Применение норм УК РФ о неправомерных действиях при банкротстве

893
В чем выражается неправомерность удовлетворения имущественных требований кредиторов по смыслу ст. 195 УК РФ. Когда преступления, предусмотренные этой статьей, будут считаться оконченными, если арбитражным судом не решен вопрос о ликвидации предприятия и имущество до конца не распродано
   

Скобликов Петр Александрович, д. ю. н., профессор Академии управления МВД России

Степень опасности деяний, связанных со злонамеренным банкротством, сложно переоценить. Не случайно специалисты ООН ещё в начале 1990-х гг., выделяя 19 наиболее опасных видов транснациональной организованной преступности, включали в этот перечень и злостное банкротство.
Для эффективной борьбы с изощренными проявлениями экономической преступности, в том числе и с рейдерскими захватами имущественных комплексов (которые обычно сопровождаются последующим растаскиванием захваченного имущества и нередко прикрываются процедурой банкротства), важно последовательно и наступательно применять уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за злостное банкротство, потому что в результате их нарушения российской экономике (и, как следствие, благосостоянию российских граждан) наносится огромный вред.

Нормы уголовного закона

Содержащаяся ныне в ст. 195 УК РФ «Неправомерные действия при банкротстве» фактически предусматривает три преступления сходной направленности.
Первое описано в ч. 1 данной статьи, это «сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб».
Второе описано в ч. 2 данной статьи, это на «неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника – юридического лица руководителем юридического лица или его учредителем (участником) либо индивидуальным предпринимателем заведомо в ущерб другим кредиторам, если это действие совершено при наличии признаков банкротства и причинило крупный ущерб».
Наконец, третье – в ч. 3 все той же статьи, это «незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации, в том числе уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, или имущества, принадлежащего юридическому лицу, в том числе кредитной или иной финансовой организации, в случаях, когда функции руководителя юридического лица, в том числе кредитной или иной финансовой организации, возложены соответственно на арбитражного управляющего или руководителя временной администрации кредитной или иной финансовой организации, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб».

Цифры статистики

Несмотря на длительное (15 лет) действие, приведенные уголовно-правовые нормы не нашли пока широкого применения в следственной и судебной практике.
Сложившееся положение не может быть объяснено редким совершением соответствующих преступлений. Потенциал в их выявлении демонстрирует статистика гражданско-правовых дел о банкротстве. В течение года в арбитражные суды России поступает приблизительно 35-40 тыс. заявлений о признании должников несостоятельными (банкротами). При этом следует принять во внимание, что по различным причинам далеко не каждый факт банкротства становится предметом рассмотрения арбитражными судами. Однако это не исключает ответственности лиц, которые совершают неправомерные действия при наличии признаков банкротства (части 1 и 2 ст. 195 УК РФ).
Более убедительным видится иное объяснение, состоящее в трудностях истолкования рассматриваемых уголовно-правовых норм правоприменителями как вследствие несовершенства правовой конструкции, так и сложности, запутанности, большой подвижности законодательства о банкротстве, к которому отсылают эти нормы.
Подтверждением тому являются, помимо прочего, обращения следственных работников и руководителей в научно-исследовательские учреждения, редакции периодических научных изданий с просьбой дать разъяснения, ответы на возникающие в практике непростые вопросы. В частности, такие обращения поступали из ГУВД Красноярского края, МВД по Республике Мордовия и др. Ряд вопросов, фигурирующих в таких обращениях, и будет рассмотрен в настоящей статье.
Не меньшее значение имеет уровень профессиональной подготовленности сотрудников органов предварительного расследования, прокуратуры и оперативно-розыскных аппаратов, степень их загруженности, существующие критерии эффективности их деятельности, уровень коррупционной зараженности, а также те установки, которые задаются руководителями и надзирающими органами.
Основной тренд современной российской уголовной политики последних лет – либерализация ответственности за экономические преступления. "Экономические преступники не представляют опасности для общества, они не убийцы и не должны сидеть в тюрьме". В различных интерпретациях данный постулат повторяется вновь и вновь, причем не только от сертифицированных правозащитников, общественных деятелей, журналистов, но и лиц, занимающих ключевые посты в государстве. Поэтому он не может не оказывать парализующего воздействия на правоприменителей.
Вместе с тем на региональном уровне все изложенное проявляется и преломляется по-разному (поскольку в одних местах сохраняется относительно стабильное профессиональное ядро, где люди работают по призванию, руководствуются требованиями закона и собственным правосознанием, в других – наблюдается большая текучка кадров и негативные традиции, в одних местах уровень коррупции среди сотрудников правоохранительных органов ниже, в других выше, и т. д.). Убедительное подтверждение тому можно найти, если провести сравнительный анализ выявляемости рассматриваемых преступлений в различных регионах страны.
Так, по количеству жителей столичный мегаполис в несколько раз (а то и в несколько десятков раз) превосходит иные регионы России, а тем более субъекты РФ. В Москве сконцентрирован крупнейший в стране экономический потенциал, зарегистрировано огромное количество юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Поэтому есть все основания полагать, что количество неправомерных действий при банкротствах, совершаемых в Москве, в несколько раз (или десятков, сотен раз) больше, чем на территории иных субъектов.
Однако согласно статистическим данным в 2009, например, в Москве было зарегистрировано только одно преступление, предусмотренное ст. 195 УК РФ, в то время как в соседних с ней Тверской и Тульской областях – 15 и 17 соответственно. Причем показатель последней такой же, как во всем Северо-Западном федеральном округе, включающем в себя второй по величине мегаполис страны (г. Санкт-Петербург) и еще семь областей, две республики и один автономный округ. Это, по мнению автора, наглядно демонстрирует зависимость правоприменительной практики от уголовной политики, проводимой в том или ином регионе, от добросовестности и профессионализма оперативных и следственных работников, сотрудников прокуратуры и судей.

