Комментарий к постановлению Пленума ВС РФ о применении судами норм главы 40.1 УПК РФ

1322
Возможно ли заключение досудебного соглашения о сотрудничестве с обвиняемым, если по своему уголовному делу он привлекается к ответственности в отсутствие соучастников. Какие решения, кроме обвинительного приговора, по итогам рассмотрения дела в порядке главы 40.1 УПК РФ может вынести суд
   

Хомицкая Татьяна Павловна, судья Верховного Суда РФ

Институт досудебного соглашения о сотрудничестве, сравнительно новый: он действует в течение последних 3 лет. Поэтому не удивительно, что в ходе обобщения практики его применения было выявлено несовершенство отдельных положений гл. 40.1 УПК РФ, порождающих различное их толкование и применение. Это в свою очередь, свидетельствуют об актуальности и своевременности подготовки постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» (далее – постановление № 16 или постановления Пленума).
Текст постановления Пленума выстроен по структуре: от общих вопросов к более частным. Прежде чем перейти к основным его положениям, хотелось бы отметить, что разработчики постановления попытались прописать определенный алгоритм действий судьи в случае поступления в суд дела в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве (далее – Соглашение), тем самым отвечая на вопросы судебного контроля процедуры заключения Соглашения и его последующей реализации.

Заключение соглашения при соучастии в совершении преступления

Как показала судебно-следственная практика, достаточно сложным и дискуссионным оказался вопрос о том, возможно ли заключение досудебного соглашения о сотрудничестве с обвиняемым, если по своему уголовному делу он привлекается к ответственности один, в отсутствие соучастников? А также вопрос: как действовать суду, если ходатайства о заключении Соглашения поступили от нескольких соучастников преступления?
В практике встречаются преступления, где по ряду дел о незаконном обороте наркотических средств досудебные соглашения о сотрудничестве были заключены с единственным обвиняемым по делу, который изобличал иных лиц, занимающихся сбытом наркотических средств. В таких случаях продавец и покупатель этих средств не являлись соучастниками - они субъекты самостоятельных преступлений. Тем не менее, нельзя не признать, что от заключения Соглашения в указанных случаях государство получало несомненную практическую пользу.
Следует отметить, что закон при буквальном его толковании (ст. 317.1 УПК РФ) говорит о возможности заключения соглашения только при изобличении соучастников преступления (в этом контексте не исключена возможность заключения Соглашения с лицом, который содействовал в изобличении участников иных преступлений, связанных с деяниями, за которые он привлекается к уголовной ответственности). Поэтому Пленум исходил из необходимости строгого соответствия закону, формулируя выводы, содержащиеся в п.2 постановления №16. К названному утверждению приводит и содержание пояснительной записки к закону, дополнившему УПК РФ главой, в которой указано, что институт досудебного соглашения вводился для борьбы с организованной преступностью и коррупцией, то есть - групповых преступлений.
В том же п. 2 постановления № 16 указано на решение вопроса о возможности заключения досудебного соглашения, в случае подачи ходатайств от нескольких соучастников, как на право прокурора.
При обсуждении указанных положений были и иные предложения. В частности, расширить возможность применения этого процессуального института, в том числе в отношении преступлений, не связанных с преступлениями, в совершении которых обвиняется лицо, подавшее ходатайство о заключении досудебного соглашения или возможности заключения досудебного соглашения только в части предъявленного обвинения. Такие предложения разрабатывались Следственным комитетом РФ, но поддержки не нашли.
Стоит отметить и то, что главный недостаток, так называемых «сделок с правосудием», юристы многих стран, где этот институт имеет многолетний опыт (США, Италии, Франции, а также Англии, которая применяет этот институт без особого рвения) видят в том, что обвиняемый может оговорить кого угодно, чтобы избежать наказания. Поэтому так важен взвешенный подход к определению субъекта такого Соглашения и возможность критического отношения к его волеизъявлению.

Соглашение при дознании

Разъяснения, содержащиеся в п. 3 постановления касаются возможности заключения досудебного соглашения с лицом, уголовное дело, в отношении которого расследуется в форме дознания. В данном случае Пленум исходил из того, что прокурором могут использоваться полномочия, предусмотренные ч.4 ст. 150 УПК РФ, в соответствии с которой, такое уголовное дело по письменному указанию прокурора может быть передано для производства предварительного следствия.

