной стороны разбоя должны быть указаны в описательной части приговора».
Сразу возникает вопрос: почему действия виновного следует квалифицировать по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ — «причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего»? Ведь виновный не только причинил последнему «тяжкий вред здоровью», он лишил его жизни, за что уже наказан по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Фактически получается, что виновный за одни и те же действия наказывается дважды, что, безусловно, противоречит базовому принципу уголовного права: одно преступление — одно наказание.

Изменение подхода к квалификации

Несмотря на то, что вышеприведенная схема толкования положений УК РФ ущербна, до недавнего времени обозначенная проблема была предметом рассуждения лишь некоторых ученых.
В настоящее время есть все основания полагать, что суды постепенно начинают менять свой подход к толкованию анализируемых положений УК РФ.
Сторонников «нетрадиционного» толкования вышеприведенных норм пока немного. В основном это судьи 3-го состава Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ. Ниже приведены выдержки из ряда вынесенных ими кассационных определений.

Дело в отношении братьев Никоновых.
По приговору Верховного суда Республики Карелия от 20.04.2011 Никонов Андрей (далее — Н.) осужден по: п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы; п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы; п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 21 году лишения свободы; на основании п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ, ст.70 УК РФ по совокупности преступлений к 21 году 3 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме.
За совершение аналогичных преступлений Никонов Артем (далее — Н.А.) осужден к 19 годам 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Н. и Н.А. признаны виновными в:
— разбойном нападении на А. группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;
— его убийстве группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем;
— неправомерном завладении автомобилем потерпевшего без цели хищения группой лиц по предварительному сговору.
Преступления были совершены в ноябре 2009 г. в Республике Карелия.
В суде кассационной инстанции сторона защиты просила приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство; сторона обвинения просила оставить приговор оставить без изменения.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ приговор в части квалификации действий осужденных по ст. 162 УК РФ изменила, мотивируя свое решение следующим образом.
Судом установлено и указано в приговоре, что осужденные Н. и Н.А. договорились между собой о совершении разбойного нападения на водителя такси с целью хищения его имущества, а также о его убийстве. Реализуя умысел на убийство потерпевшего и последующее хищение его имущества, Н. нанес потерпевшему А. не менее пяти ударов ножом, а Н.А. — удар кулаком и не менее двух ударов в голову обутыми ногами, после чего, убив А., они похитили принадлежащее ему имущество на сумму 8 тыс. руб.
Эти действия осужденных суд правильно квалифицировал как совершенное группой лиц по предварительному сговору убийство, сопряженное с разбоем, и как разбой.
В то же время такой квалифицирующий признак разбоя, как причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, осужденным вменен излишне. Они имели умысел на убийство, а не на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и умысел на убийство потерпевшего у них возник не во время разбоя, а до нападения на потерпевшего в целях хищения его имущества.
В то же время, поскольку разбой был совершен группой лиц по предварительному сговору и с применением предмета, используемого в качестве оружия, содеянное ими подлежит переквалификации с п. «в» ч. 4 ст. 162 на ч. 2 ст. 162 УК РФ. В соответствии с санкцией этой нормы наказание для осужденных Судебная коллегия Верховного суда РФ определила следующее:
Н. — 9 лет лишения свободы,
Н.А. — 8 лет лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 162, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ, путем частичного сложения наказаний Н. было назначено 19 лет лишения свободы; на основании ст. 70 УК РФ — 19 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых 5 лет в тюрьме.
Н.А., соответственно, назначено наказание в виде 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима (кассационное определение СК по уголовным делам ВС РФ от 20.07.2011 № 75-ОП-7).

Дело в отношении Данилова, Меркулова и Духановой.
По приговору Верховного суда Республики Татарстан от 20.06.2011 Данилов и Меркулов осуждены по п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105; по п. «в» ч. 4 ст. 162 (по эпизоду Талиповой); по п. «в» ч. 4 по ст. 162 (по эпизоду Бозжигитова), Меркулов; Духанова — также по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.
Кассационная инстанция изменила квалификацию содеянного виновными по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду Талиповой), указав следующее.
Судом установлено и указано в приговоре, что осужденные договорились между собой о совершении разбойного нападения на Талипову с целью хищения ее имущества, а также о ее убийстве. Реализуя умысел на убийство потерпевшей и последующее хищение ее имущества, Данилов непосредственно наносил руками, ногами и деревянной скалкой многочисленные удары потерпевшей, а Меркулов душил ее подушкой. Убив Талипову, они вместе с Духановой похитили принадлежащее ей имущество.
Эти действия осужденных Данилова и Меркулова суд правильно квалифицировал как совершенное группой лиц по предварительному сговору убийство, сопряженное с разбоем, и как разбой.
В то же время такой квалифицирующий признак разбоя, как причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, осужденным вменен излишне. Они имели умысел на убийство, а не на причинение потерпевшей тяжкого вреда здоровью, и умысел на убийство потерпевшей у них возник не во время разбоя, а до нападения на потерпевшую в целях хищения ее имущества.
Поскольку разбой был совершен группой лиц по предварительному сговору и с применением предмета, используемого в качестве оружия, содеянное ими подлежит переквалификации с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ.
Так как Духанова непосредственного участия в лишении жизни Талиповой не принимала, она также должна нести ответственность по ч. 2 ст. 162 УК РФ (кассационное определение СК по уголовным делам ВС РФ от 29.09.2011 № 11-О11-86сп).

