Жалоба на действия следователя: Следственный комитет России не имеет правил

832
Лущай Юрий Кириллович
полковник милиции в отставке
Ветеран центрального аппарата МВД РФ (начальник организационно-аналитического отдела ГУБХСС), независимый эксперт, уполномоченный на проведение экспертиз нормативно-правовых актов на коррупциогенность.
На сегодня не существует ведомственного правового акта, который регламентирует правила рассмотрения в СК России жалоб на действия или бездействие следователей.

Верховный Суд РФ в августе 2016 года удовлетворил иск калининградских адвокатов, признав недействующим приказ СКР от 15.01.2011 № 1 «Об организации процессуального контроля в Следственном комитете Российской Федерации».

ВС РФ отметил, что требования приказа имеют нормативный правовой характер и затрагивают права граждан, однако он не прошёл необходимой государственной регистрации в Минюсте России.

Калининградские адвокаты обоснованно настаивали на том, что руководители вышестоящих следственных органов этим приказом незаконно лишены права рассматривать жалобы на действия следователя, по которым уже приняты решения его непосредственным руководителем. В результате ответы заявителям на последующие процессуальные жалобы в вышестоящие следственные органы ограничивались отпиской о ранее проведенной проверке их доводов.

Верховный Суд отклонил заявленные СК России возражения, при этом не счел необходимым подменять деятельность Минюста России и принимать решение по существу заявленных противоречий.

Новый приказ Следственного комитета о правилах процессуального контроля

В январе 2017 года, взамен отмененного, Следственный комитет подготовил новый приказ о рассмотрении жалоб на действия следователя. Этот документ сохранил прежнее название и предыдущие существенные противоречия. Минюст РФ возвратил его в СКР для устранения имеющихся нарушений.

Таким образом, на сегодня не существует ведомственного правового акта, который регламентирует правила рассмотрения жалоб на действия следователей в СК России.

Независимые эксперты, аккредитованные Минюстом, при оценке положения нового приказа СКР отметили более десяти противоречий между его пунктами и отдельные несоответствия нормам действующего федерального законодательства. При этом на сайте СКР до настоящего времени размещен прежний давно недействующий приказ. В СКР также не предприняли меры изменить практику рассмотрения жалоб на следователей.

Далее поясним, почему приказ нарушает права заявителей и Минюст РФ его не пропустил.

Читайте на тему

Как организован ведомственный контроль обжалования действий следствия

Возражения Следственного комитета в ВС поступили за подписью заместителя начальника отдела СКР, в то время как оспариваемый приказ подписал Председатель Комитета, а контроль за его выполнением возлагался на заместителей Председателя. Такое перепоручительство создаёт в СКР реальные возможности уклонения ответственных должностных лиц от возложенных на них прямых обязанностей.

В прежнем и новом приказах СКР не были учтены ранее уже решенные в судебной практике аналогичные вопросы по жалобам на действия следователей.

Пленум Верховного Суда РФ ещё в постановлении от 10.02.2009 №1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, (п.3) отметил:

«предметом судебного обжалования выступает не сам по себе отказ прокурора или руководителя следственного органа в удовлетворении обращения лица, а непосредственно те действия (бездействие) и решения органов дознания, их должностных лиц или следователя, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию».

Вышестоящее руководство не рассматривает жалобу на следователя

В системе Следственного комитета оказалась нарушенной именно прямая связь решений вышестоящих руководителей с исходными вопросами жалоб на следователей, которыми были непосредственно затронуты интересы заявителей. Без повторных оценок вышестоящим руководством оставались, как правило, решения следователя, ранее уже получившие одобрение его непосредственного руководителя. Ограничивалась возможность влиять на бездействия должностных лиц, находящихся в прямом подчинении.

Так, требование Следственного комитета о том, что первоначальное решение «обязан принимать руководитель следственного органа, в непосредственном подчинении которого находится должностное лицо, чьи действия (бездействие) и решения обжалуются», не подлежит сомнению. Однако это воспринимается как прямое ограничение прав вышестоящих руководителей использовать предоставленные им властные полномочия, не дожидаясь, пока подчиненный соизволит выполнить свои обязанности.