Заключение соглашения с несовершеннолетним

Решение ворса вопрос о том, возможно ли заключение досудебного соглашения о сотрудничестве с несовершеннолетним обвиняемым, потребовало серьезной проработки. В пункте 4 постановления Пленума дан отрицательный ответ на этот вопрос.
К такому выводу разработчики постановления пришли исходя и того, что судебное разбирательство в отношении несовершеннолетнего возможно только в общем порядке и это положение уже разъяснялось ранее Пленумом в постановлении от 01.02.2011 №1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних». Для того чтобы не ущемить права несовершеннолетнего обвиняемого, который активно содействовал органам предварительного расследования судам предлагается учитывать это обстоятельство при назначении несовершеннолетнему наказания, как смягчающее обстоятельство, за рамками применения ст. 62 УК РФ.
Вместе с тем можно отметить, что по данной проблеме имелись и другие предложения, а мнения судов разделились. Так, изначально было предложено прописать, что несовершеннолетний вправе ходатайствовать о заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве. При этом разъяснялось, что в судебном заседании уголовное дело следует рассматривать в общем порядке, с сохранением гарантий, установленных ч. 2 ст. 62 УК РФ. В судебной практике имеются подобные примеры.
Однако, как представляется, важным аргументом в пользу исключения несовершеннолетних из числа субъектов, с которыми возможно заключение досудебного соглашения о сотрудничестве, служит, то обстоятельство, что несовершеннолетний в случае заключения с ним такого соглашения подвергается угрозе личной безопасности со стороны лиц, которых он изобличает. Что, с учетом его возраста и развития, является еще большим фактором риска, в сравнении с ситуацией совершеннолетнего обвиняемого.

Выделение дел в  отношении лиц, заключивших соглашение

Одним из наиболее острых в практике являлся вопрос, ответ на который содержится в п. 5 постановления №16. А именно: во всех ли случаях уголовное дело в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, подлежит выделению в отдельное производство или это только право следователя, который должен оценить, не отразится ли выделение дела на всесторонности и объективности расследования?
Отвечая на вопрос Пленум принимал во внимание то обстоятельство, что необходимость выделения уголовного дела в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, исходя из смысла положений ст.ст. 154, 317.4, 317.9 УПК РФ обусловлена, в первую очередь, требованиями обеспечения мер безопасности, без чего этот новый институт будет способен полностью себя скомпрометировать. Очевидно, что обвиняемый заинтересован в соблюдении конфиденциальности.
Сомнение в обязательности выделения уголовного дела, по которому было заключено Соглашение, в отдельное производство обусловлено конструкцией ч. 1 ст. 154 УПК РФ, которая определяет возможность выделения дела, как право следователя, а не как его обязанность. Между тем положения ст. 317.4 УПК РФ о порядке проведения предварительного следствия в отношении обвиняемого, заключившего Соглашение, прямо указывают на то, что предварительное следствие проводится по уголовному делу, выделенному в отдельное производство. В этой связи было признано необходимым указать, что такое уголовное дело подлежит выделению в отдельное производство в целях применения судом особого порядка судебного заседания и вынесения судебного решения, то есть для обеспечения производства особого порядка рассмотрения дела.
Соответственно, как указано в том же п. 5 постановления №16, если уголовное дело не было выделено в отдельное производство и поступило в суд в отношении всех обвиняемых, суд обязан назначить предварительное слушание для решения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ.

Подготовка к судебному заседанию

Пункты 7, 8 и 9 постановления Пленума содержат разъяснения, касающиеся процессуальных действий суда при подготовке уголовного дела к судебному заседанию. Напомним, что решение вопроса об особом порядке судебного заседания не является согласно ч. 2 ст. 229 УПК РФ основанием для назначения предварительного слушания. Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 317.6 УПК РФ особый порядок проведения судебного заседания в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, применяется, если суд удостоверится, что государственный обвинитель подтвердил активное содействие обвиняемого следствию, а также досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено добровольно и при участии защитника.
Учитывая это положение, практика назначения судебного заседания в особом порядке в различных судах складывалась по-разному. В ряде случаев суды проводили специальное судебное заседание для решения этого вопроса с участием сторон.
При изучении данной процедуры, большинство судов высказались за то, чтобы решать вопрос об особом порядке судебного заседания единолично, без участия сторон, а затем, уже в судебном заседании выяснять соблюдены ли условия, указанные в ч. 2 ст. 317.6 УПК РФ. Аналогичный подход к подобной проблеме был применен в постановлении Пленума ВС РФ от 05.12.2006 № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел».