Вопросы применения

Далее будут рассмотрены несколько важных вопросов, в поиске ответов на которые практические работники испытывают наибольшие трудности.

Неправомерное погашение задолженности. Один из первых вопросов, которые возникают у правоприменителей: в чем непосредственно выражается неправомерность удовлетворения имущественных требований кредиторов по смыслу ч. 2 ст. 195 УК РФ и с учетом положений законодательства о банкротстве?
Любое неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника, прямым следствием чего явилось причинение крупного ущерба другим кредиторам, образует объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ. При этом удовлетворением указанных требований будет передача кредитору имущества должника или права на такое имущество.
Неправомерность удовлетворения заключается в нарушении установленных федеральным законом правил удовлетворения требований кредиторов и выражается по разному в зависимости от того, возбуждено или нет в арбитражном суде производство по делу о несостоятельности (банкротстве), и от того, какие процедуры по отношению к должнику введены арбитражным судом, и какие меры им приняты.
При уголовно-правовой оценке содеянного надо также принимать во внимание, требования каких кредиторов удовлетворяются. Следует различать кредиторов по текущим платежам и кредиторов, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом. Среди последних, в свою очередь, надо различать конкурсных кредиторов и уполномоченные органы. Порядок удовлетворения их требований уже после введения арбитражным судом процедуры наблюдения существенно различается.
В зависимости от ряда обстоятельств могут быть введены следующие процедуры: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство. К примеру, с момента введения внешнего управления полномочия по управлению делами должника в полном объеме переходят к внешнему управляющему. Поэтому любое удовлетворение требований кредиторов субъектом, указанным в ч. 2 ст. 195 УК РФ, на этом этапе будет неправомерным.
На досудебной стадии, то есть когда производство по делу о несостоятельности (банкротстве) ещё не возбуждено, но закрепленные в законе признаки банкротства налицо, неправомерными являются: а) нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов или игнорирование требований привилегированных кредиторов с поочередным удовлетворением требований всех остальных и т. д.; б) нарушение пропорциональности удовлетворения требований кредиторов одной очереди; в) нарушение законодательного положения об удовлетворении требований кредиторов следующей очереди после полного погашения требований предыдущей очереди; г) несвоевременное (преждевременное) удовлетворении требований отдельных кредиторов и др.
Важно подчеркнуть, что обязательным условием рассматриваемого преступления является наличие соответствующего обязательства между должником и лицом, чье имущественное требование удовлетворяется. В противном случае (при неизменных иных условиях) в действиях виновного усматривается состав преступления, предусмотренного ч. 1 (а не ч. 2) ст. 195 УК РФ.