Противоречит логике требование СКР получать от подчиненного руководителя заключение на жалобу «об обоснованности доводов заявителя» на его же предыдущее решение и только при необходимости знакомиться с другими материалами. Это воспринимается как прямая обязанность ограничить проверку «заключением» того руководителя, чьи действия обжалуются. Вряд ли найдется тот, кто тут же признает свой формализм и выскажет несогласие со своим прежним решением, зная о том, что проверка и ответственность, как правило, не последуют.

Незаконная практика рассмотрения жалоб на действия следователя

В аппарате СКР и областных органах сложилась неправомерная практика рассмотрения жалоб на действия следователей в соответствии с требованиями Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». И это противоречиво поддерживается в статье кандидата юридических наук, руководителя кафедры Академии СКР Ю.А. Цветкова «Жалобы на следователей: почему адвокатов не с чем поздравить».

Однако названный Федеральный закон (п.2, ст.1)  не допускает возможности его применения при решении процессуальных вопросов по уголовным делам. Тот же ответ  мы найдём в ст. 7 УПК РФ. Конституционный Суд Российской Федерации дал разъяснение этого вопроса ещё в постановлении от 29.06.2004 №13-П. Но в приказах СКР, как старом отмененном, так и в новом, отправленном на доработку, это не нашло отражения.

Следовало бы всего лишь выделить следующие вопросы, относящиеся к требованиям, предъявляемым к процессуальным жалобам:

  • непосредственная связь обращений с конкретными решениями, действиями либо бездействием исключительно следователя или руководителя следственного органа, в обязанности которых это входит в соответствии с нормами УПК РФ либо приказами СКР;
  • процессуальный характер жалобы и прямая связь с конкретным уголовным делом либо материалами проверки заявления о преступлении;
  • обжалуемые процессуальные действия и процессуальные решения относятся к затрагивающим интересы заявителей. При этом следует учитывать, что ст.5 УПК РФ конкретно определяет понятия процессуальных действий и соответствующих решений.

При всей важности поднятой темы Ю.А. Цветков в опубликованной статье пытается свести проблему исключительно к отвлеченным рассуждениям. Он утверждает, что (цитата):

«В итоге разнятся только сроки рассмотрения жалобы: по ст. 124 УПК — это максимум 10 дней, а по Закону № 59-ФЗ — до 60 дней. Корень проблемы как раз в сроках».

 Обосновывает он свою позицию тем, что (цитата):

«Если заставить подразделения процессуального контроля жестко следовать срокам по ст. 124 УПК, то это может дать обратный эффект. Вместо изучения дел и  жалоб в центральном аппарате будут попросту дублировать постановления, вынесенные начальниками следственных органов на местах».

Вряд ли можно согласиться с такой точкой зрения уважаемого юриста.

Во-первых, УПК РФ предусматривает возможность рассмотрения процессуальных жалоб исключительно руководителем следственного органа

Федеральный закон №59-ФЗ допускает рассмотрение обращений должностным лицом, к которым относится инспекторский состав территориальных управлений и центрального аппарата СКР. Это не равнозначно для лиц, обратившихся за поддержкой. Заявители вынуждены преодолевать лишнюю незаконную инстанцию, дополнительно теряя, как правило, значительно больше одного месяца.

Немаловажным является то, что решение руководителя следственного органа, в отличие от инспектора, относится к процессуальным и подлежит безусловному исполнению следователем (ч.3, ст.39 УПК РФ).  Решение инспектора не подпадает под действия УПК РФ и не подлежит соответствующему обжалованию.

Во-вторых, предусмотренный ст. 124 УПК РФ 3-дневный срок рассмотрения жалобы законодатель не связывает с процессуальным оформлением его продления до 10 суток

В этом случае требуется простое уведомление заявителя. Следовательно, ст. 124 УПК РФ не исключает возможность  дальнейшего мотивированного продления срока вышестоящим руководителем.