Участие потерпевшего

Важным элементом особого порядка рассмотрения уголовного дела в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. рассмотрения дел по нормам гл. 40.1 УПК РФ, является участие потерпевшего в процессе. В пункте 13 постановления Пленума содержатся разъяснения, которые основаны на правовой позиции, выраженной в определении Конституционного Суда РФ от 02.11.2011 № 1481-О-О.
Как следует из положений и выводов, содержащихся в данном определении, возражение потерпевшего против рассмотрения дела в особом порядке при наличии соглашения о сотрудничестве, не влечет за собой обязательного прекращения особого порядка и рассмотрения дела в общем порядке. Разработчики постановления №16 исходили из того, что цель данного института в конечном счете - публичная - борьба с преступностью. А интересы потерпевшего зачастую носят частный характер и ставить достижение публичных задач в зависимость от них нельзя.
Между тем это не означает, что потерпевший, гражданский истец и их представители не вправе выразить свое мнение по поводу рассмотрения уголовного дела в особом порядке. Поэтому судам дается разъяснение о необходимости рассмотреть доводы ходатайства потерпевшего (его представителя, законного представителя) и принять по нему мотивированное решение, которое в свою очередь может быть обжаловано сторонами, как промежуточное судебное решение, подлежащее обжалованию одновременно с принесением жалобы на итоговое судебное решение.

Судебное следствие и вынесение приговора

 Пункты 14 и 15 постановления Пленума посвящены разъяснениям вопросов о том, какие условия необходимо учитывать для вынесения приговора в особом порядке судебного разбирательства. К таковым относятся условия, указанные в ч. 2 ст. 317.6 УПК РФ. А именно, государственный обвинитель подтвердил, что обвиняемый активно содействовал следствию, а досудебное соглашение было заключено добровольно и при участии защитника.
 К числу таких же условий, по смыслу ст.ст. 316 и 317.7 УПК РФ относится и необходимость согласия подсудимого с предъявленным обвинением. В противном случае суд постановляет о рассмотрении дела в общем порядке.
 Вопросы, связанные с исследованием обстоятельств, которые в соответствии с законом подлежат проверке при особом порядке судебного разбирательства, раскрываются в п. п. 16 и 17 постановления Пленума. Внимание судов обращается на основную особенность этой формы судебного разбирательства - отсутствие судебного следствия в его традиционном понимании. Исследованию подлежат лишь обстоятельства, указанные в ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ, то есть, обвинение предъявленное подсудимому, и его доказанность остаются вне судебного исследования; состоятельность обвинительного заключения оказывается всецело под ответственностью органов уголовного преследования. Иначе говоря, предметом судебного исследования в подобных случаях является не преступление и обвинение, а само соглашение прокурора с обвиняемым о сотрудничестве.
При этом суд вправе исследовать не только материалы, имеющиеся в уголовном деле, рассматриваемом в порядке гл. 40.1 УПК РФ, но и другие документы, представленные сторонами, в том числе относящиеся к другим уголовным делам, возбужденным в результате сотрудничества с обвиняемым.