Дело в отношении Хазраткулова и Холикова.
По приговору Новосибирского областного суда от 31.05.2011, постановленному с участием присяжных заседателей, Хазраткулов и Холиков осуждены по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Согласно приговору осужденные заранее договорились между собой о лишении жизни Раздобудько в процессе совершении разбойного нападения. Реализуя умысел на убийство потерпевшего и последующее хищение его имущества, действуя совместно и согласованно, группой лиц, Хазраткулов нанес Раздобудько неоднократные удары ножом, повлекшие, в том числе, повреждения, в результате которых наступила смерть потерпевшего на месте, а Холиков в это время схватил Раздобудько руками за ноги, удерживая того на диване, подавляя его сопротивление и обеспечивая Хазраткулову возможность беспрепятственно наносить эти удары ножом.
Эти действия осужденных Хазраткулова и Холикова суд правильно квалифицировал как совершенное группой лиц по предварительному сговору убийство, сопряженное с разбоем, и как разбой.
В то же время такой квалифицирующий признак разбоя, как причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему, осужденным вменен излишне. Они имели умысел на убийство, а не на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, и умысел на убийство потерпевшего у них возник не во время разбоя, а до нападения на потерпевшего в целях хищения его имущества.
Поскольку разбой был совершен группой лиц по предварительному сговору и с применением предмета, используемого в качестве оружия, содеянное ими подлежит переквалификации с п. «в» ч. 4 ст. 162 на ч. 2 ст. 162 УК РФ (кассационное определение СК по уголовным делам ВС РФ от 06.10.2011 № 67-О11-80сп).

Дело в отношении Михайленко, Цветкова и Солохина.
Парадокс, но бывает и такое: в основе правильной квалификации — ошибка судьи технического характера.
Волгоградским областным судом Михайленко, Цветков и Солохин признаны виновными в убийстве, сопряженном с разбоем, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
Согласно резолютивной части приговора от 02.08.2011 каждый из них был осужден к 5 годам лишения свободы:
— Михайленко — по п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ;
— Цветков — по п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162;
— Солохин — по п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 162.
При рассмотрении данного дела в кассационном порядке Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РФ были выявлены нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшие изменение приговора в отношении Солохина и Михайленко.
Так, суд, квалифицируя действия Солохина и Михайленко по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, назначил им наказание по п. «в» ч. 2 ст. 162, т. е. по норме, не предусмотренной уголовным законом.
Учитывая, что судом правильно установлен признак совершения разбойного нападения («группой лиц по предварительному сговору»), Судебная коллегия исключила указание суда на п. «в» из осуждения Михайленко и Солохина по ч. 2 ст. 162 УК РФ и постановила считать их осужденными по ч. 2 ст. 162, то есть как за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.
Поскольку указанная небрежность, допущенная судьей при постановлении приговора, повлекла изменение судебного решения в отношении Солохина и Михайленко, Судебная коллегия сочла необходимым обратить внимание председателя Волгоградского областного суда на данное нарушение для принятия соответствующих мер (кассационное определение СК по уголовным делам ВС РФ, частное определение СК по уголовным делам ВС РФ от 13.10.2011 № 16-О11-52).

Дело в отношении Иванова.
По приговору Пермского краевого суда от 07.07.2011 Иванов признан виновным в совершении разбойного нападения на Носкову и ее убийстве, сопряженном с разбоем. За совершение данных преступлений он осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Оценивая правильность квалификации содеянного виновным Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ констатировала: «юридическая оценка действиям Иванова по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, сопряженное с разбоем судом, дана правильно, поскольку убийство потерпевшей Ивановым совершено в процессе разбойного нападения, при этом нанесение Ивановым множественных ударов ножом в область жизненно важных органов свидетельствует о наличии у него прямого умысла на лишение жизни потерпевшей Носковой.
Вместе с тем приговор в части квалификации действий Иванова по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ подлежит изменению по следующим основаниям. Судом установлено, о чем указано в приговоре, что Иванов решил напасть на Носкову с целью хищения ее имущества и ее убийства, что затем им и было осуществлено. То есть, установлено, что умысел на лишение жизни потерпевшей сформировался у Иванова до совершения разбойного нападения, а причинение потерпевшей повреждений, в том числе тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, было направлено на ее убийство. Поэтому, учитывая данные фактические обстоятельства дела, направленность умысла Иванова, его действия следует переквалифицировать с п. «в» ч. 4 ст. 162 на ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия» (кассационное определение СК по уголовным делам ВС РФ от 11.10.2011 № 44-011-82).