Необходимо учесть, что отсутствие возможности обоснованного продления сроков рассмотрения жалоб на действия или бездействие следователей может в определенных случаях создавать сложность в обеспечении требуемых законодателем полноты и объективности оценки доводов заявителей, нарушить их права на доступ к правосудию, предусмотренный Конституцией РФ.

Следует также отметить, например, что установленный ст. 144 УПК РФ максимальный срок продления проверки заявления о преступлении на практике не редко превышается и такое обоснованное продление срока не принято считать нарушением.

В-третьих, в СКР уже сформировалась практика рассмотрения жалоб на следователей их непосредственным руководством

В Следственном комитете уже давно сформировалась только предполагаемая Ю.А. Цветковым практика рассмотрения только заключений нижестоящих руководителей и дублирования их выводов, при этом полностью используется весь месячный срок. Следовательно, вопрос не только и не столько в сроках.

Взаимосвязь сроков и полноты рассмотрения жалоб на действия следователя

Чтобы продемонстрировать порочную практику рассмотрения жалобы на действия следователей, приведем пример.

В апреле 2016 года в СКР из Администрации Президента Российской Федерации (исх. А26-16-35975271) поступило письмо потерпевших об общих организационных недостатках, связанных с разрешением ранее направляемых процессуальных жалоб.

Это письмо находилось в аппарате Следственного комитета РФ 2,5 месяца без рассмотрения.

Затем СК России перенаправил письмо по инстанции до районного следственного органа, и нарушение никем замечено не было. Тот же исполнитель оставил без ответа вопросы повторного обращения в СКР об ознакомлении с материалами рассмотрения жалобы за период её столь длительного нахождения в аппарате Следственного комитета. До этого там же заместитель начальника отдела в течение месяца рассматривал переданное в приемную СКР 30.10.14 заявление представителя малого предприятия о попустительстве руководителей Калужского областного Следственного управления должностным подлогам и оставил его без фактического разрешения. Его информация, направленная потерпевшим о взятии вопросов на контроль, оказалось простой отпиской.

Очередная жалоба представителей предприятия малого бизнеса ПО «Прогресс» о непринятии мер областным управлением по ранее сообщаемым фактам фальсификаций процессуальных документов, переданная на личном приеме первому заместителю руководителя Следственного управления той же Калужской области, пролежала там 4 месяца без движения. Потребовалось два напоминания заявителей, чтобы разыскать её и формально перенаправить в район. При этом грубые нарушения законных прав обратившихся руководитель СУ оценил только несвоевременной регистрацией обращения и подчиненному инспектору всего лишь объявил замечание!?..

Жалобы потерпевших на действия следователя

Особо следует выделить вопросы жалоб на следователей, затрагивающие предусмотренные законодателем права потерпевших, которые на практике реализовать весьма проблематично.

Право представлять доказательства не всегда означает необходимость их учета следствием. Они могут быть без обоснования отклонены с единственным доводом о том, что следователь вправе принимать решение самостоятельно и по своему убеждению.

Просьба потерпевшего на участие в заявленных им следственных действиях вовсе не рассматривается, так как это допускается с разрешения следователя. Игнорируется возможность участвовать потерпевшему в проверке поданной им жалобы, так как УПК РФ это не предусматривает, а указания в ФЗ-59 для этого случая уже не подходят. Следователи и их руководители зачастую игнорируют то, что УПК РФ относит потерпевшего и его представителя к стороне обвинения.

С таким отношением столкнулись представители малого предприятия ПО «Прогресс» ООО, лишенного преступлением своего имущества в особо крупных размерах и доведенного этим до банкротства. Следователи и руководители всех уровней следственных органов СКР по Калужской области на протяжении шести лет отказываются рассматривать представленные потерпевшими и подшитые в дело документальные доказательства, а также заявляемые факты фальсификаций процессуальных документов. Не способствует этому пятилетняя переписка с СКР.

Заявители там же не могут добиться конкретного рассмотрения своих доводов о мошенничестве с навязываемой им с применением угроз покупки подлежащего сносу незаконного самостроя и негодного по целям договора оборудования.

