Ответственность за возбуждение ненависти либо вражды и унижение человеческого достоинства

1248
Как прокурорам рекомендуется определять возбуждающую ненависть информацию. Каковы разъяснения Верховного суда РФ по оценке деяний по статье 282 УК РФ и их пробелы
   

Тюнин Владимир Ильич, д. ю. н., профессор, профессор кафедры уголовного права Санкт-Петербургского Университета МВД России

О наличии на сегодня проблем межнационального и религиозного характера и необходимость их решения, наверное, излишне напоминать. Для противодействия ксенофобии государство применяет различные меры правового характера, в том числе использует и уголовное законодательство. Но, закон, а тем более уголовный, разумеется, неспособен снять противоречия и проблемы межнационального и религиозного характера, задача его куда как скромнее. Предупредительная сила уголовного закона в современном мире не столь высока как бы того хотелось.
На сегодня уголовный закон РФ устанавливает целый ряд статей карающих за поведение, выходящее за рамки цивилизованных отношений и грозящих непредсказуемыми последствиями. Среди них норма об ответственности за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ).

Недостатки нормы УК РФ

Правоприменительная практика ст. 282 УК РФ вызывает многочисленные вопросы. В российском обществе существует точка зрения о том, что ст. 282 УК РФ противоречит общепринятым принципам криминализации деяний признаваемых преступными. Ниже будут приведены примеры, которые, могут трактоваться, как нарушение права на свободу выражения мнений и позиций, гарантируемых Конституцией РФ (ст. 29) являются проявлением неограниченного усмотрения представителей правоохранительных органов.
Основной проблемой теоретического плана является так называемая законодательная неопределенность установленного уголовно-правового запрета. При неопределенном запрете, возможно, как злоупотребление субъективным правом, так и его чрезмерное ограничение. В последнем случае такое ограничение грозит привлечением к уголовной ответственности.

В январе 2010 года житель Костромы Роман Замураев, обвинявшийся по ч. 1 ст. 282 УК РФ в связи с распространением в Интернете признанной экстремистской листовки «Ты избрал — тебе судить!» (материал газеты «Дуэль»), обратился в Конституционный Суд РФ с заявлением, в котором указал, что «норма уголовного закона о преследовании за разжигание вражды по признаку принадлежности к «социальной группе» противоречит Конституции РФ и общепризнанным нормам по правам человека, поскольку носит абсолютно неконкретный характер и создаёт условия для неконституционного ограничения свободы слова и идеологического плюрализма». 22 апреля 2010 года Конституционный Суд РФ своим определением № 564-О-О отказал в рассмотрении жалобы Замураева, указав что «норма направлена на охрану общественных отношений, гарантирующих признание и уважение достоинства личности независимо от каких-либо физических или социальных признаков, и устанавливает уголовную ответственность не за любые действия, а только за те, которые совершаются с прямым умыслом, направленным на возбуждение ненависти или вражды, унижение достоинства человека или группы лиц, в связи с чем неопределенности не содержит и сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя». 01.11.2010 Свердловский районный суд г. Костромы вынес оправдательный приговор, 21.12.2010 Костромской областной суд вынес кассационное определение, оставившее оправдательный приговор в силе.

Вполне определенно, хотя быть может несколько эмоционально, в свое время высказался профессор В. В. Лунеев по поводу близкой к ст. 282 УК РФ нормы ст. 280 УК РФ: «Криминализация экстремизма открывает неограниченные возможности давления, в частности преследования неприкаянной и брошенной молодежи и всех прочих инакомыслящих». Профессор Н.Ф. Кузнецова подвергла сомнению необходимость криминализации действий по ст. 282 УК РФ. Анализируя признаки преступления, она писала: «Достаточно ли считать таковыми признаки «публичности» и «использование СМИ», которые предусмотрены в ч. 1 ст. 282 УКРФ? Пока ксенофобские мотивы не объективировались в приготовлении, покушении, оконченном конкретном преступлении, соучастии в них, наказывать за ксенофобские мотивы, хотя бы и публично выраженные, — значит отступить от принципов законности о ненаказуемости мнений и убеждений и равенства защиты интересов всех наций и этнических групп».