Дело в отношении Поддубного.
Анализируемое ниже дело представляет особый интерес, ибо оно явилось предметом разбирательства в самой высшей судебной инстанции — Президиума Верховного суда РФ.
По приговору Ставропольского краевого суда от 20.03.2000 Поддубный был осужден по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы; по п. «а», «в», «д», «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 — к 16 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 20 годам лишения свободы, а с учетом положений ст. 70 УК РФ — к 21 году лишения свободы.
Определением Судебной коллегии по уголовным делам от 26.07.2000 приговор в отношении Поддубного был оставлен без изменения.
Постановлением судьи Георгиевского районного суда Ставропольского края от 09.10.2004 приговор в отношении него был приведен в соответствие с действующим законодательством.
Согласно приговору Поддубный виновен в том, что в марте 1999 г. вступил с Добриковым в предварительный сговор, направленный на совершение разбойного нападения на семью Ч. — Б. и К., в процессе которого предполагалось убийство обоих потерпевших.
27.03.1999 Поддубный и Добриков, вооружившись ножом, ворвались в квартиру к Ч. Там Добриков напал на Ч. Б., а Поддубный стал требовать от малолетнего Ч. К. выдачи денег и ценностей.
Потерпевшие были лишены жизни в результате совместных и согласованных действий обоих нападавших.
Осужденный Поддубный в надзорной жалобе просил смягчить назначенное ему наказание, исключить из приговора указание на применение к нему ст. 70 УК РФ, так как по предыдущему приговору к нему должен был быть применен акт об амнистии от 26.05.2000.
Президиум Верховного суда РФ, рассмотрев уголовное дело Поддубного по своей инициативе в полном объеме, пришел к выводу, что уголовный закон к осужденному был применен неправильно.
Во-первых, Поддубный незаконно был осужден по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство в целях сокрытия другого преступления), ибо осуждение по данному пункту исключает возможности квалификации действий виновного по всем иным пунктам ч. 2 ст. 105.
Во-вторых, наличие такого квалифицирующего признака разбоя, как причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, имеет место лишь в том случае, если вред причинен с целью завладения имуществом или удержания его. По делу Поддубного установлено, что он и его соучастник действовали в соответствии с договоренностью на убийство обоих потерпевших. Таким образом, Поддубный имел умысел на убийство, а не на причинение потерпевшим тяжкого вреда здоровью и этот умысел возник до нападения на потерпевших в целях хищения их имущества. Следовательно, действия осужденного подлежат переквалификации с. п. «в» ч. 3 ст. 162 на п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. 1996 г.).
В-третьих, Президиум Верховного суда РФ указал, что суд кассационной инстанции неправильно истолковал п. 11 и 12 постановления Госдумы «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» и исключил из приговора указание на применение к Поддубному ст. 70 УК РФ.
В результате вынесенные по делу судебные постановления были изменены:
— исключено осуждение Поддубного по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ;
— действия осужденного переквалифицированы с п. «в» ч. 3 ст. 162 на п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ (ред. 1996 г.), по которой наказание назначено 9 лет лишения свободы;
— исключено применение к осужденному ст. 70 УК РФ;
— на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний Поддубному назначено 19 лет лишения свободы (постановление Президиума ВС РФ от 05.10.2011 № 195-П11).

Определение Конституционного Суда РФ

Рассматриваемая в настоящей статье проблема была предметом анализа Конституционного суда РФ (определение КС РФ от 25.01.2012 № 165-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Колчина на нарушение его конституционных прав п. «з» части второй статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации»]).
По приговору от 08.04.1998 Колчин был осужден по п. «в» ч. 3 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Считая, что за одни и те же действия (причинение вреда здоровью) он осужден дважды, Колчин обратился в Конституционный суд РФ с жалобой на неконституционность положений п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, чем фактически оспорил сложившуюся судебную практику.
Несмотря на кажущуюся очевидность проблемы, КС РФ поспешил отказать в принятии жалобы Колчина, мотивируя свое решение следующими обстоятельствами.
Пункт «в» ч. 3 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ — самостоятельные нормы уголовного закона, которые не относятся друг к другу общая и специальная, следовательно, наказание виновному должно быть назначено по совокупности преступлений.
«Такой смысл данным нормам придается и правоприменительной практикой», — отмечается в данном определении, после чего следует ссылка на вышеприведенное постановление Пленума Верховного Суда РФ.
Данное определение трудно назвать законным и обоснованным, ибо Конституционный Суд РФ не разрешил проблему, а отмахнулся от нее. Никто не спорит с тем, что при совершении виновным двух и более преступлений наказание ему должно быть назначено по их совокупности. Заявитель оспорил не данное правило, а тот факт, что существующие формулировки уголовного закона не соответствуют Конституции РФ, ибо допускают возможность назначения наказания за одни и те же действия (причинение вреда здоровью) дважды.
Не убедительна и содержащаяся в данном определении ссылка на судебную практику, поскольку, как отмечалось выше и было показано на примерах, складывается она далеко не однозначно.