Руководитель Следственного управления по Калужской области седьмой год уклоняется от рассмотрения материалов и доводов потерпевших о регулярных фальсификациях выносимых следователями постановлений. В своих ответах он пишет, (цитата), что они: «содержат разъяснения по всем Вашим доводам, являются законными и обоснованными. При этом проверка законности и обоснованности решений об отказе в возбуждении уголовного дела по Вашему заявлению должностными лицами Следственного управления не осуществлялась». Аналогичные формулировки повторились в последующих ответах за весь этот период по возбужденному на требования прокуратуры уголовному делу. Так высокопоставленный руководитель умышленно либо по незнанию игнорирует предусмотренные ст. 52 Конституции РФ свои обязанности обеспечить потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Никто, кроме прокуратуры, не считал незаконными надуманные поводы к неоднократному прекращению уголовного дела за отсутствием события преступления. При этом следствием не отрицались факт документально подтвержденной пропажи продукции предприятия от хищений в особо крупных размерах и установленный полицией захват чужого имущества конкретными лицами с доказанными эпизодами его сбыта.

Просьбы исполнить должностные обязанности оценивают как угрозу правосудию

Обращение потерпевших о предоставлении информации, непосредственно предусмотренной Федеральным законом от 09.02.2009 №8-ФЗ,  УПК РФ и связанной с рассмотрением заявленных ими фальсификаций по конкретному приостановленному уголовному делу, руководитель Калужского управления в ответе представителю ПО «Прогресс» от 23.01.2017г. незаконно оценил как намерение вмешаться в деятельность органов Следственного комитета. При этом он проигнорировал то, что законодатель определил понятие «вмешательство в деятельность правоохранительных органов» как воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (статья 294 УК РФ). 

Не логично высокопоставленному юристу относить к «вмешательству» просьбы потерпевших сообщить информацию о предусмотренных приказами СКР процессуальных действиях, связанных с ведомственным контролем и принимаемыми мерами по неоднократно незаконно прекращаемому уголовному делу. К тому же эти процессуальные действия затрагивали непосредственные интересы заявителей, а организация такой деятельности являлась прямой обязанностью этого руководителя, что явно им не осуществлялось.

Круговорот безразличия и безответственности

Особую озабоченность вызывает то, что с каждым очередным прекращением одного и того же уголовного дела или отказом в его возбуждении новое обращение потерпевших всеми инстанциями незаконно расцениваются как первичные и жалобы на действия следователя возвращаются по цепочке в район.

Повторность ранее заявляемых и нерешенных вопросов всеми инстанциями игнорируется. На контроль такие жалобы не берутся, важность доводов заявителей не учитывается.

Если жалоба на действия следователя не решается на первой стадии, то заявители каждый очередной раз вновь вынуждены выдерживать последовательные отписки более семи исполнителей, вовлекаемых в поочерёдное рассмотрение их обращений.

В бюрократически замкнутом цикле каждый исполнитель, после непосредственного начальника следователя – заместителя руководителя районного отдела, стремился отобрать для проверки по одному месяцу: руководитель этого же отдела -2-й адрес обжалования, потом  незаконная инстанция - инспектор областного следственного управления, далее руководитель отдела процессуального контроля, затем заместитель руководителя областного Следственного управления. Только потом очередь могла дойти до руководителя областного следственного управления – это уже на 6-м этапе.  Лишь затем можно было бы обратиться в СКР, где в нарушении УПК РФ, приказа СК №17-07г. и п.2 ст.1 ФЗ-59. решение принимал неуполномоченный на то инспекторский состав,  не относящийся к руководителям следственного органа (ст. 124  УПК  РФ) -7-я ступень мытарств потерпевших.   

Так с учетом значительных перерывов на несвоевременное принятие следователем дела к производству, месячный срок возобновленного по указанию прокурора расследования, подготовку новых обращений и их пересылку по инстанциям один круг у потерпевших занимал около года!  И при этом из СКР жалоба регулярно возвращалась в СУ тому же руководителю, чьи действия конкретно обжаловались. Потерпевшим из СКР направлялись пожелания посетить этого руководителя на личном приеме или вовсе указывалось на то, что именно «поступившее в СКР обращение руководителем областного СУ не рассматривалось».