Оценка признаков банкротства. В следственной практике встает также другой вопрос. Является ли достаточным для вывода о присутствии необходимых признаков банкротства (как это понимается в ч. 1 и 2 ст. 195 УК РФ) наличие задолженности перед каждым кредитором в сумме, превышающей 100 тыс. руб., при условии, что задолженность не гасится свыше трех месяцев?
На данный вопрос нет простого и краткого ответа, поскольку для описания признаков банкротства законодателем использованы весьма сложные правовые конструкции. В законодательстве о банкротстве закреплены две группы признаков банкротства, любая из которых имеет уголовно-правовое значение, то есть при расследовании для установления состава преступления достаточно доказать наличие одной либо другой.
Первую группу признаков условно можно было бы назвать внешними признаками банкротства. Эти признаки, в свою очередь, варьируют в зависимости о того, кем является должник по своему гражданско-правовому статусу. Поэтому целесообразно различать две подгруппы таких признаков.
Если должник — гражданин (индивидуальный предприниматель), то законодатель выделяет пять признаков банкротства, которые должны быть в совокупности:
— должник не удовлетворяет требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) не исполнил обязанность по уплате обязательных платежей;
— соответствующие обязательства и (или) обязанность составляют в сумме не менее десяти тысяч рублей;
— обязательства и (или) обязанность не исполнены должником в течение трех месяцев и более с даты, когда они должны были быть исполнены;
— сумма обязательств и (или) обязанностей должника превышает стоимость принадлежащего ему имущества;
— требования кредиторов признаются должником или (при отсутствии признания) подтверждаются вступившим в законную силу решением суда (общей юрисдикции), а равно арбитражного суда, третейского суда; при этом требования уполномоченных органов об уплате обязательных платежей вместо судебных решений могут подтверждаться решением налогового органа, таможенного органа (принятым в установленном порядке) о взыскании задолженности за счет имущества должника.
Перечисленные признаки закреплены в п. 1 ст. 3 и п.п. 2, 3 ст. 6, п. 3 ст. 4, п. 3 ст. 7 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в действующей редакции (далее – Закон о банкротстве).
Если должник — юридическое лицо, то законодатель по общему правилу выделяет четыре признака банкротства, которые также должны быть в совокупности:
— должник не удовлетворяет требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) не исполнил обязанность по уплате обязательных платежей;
— соответствующие обязательства и (или) обязанность составляют в совокупности не менее ста тысяч рублей (независимо от размеров требований отдельных кредиторов);
— обязательства и (или) обязанность не исполнены должником в течение трех месяцев и более с даты, когда они должны были быть исполнены;
— требования кредиторов признаются должником или (при отсутствии признания) подтверждаются вступившим в законную силу решением суда (общей юрисдикции), а равно арбитражного суда, третейского суда; при этом требования уполномоченных органов об уплате обязательных платежей подтверждаются решениями суда или арбитражного суда, либо решением налогового органа, таможенного органа (принятым в установленном порядке) о взыскании задолженности за счет имущества должника.
Следует подчеркнуть, что каково соотношение суммы обязательств и (или) обязанностей должника – юридического лица со стоимостью принадлежащего ему имущества, в отличие от предыдущей подгруппы для определения признаков банкротства юридического значения не имеет.
Перечисленные признаки закреплены в п. 2 ст. 3, п. 3 ст. 4 и п. 2, 3 ст. 6 Закон о банкротстве.
Вторую (альтернативную) группу признаков банкротства условно можно назвать внутренними признаками банкротства. Эти признаки присутствуют, если наличествует любое из следующих обстоятельств:
— удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов по обязательствам, установленным судом или признанным должником, приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;
— обращение взыскания на имущество должника по требованиям, подтвержденным судом или признанным должником, существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;
— органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением о должника о признании его банкротом;
— органом, уполномоченным собственником имущества должника – унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о признании его банкротом;
— имеет место недостаточность имущества должника, т. е. превышение размера его денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей, установленных в предусмотренном законом порядке, над стоимостью имущества (активов) должника.
Перечисленные признаки закреплены в ст.ст. 2, 9 Закона о банкротстве.
Важно отметить, что независимо от того, используются ли правоприменителем внутренние или внешние признаки банкротства, подлежащие применению за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства неустойки (штрафы, пени), проценты за просрочку платежа, убытки в виде упущенной выгоды, подлежащие возмещению за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, а также иные имущественные и (или) финансовые санкции, в том числе за неисполнение обязанности по уплате обязательных платежей, не учитываются, если эти неустойки, проценты и другое не установлены судом. Это правило вытекает из положений п.п. 2 и 3 ст. 4 Закона о банкротстве.