Основные научно-практические выводы

Приведенные примеры, безусловно, свидетельствуют об укреплении обозначившейся в российском уголовном судопроизводстве тенденции к гуманизации.
Как видим, всего десять лет назад многое толковались иначе: и положения акта об амнистии, и правила применения п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Особый интерес представляет новый подход к квалификации действий виновных при одновременном совершении ими разбойного нападения и убийства.
Впрочем, данные судебные решения пока вынесены по «конкретным» делам, вопрос о внесении соответствующих изменений в постановление Пленума Верховного суда РФ пока официально не обсуждается.
Об ограниченности распространения вышеприведенной практики свидетельствует и тот факт, что, несмотря на то, что Президиум Верховного суда РФ рассмотрел дело Поддубного в полном объеме, квалификацию Добрикова он пересматривать пока не стал…
Есть серьезные основания полагать, что после вынесения Конституционным судом РФ вышеприведенного определения, решение проблемы в очередной раз будет отложено, поскольку желающих оспорить мнение данной инстанции и прослыть либералом пока немного…
В этой связи удивляет неопределенность позиция специалистов в области уголовного права, которым хорошо известна история явно надуманной в середине 90-х годов прошлого века проблемы, ибо предыдущей УК РСФСР ее не знал. Нет данной проблемы и в законодательстве большинства других государств.
Действительно, что может быть общего между убийством и разбоем? Насилие? Его интенсивность? Но всегда ли есть необходимость точной дифференциации такого насилия?
Действующая конструкция ст. 162 УК РФ позволяет сделать вывод, что насилие в анализируемой норме обозначено авторами закона лишь в самых общих чертах. Оно, во-первых, всегда должно быть «опасным для жизни и здоровья». К таковому законодатель относит и «легкий вред здоровью», и «кратковременное его расстройство», а равно «вред здоровью средней тяжести» и «длительное расстройство здоровья», в то время как применительно собственно к причинению вреда здоровью ответственность в УК РФ тщательно дифференцируется (ст. 112, 115).
Во-вторых, в качестве квалифицирующего признака законодатель счел необходимым выделить лишь «причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего» (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ). Очевидно, что речь идет исключительно об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, о возможной в такой ситуации «смерти потерпевшего по неосторожности» законодатель умалчивает.
Анализ предложенных конструкций позволяет сделать вывод: осуществляя «раздел» и «объединение» различных составов преступлений, законодатель руководствовал лишь вкусом, ибо никакой логики в его действиях нет. Конституционный суд РФ рекомендовал правоприменителю исполнять действующий предписания закона, мотивируя свою правовую позицию по существу лишь тем, что конструкция нормы — право законодателя.
С подобной позицией можно было бы и согласиться, если бы утрата логических оснований на этапе формирования норм уголовного закона не вела к отсутствию логики в действиях правоприменителя, который, применяя п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, обязан усматривать не только смерть потерпевшего, что вполне логично, и еще и в рамках этой самой смерти тяжкий вред здоровью потерпевшего.
Чтобы устранить противоречие между вышеуказанными нормами УК РФ, некоторыми специалистами было высказано предложение: исключить из п. «з» ч. 2 ст. 105 словосочетание «сопряженное с разбоем».
Председатель 3-го судебного состава Верховного суда РФ В. В. Кузнецов, возражая против такой конструкции, привел классический пример:
Х., задумал совершить разбойное нападение на инкассатора, осуществляя свои намерения, он выстрелил в потерпевшего из пистолета, но в данный момент обнаружил, что застрелил другого человека.
Очевидно, что без сохранения существующий конструкции п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ все содеянное виновным не охватить. Как же тогда быть с двойной классификацией одних и тех же действий? Думается, приведенные выше примеры дать на данный вопрос четкий ответ: квалифицировать содеянное виновными по частям и пунктам ст. 162 УК РФ без п. «в» этой статьи.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.