Не было для работников СКР важным, что заявители прилагали обжалуемые ими ответы и в тексте жалоб указывалось на бездействие этого высокопоставленного руководителя по другим ранее рассмотренным им же обращениям.

Общий срок раскрытия преступлений умышленно затягиватся уже до шести лет. После отмены постановления прокурором уголовное дело до двух месяцев не принималось следователями к производству, при допустимом сроке расследования не более одного месяца. В этот период потерпевшие не допускались к материалам дела и переадресованные для  приобщения к делу жалобы не рассматривались.

 Руководитель областного СУ длительное непринятие дела к производству и незаконные прекращения не считал служебными нарушениями, виновники при этом не наказывались и даже повышались в должности. 

Рядовому гражданину такие круговороты преодолеть невозможно!  Здесь глохнет крик души даже представителей юридического лица, доведенного рэкетом до банкротства. При этом добросовестным заявителям подстрочно приписывают ярлыки жалобщиков, подразумевающие кляузников. Однако ни одна из инстанций не могла сообщить о том, что заявленные потерпевшими доводы о фальсификациях не соответствуют действительности, а предъявленный ущерб никем из этих руководителей не был опровергнут!?..

В нарушение требований статьи 35 Конституции РФ захват имущества малого предприятия, лишение прав владеть и распоряжаться собственной продукцией, установленные эпизоды её присвоения по надуманным и опровергнутым потерпевшими мотивам  следователь и его руководители оценивают как обоснованные законные действия. Жалобы об этом отказывается рассматривать руководитель Калужского управления.

Нормы Конституции РФ рассмотрение жалоб на следователей

Лучшим комментарием к мнению к.ю.н. Ю.Цветкова и сложившейся практики служит Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.12 г. №19-П, где обращено внимание на несоответствие Конституции нормативных требований о порядке рассмотрения обращений, которые в силу неопределенности содержания порождают на практике неоднозначное их истолкование и, соответственно, возможность произвольного применения.

В СКР в целом изданы заслуживающие высокой оценки приказы, содержащие важные нормативно-правовые правила, но должного контроля и оценки результатов их применением не обеспечено. Рассматриваемый приказ СКР действовал с 2011 года и по сути не прекратил своего влияния.

За это пятилетие Следственный комитет, являясь крупнейшей федеральной юридической организацией, имеющей серьезный аналитический аппарат и мощный костяк юристов, не смог оценить опасность формирования на местах негативных тенденций, приводящих к существенным нарушениям законных прав участников уголовного процесса. По сути в СКР отсутствует должный механизм вскрытия и устранения возможности столь грубых ущемлений прав заявителей.

Конституционный Суд РФ обратил внимание на то, что лишение потерпевших и их представителей фактической возможности возражать против решений следственных органов, противоречат статьям 2, 18, 19 (часть 1), 45, 46, 52, 55 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации (цитата): «Из названных положений Конституции Российской Федерации и корреспондирующих их положений статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод следует, что правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

Нарушение процессуальных прав потерпевшего и обвиняемого в стадии предварительного расследования может лишить их эффективной Судебной защиты» (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.03 №18-П).

Остаётся надеется на существенные изменения системы сложившегося процессуального контроля в очередной редакции приказа СКР и на практике.

Представляется, что существенно улучшит положение с рассмотрением процессуальных жалоб обеспечение возможности заявителям участвовать в их рассмотрении, особенно по обращениям потерпевших. Считаем необходимым практиковать коллективное рассмотрение отдельных, особенно повторных жалоб с вызовом непосредственного руководителя следователя и приглашением заявителя. Отказ на заявленную потерпевшими просьбу об их участии в рассмотрении поданной жалобы должен быть достаточно мотивированным и обоснованным исключением.         

С дополнительными материалами, включая заключение по независимому мониторингу правоприменения в СКР, можно ознакомиться по запросу на  E-mail: Centr-Omega@mail.ru в Общественном центре поддержке прав потерпевших. 



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.