Банкротство банков. Вместе с тем надо принимать во внимание, что для отдельных категорий должников предусмотрены особые правила банкротства и, соответственно, признаки их банкротства могут не совпадать с изложенными выше общими признаками (предназначенными для основной массы должников).
Так, к кредитным организациям не применяются правила, предусмотренные п. 3 ст. 6 и п. 2 ст. 7 Закон о банкротстве. Одновременно в п. 2 ст. 2 Федерального закона от 25.02.1999 №40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (далее — Закон о банкротстве КО) предусмотрены некоторые признаки банкротства, отличные от общих.
В итоге, как показывает системный анализ законодательства, внешние признаки банкротства кредитных организаций образует совокупность трех условий:
— должник не удовлетворяет требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) не исполняет обязанность по уплате обязательных платежей;
— соответствующие обязательства и (или) обязанность составляют в сумме не менее ста тысяч рублей (независимо от размеров требований отдельных кредиторов). Этот признак, закрепленный в п. 2 ст. 6 Закона о банкротстве, сохраняет свою силу применительно к кредитным организациям, так как в Законе о банкротстве КО нет указаний, что соответствующая норма к кредитным организациям не применяется. На необходимость её применения косвенно указывает и положение п. 4 ч. 2 ст. 20 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности». Там указано, что Банк России обязан отозвать лицензию на осуществление банковских операций в случае, если кредитная организация не способна удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение 14 дней с наступления даты их удовлетворения и (или) исполнения. При этом требования в совокупности должны составлять не менее 1000-кратного размера минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом;
— обязательства и (или) обязанность не исполнены должником в течение 14 дней и более после даты, когда они должны были быть исполнены.
Внутренние признаки банкротства кредитных организаций образует любое из следующих условий:
— стоимость имущества (активов) кредитной организации недостаточна для исполнения ее обязательств перед кредиторами и (или) обязанности по уплате обязательных платежей.
— достаточность капитала кредитной организации становится ниже 2%.
Важно подчеркнуть, что в этом случае подтверждать требования кредиторов вступившим в законную силу судебным решением, а также подтверждать требования уполномоченных органов об уплате обязательных платежей судебным решением либо решением налогового органа, таможенного органа не нужно. Указание на это исключение из общего правила содержится в ст. 50.4 Закона о банкротстве КО: «при обращении Банка России в арбитражный суд с заявлением о признании кредитной организации банкротом …не применяются правила, предусмотренные пунктом 3 статьи 6 …Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"».
Общий порядок также может меняться или меняется, если должник подпадает под действие специального закона (например, до 2009 г. действовал Федеральный закон «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса» или входит в особую категорию юридических лиц: градообразующая или сельскохозяйственная организации, стратегическое предприятие или естественная монополия, либо застройщик. (см главу IX Закона о банкротстве).

Момент окончания преступления

Следующий важный для практики вопрос связан с моментом окончания преступления. А именно, когда преступления, предусмотренные ст. 195 УК РФ, будут оконченными, если арбитражным судом не решен вопрос о ликвидации юридического лица и его имущество до конца не распродано?
Этот вопрос можно проиллюстрировать несколькими примерами, представленными работниками следственных органов в редакцию журнала.