Прекращение особого порядка

 Важное, положение содержится в п.п.20 и 21 постановления Пленума. В них прописывается процедура прекращения судом особого порядка судебного разбирательства при наличии к тому законных оснований.
Подчеркивается, что при прекращении особого порядка новое судебное заседание назначается по правилам ст. 231 УПК РФ или если возникнут основания, то назначается предварительное слушание. Это означает, что после прекращения особого порядка судебного разбирательства судебное заседание считается закрытым и дело назначается к слушанию вновь судьей единолично. Назначая судебное заседание, суду необходимо своевременно известить стороны о дате, времени и месте судебного заседания, обеспечивая тем самым сторонам возможность для подготовки к судебному заседанию, где предполагается исследование всех фактических обстоятельств преступления, в котором обвиняется подсудимый.
Суть разъяснений, содержащийся в п. 21 постановления Пленума, сводится к тому, что не исключена возможность перехода из особого порядка, предусмотренного гл. 40.1 УПК РФ, в особый порядок, установленный гл. 40 УПК РФ. Более того, не существует и запрета перехода на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей. Такое право возникает у суда в тех случаях, когда будет установлено, что условия досудебного соглашения о сотрудничестве не соблюдены, однако не имеется препятствий для рассмотрения уголовного дела в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Либо при соответствующем ходатайстве стороны защиты и выполнении других обязательных условий, установленных УПК РФ для рассмотрения дела судом присяжных. (Тем более что, как уже было указано выше,  п.20 постановления разъясняет право суда на назначение предварительного слушания, на стадии которого решается вопрос о порядке судебного разбирательства.)
Надо отметить, что подавляющее большинство судов согласились с таким разъяснением. Единственным аргументом тех, кто возражал против этих положений являлась ссылка на ч.3 ст.317.6 УПК РФ, согласно которой в подобных случаях суд принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.
Однако, нельзя не учитывать то обстоятельство, что при подобном категоричном подходе не в полной мере обеспечиваются права подсудимого, который в этом случае не вправе будет рассчитывать на назначение наказания, предусмотренное ч.5 ст.62 УК РФ, при том, что он выразил согласие с предъявленным ему обвинением и просит рассмотреть дело в особом порядке. Помимо прочего, с точки зрения процессуальной экономии, возникает вопрос: стоит ли в этих случаях запускать непростой механизм судебного разбирательства с непосредственным исследованием всех собранных по делу доказательств? В контексте этих пунктов, можно заметить, что разработчики Пленума исходили из обеспечения конституционного права подсудимого, как на рассмотрение дела судом присяжных (если категория его преступлений подсудна этой форме судопроизводства), так и на рассмотрение дела по правилам гл. 40 УПК РФ.
Поэтому думается, что указание законодателем на переход разбирательства в общий порядок, в данном контексте, не препятствует реализации прав подсудимого и возможности применения указанных форм судопроизводства.

Судебные решения

Не простым является вопрос о том, какие решения вправе принимать суд по результатам рассмотрения уголовного дела в особом порядке в связи с досудебным соглашением о сотрудничестве. При определении позиции по нему было принято решение в п. 23 постановления Пленума обратить внимание судов на то, что гл. 40.1 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке в связи с Соглашением о сотрудничестве, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения.
В частности, содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, а само уголовное дело прекращено (например, в связи с изменением уголовного закона, истечением сроков давности, актом об амнистии и т.д.), если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Новое в назначении наказания

Пункты 24 и 25 постановления Пленума касаются вопросов назначения наказания, в том числе при неоконченном преступлении и совокупности преступлений. Подчеркивается, что при назначении наказания лицам, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, положения ч. 7 ст. 316 УПК РФ учету не подлежат.
Важно отметить определенное новое видение назначения наказания, заложенное Пленумом во втором предложении п. 24. В частности разъяснено, что в случае установления исключительных обстоятельств, а равно при активном содействии подсудимого раскрытию группового преступления суд вправе применить положения ст. 64 УК РФ, то есть назначить наказание ниже минимального предела, в том числе при наличии отягчающих обстоятельств. Это разъяснение было сделано с тем, чтобы суды могли более гибко подходить к применению норм ч. 2 ст. 62 УК РФ, которые, предусматривают, что в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве для назначения наказания в виде срока не более половины максимального срока, необходимо наличие двух условий: смягчающих обстоятельств и отсутствии отягчающих обстоятельств. Однако, авторами идеи досудебного соглашения о сотрудничестве было заложено, что такие соглашения в первую очередь призваны повысить эффективность борьбы с организованной преступностью. Действительно, как показывает практика, обвиняемые, ходатайствующие о заключении Соглашения, не редко, являющиеся членами ОПГ, имеют одну и более судимостей. В подобных и аналогичных ситуациях, прямолинейное следование норме ч.2 ст.62 УК РФ делает невозможным назначение более мягкого наказания обвиняемому, заключившему Соглашение. Это в свою очередь дискредитирует сам институт досудебного соглашения.   
В пункте 25 дается разъяснение, согласно которому снисхождение при назначении наказания, установленные ч.ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ, судам следует применять и в тех случаях, когда суд в силу тех или иных обстоятельств примет решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства, но при условии, что все обязательства, связанные с досудебным соглашением, подсудимым были выполнены. К такому выводу Пленум пришел на основании анализа положений ст. 62 УК РФ, из которых следует, что такие ограничения при назначении наказания применяются в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, то есть вне зависимости от того в общем или особом порядке рассматривалось уголовное дело. Важно, чтобы выполнены были все условия соглашения.
Действительно, думается, что подсудимый, выполнивший все взятые на себя обязательства, вправе рассчитывать на установленное законом снисхождение при назначении наказания, и в том случае, например, когда обвинение находит подтверждение лишь в его части и подсудимый не согласен с квалификацией его действий. Таким образом, ошибка, допущенная органами предварительного расследования при квалификации действий обвиняемого, не должна приводить к лишению его тех уголовно-правовых гарантий, которые установлены законом.