Пример 1. Директор ООО «М-к» В. совершил сокрытие имущества ООО при наличии признаков банкротства, чем причинил ущерб в крупном размере.
Указанное деяние совершено при следующих обстоятельствах. 12.07.2006 между названым ООО и гр-кой Ш. был заключен договор подряда на строительство индивидуального жилого дома, по этому договору заказчица произвела оплату будущих работ. Договорные обязательства со стороны ООО «М» в установленный срок не были исполнены. Учитывая сложившуюся ситуацию, пострадавшая обратилась в районный суд с исковым заявлением о взыскании задолженности. Заявление было удовлетворено. С целью обеспечения исполнения принятого судом решения судебным приставом-исполнителем было арестовано имущество ООО «М» (гидравлический пресс, различные станки и др.). Однако должник длительное время препятствовал реализации арестованного имущества, задолженность оставалась непогашенной и тогда гр-ка Ш. обратилась в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника.
В связи с введением в отношении ООО «М» процедуры наблюдения арест с имущества должника был снят. Однако арбитражный управляющий (как и ранее судебный пристав-исполнитель) не сумел обнаружить ранее находившееся под арестом имущество ООО «М-к», а равно какое-либо иное. На его устные и письменные требования (врученные под роспись) представить имущество, директор ООО не реагировал, ничего о судьбе имущества не сообщил.
Изложенные факты дали основание полагать, что директором ООО «М-к» имущество этой организации укрывается от конкурсного управляющего для воспрепятствования включения его в конкурсную массу, или совершено его неправомерное отчуждение, либо уничтожение. Следователь возбудил уголовное дело по ст. 195 УК РФ, но прокурор постановление следователя отменил со ссылкой на то, что в ходе конкурсного производства в будущем имущество должника может быть обнаружено, требования кредиторов удовлетворены, что не дает оснований для вывода о причинении потерпевшим крупного ущерба. А это обязательный признак предусмотренных ст. 195 УК РФ преступлений, в отсутствие которого нет оснований для возбуждения уголовного дела.

Пример 2. Гр-н Иванов обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1, 2 ст. 195 и ч. 1 ст. 201 УК РФ. Из материалов уголовного дела № … следует, что в период с 29.06 по 30.10. 2009 Иванов, являясь генеральным директором ОАО «П-ка», председателем совета директоров, крупнейшим акционером и председателем общего собрания акционеров указанного ОАО, и, соответственно, зная о неудовлетворительном финансовом состоянии, наличии просроченной задолженности свыше трех месяцев перед кредиторами ОАО, то есть о наличии признаков банкротства, использовал свои полномочия вопреки законным интересам должника и кредиторов, совершил отчуждение основных средств и оборудования указанного ОАО на сумму более 8 млн. руб. в ООО «К-а», руководителем которого является его сын, что привело к невозможности должника удовлетворить требования кредиторов второй и третьей очереди на общую сумму 7 611 683 руб., и неправомерно удовлетворил имущественные требования отдельного кредитора — ООО «К-а» на сумму 3 841 140 руб. заведомо в ущерб другим кредиторам.
Следователь подготовил обвинительное заключение по данному уголовному делу и представил его на утверждение прокурору. Однако последний заключение не утвердил со ссылкой на то, что нет данных о том, что потерпевшим по уголовному делу причинен ущерб, ведь процедура конкурсного производства не завершена, оценка имущества в полном объеме не проведена и неизвестно, в каком объеме (возможно — в полном) удовлетворятся требования кредиторов за счет имеющегося имущества должника в период конкурсного производства.

Рассматриваемые преступления имеют материальный состав и являются оконченными с момента причинения крупного ущерба. Основной (прямой) ущерб от совершения этих преступлений выражается в невозможности погашения долга за счет того имущества должника, которое скрыто, отчуждено, неправомерно перешло к отдельным кредиторам (или одному кредитору) и т. д.,   имущества, на которое мог бы рассчитывать при погашении долга пострадавший кредитор (кредиторы). Поэтому рассматриваемые преступления окончены с момента утраты соответствующего имущества или прав на него должником при условии, что размер ущерба является крупным.
Должник считается ликвидированным с момента внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц. Основанием для внесения этой записи в соответствующий реестр является определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства (п. 3 ст. 149 Закона о банкротстве). Однако факт завершения или незавершения конкурсного производства (в ходе которого реализуется принадлежащее должнику имущество, а вырученные средства распределяются между кредиторами) прямо не связан с решением вопроса о том, окончено ли преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 195 УК РФ. Ведь факты реализации имущества должника в установленном порядке, его ликвидации и даже признания должника банкротом со стороны арбитражного суда не являются обязательными признаками соответствующего состава преступления.

Если арбитражный управляющий предпринял все возможные в конкретных условиях меры для отыскания имущества должника, но стоимость собранной им конкурсная масса ниже установленных требований кредиторов, вывод о причинении им ущерба очевиден и не требует подтверждения арбитражного суда; данная оценка является прерогативой суда, в производстве которого находится уголовное дело. Суд может прийти к достоверному выводу по этому вопросу на основании собранных вещественных доказательств, документов, показаний свидетелей, результатов проведенных ревизий, учитывая разъяснения специалистов, заключения экспертов и т.д.
Более того, надо указать, что даже если некий кредитор является единственным, кто в соответствии с законом попадает в первую очередь в ходе конкурсного производства, и обнаруженного имущества должника достаточно для удовлетворения требования этого кредитора, данный факт еще не дает оснований для вывода о том, что кредитору неправомерными действиями со стороны должника не причинен вред, потому что несвоевременное погашение задолженности влечет убытки кредитора. Не получив своевременно ему полагающееся, кредитор по этой причине может не исполнить свои обязательства перед третьими лицами и быть подвергнут за различным санкциям. Несвоевременное погашение задолженности в крупном размере причиняет вред деловой репутации кредитора и т. д.

Рекомендации следственным органам

Следует заметить, что по данному вопросу в доктрине уголовного права нет существенных расхождений. Поэтому его (поставленный вопрос) целесообразно трансформировать в иной: что могут предпринять следователь или руководитель следственного органа, столкнувшись с описанными выше проблемными ситуациями?
Во-первых, в некоторых предусмотренных УПК РФ случаях следователь вправе обжаловать решения (а также действия и бездействие) прокурора вышестоящему прокурору (ч. 4 ст. 125 УПК РФ). К таким случаям относится несогласие следователя с решением решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, а также о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков. При этом следователь должен заручиться согласием руководителя следственного органа (п. 5 ч. 2 ст. 38 УПК РФ). Порядок обжалования установлен ч. 4 ст. 221 УПК РФ.
Во-вторых, если по тем или иным причинам следователь считает, что ему не с руки обращаться с соответствующим ходатайством к вышестоящему прокурору, он может порекомендовать пострадавшему от преступления лицу или его представителю самостоятельно подать жалобу вышестоящему прокурору. Указанные лица наделены таким правом в соответствии с ч. 1 ст. 123 УПК РФ и заинтересованы в его реализации. При этом следователь мог бы дать необходимую юридическую консультацию и оказать методическую помощь в составлении жалобы.
В-третьих, если обращение к вышестоящему прокурору не имело успеха или оно изначально видится бесперспективным, следователь может порекомендовать пострадавшему от преступления лицу или его представителю подать жалобу в суд в порядке ст. 125 УПК РФ. Важно отметить, что сам следователь правом обращения в суд не наделен.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Для адвоката клиент...

  • … всегда прав. Адвокат никогда не посоветует признать вину. Адвокат не может в силу закона идти против воли клиента. Если клиент говорит следствию и в суде, что дважды два это пять, адвокат должен его поддержать. 29.33%
  • …не всегда прав. Адвокат служит закону и правосудию. Правосудие не в том, чтобы виновным избежал ответственности, а в том, чтобы не засудили и в этом задача защитника. Иногда есть смысл уговорить клиента признать вину, чтобы получить наказание поменьше. 70.67%
Другие опросы

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.