Не вошедшие разъяснения

Новизна процессуального института досудебного соглашения о сотрудничестве и, как следствие, отсутствие судебной практики по ряду позиций, закрепленных в законе, его сложность и неоднозначность не позволили разработчикам дать ответы на все вопросы, возникающие у судов и  участников уголовного судопроизводства.

Обжалование отказа прокурора заключить досудебное соглашение. Дискуссию вызвал вопрос о том, возможно ли обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ отказа прокурора от заключения с обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве. Высказывались разные точки зрения. В частности о том, что такое обжалование не может иметь место, поскольку соглашение предполагает добровольное волеизъявление двух сторон, в данном ситуации стороны обвинения и обвиняемого. В случае  обжалования, прокурору вменяется в обязанность заключить такое соглашение. По сути дела, таким образом, суд вмешивается в дискреционные полномочия одной из сторон процесса, отдавая предпочтение позиции стороны защиты.
Сторонники другой точки зрения полагали, что запрет на обжалование отказа прокурора заключить досудебное соглашение, ущемляет конституционные права обвиняемого на судебную защиту (на право обжаловать действия и решений должностных лиц).
Можно сказать, что представляется обоснованной позиция о том, что такое обжалование будет правомерным, только в случае нарушения прокурором процедуры вынесения соответствующего решения. Например, если отказ был осуществлен ненадлежащим прокурором.
Вместе с тем Пленум сознательно решил не касаться данного вопроса, поскольку, судебная практика на текущий момент не позволяет выработать обоснованную позицию.

Процедура пересмотра решения. Еще один вопрос, оставшийся за рамками постановления №16, связан с применением норм ст. 317.8 УПК РФ. Напомню, что данная норма предусматривает пересмотр приговора, вынесенного в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, если после назначения подсудимому наказания будет обнаружено, что он умышленно сообщил ложные сведения или умышленно скрыл от следствия какие-либо существенные сведения.
Закон лишь предписывает, что такой приговор подлежит пересмотру в порядке, установленном разделом XV УПК РФ. Остается не установленным, в каком порядке, по какой процедуре должен быть пересмотрен приговор. В данном случае очевидно, что имеет место правовой пробел, который может быть восполнен только законодателем.

В заключение можно отметить, что помимо новизны, институт досудебного соглашения весьма специфичен. Процесс заключения сторонами соглашения обладает рядом изложенных законодателем в гл. 40.1 УПК РФ, особенностей, в связи, с чем подвержен обоснованной критике, как со стороны ученых – процессуалистов, так и практических работников.
Вместе с тем, представляется, что довольно широкий спектр проблем будет решен. Это позволит в дальнейшем сформировать единообразную практику применения судами положений закона, регламентирующих порядок рассмотрения уголовных дел в отношении лиц, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве и позволит судам при постановлении приговора определять наказание, которое будет согласовываться с требованиями правовой соразмерности и справедливости по отношению к подсудимому и станет компромиссом в учете интересов потерпевшего при реализации задач уголовного судопроизводства.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Для адвоката клиент...

  • … всегда прав. Адвокат никогда не посоветует признать вину. Адвокат не может в силу закона идти против воли клиента. Если клиент говорит следствию и в суде, что дважды два это пять, адвокат должен его поддержать. 29.33%
  • …не всегда прав. Адвокат служит закону и правосудию. Правосудие не в том, чтобы виновным избежал ответственности, а в том, чтобы не засудили и в этом задача защитника. Иногда есть смысл уговорить клиента признать вину, чтобы получить наказание поменьше. 70.67%
Другие опросы

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.