Европейский опыт

В зарубежном уголовном законодательстве Европейских государств существуют аналоги статьи, устанавливающей ответственность за возбуждение (разжигание) вражды (розни, ненависти) по тем или иным признакам. Ответственность за подобные деяния установлена в Германии, Франции, Дании и Нидерландах есть законодательство, допускающее осуждение за высказывания, возбуждающие рознь, независимо от наличия умысла и возможных последствий. Так, Верховный суд Нидерландов постановил: «Является ли оскорбительным для группы лиц высказывание в их адрес относительно их расы и (или) религии определяется природой самого высказывания, а не намерением того, кто его публикует». Во Франции по закону о разжигании розни и клевете на группу лиц был осужден редактор газеты за публикацию злобной антисемитской статьи, которую он, по его утверждению, опубликовал, не прочитав, что свидетельствует об отсутствии требования наличия умысла. В 1990 году в Уголовный кодекс Франции было внесено дополнение о том, что отрицание или даже постановка под сомнение факта геноцида евреев нацистами является преступлением независимо от умысла виновного. Основой этих запретов являются международно-правовые акты, имеющие высшую силу, при условии признания их неотъемлемой частью национального законодательства.
Уголовно-правовой запрет за рассматриваемые действия покоится на международном законодательстве. Международно-правовые стандарты, направленные против злоупотреблений свободой слова, информации, выражения своего мнения, определены, например, в статьях Международного пакта о гражданских и политических правах,6 Всеобщей декларации прав человека и др. В статьях Международного пакта о гражданских и политических правах, например, предусматриваются права на свободу мысли, совести и религии (ст. 18), придерживаться своих мнений и свободно выражать свои мнения (ст. 19) и одновременно запрещаются пропаганда войны и всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти (ст. 20).

Деяние по статье 282 УК РФ

Прежде чем перейти к практическим сложностям применения нормы ст. 282 УК РФ, есть смысл проанализировать ее текст с целью ответить на вопрос, действительно ли она соответствует принципу правовой определенности.
Диспозиция ст. 282 УК РФ звучит следующим образом: «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе...». Названные действия должны быть совершены публично или с использованием средств массовой информации. В данном виде закон существует после поправок, внесенных ФЗ РФ от 08.12.2003 № 162-ФЗ. Основные изменения проявились в том, что наряду с термином «вражда» законодатель использовал термин «ненависть», из текста изъяты слова «а равно пропаганда исключительности, превосходства, либо неполноценности граждан».
В УК РСФСР 1960 года долгое время существовала норма ст. 74, в которой ответственность была предусмотрена за пропаганду или агитацию с целью возбуждения расовой или национальной вражды или розни, а равно прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой или национальной принадлежности. Таким образом, деяние выражалось в пропаганде и (или) агитации. Пропаганда (от лат. propaganda – подлежащее распространению) означает распространение идей в обществе с целью формирования у масс определенного мировоззрения. Агитация (от лат. agitation – приведение в движение, побуждение к чему-либо. Аналогичные определения даются в современных источниках информации. В контексте ст. 281 УК РФ содержание такой пропаганды и (или) агитации должно возбуждать ненависть либо вражду по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе.

Позиция Пленума ВС РФ

Руководствуясь желанием минимизировать последствия неверного применения уголовного закона, Пленум Верховного Суда РФ принял постановление от 28.06.2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» в котором даются рекомендации, в том числе по применению ст. 282 УК РФ.
Рекомендации по оценке признаков объективной стороны преступления предусмотренного ч.1 ст. 282 УК РФ изложены в п.п. 7, 8 постановления. Согласно позиции Пленума, формой действий направленных «на возбуждение ненависти либо вражды следует понимать высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц» (п. 7). В пункте 8 постановления вновь говорится о такой форме действий, каковыми являются высказывания в виде суждений и умозаключений. Содержание таких суждений и умозаключений не раскрыто, по смыслу они должны преследовать цель возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоинство человека либо группы лиц по определенным признакам, содержащимся в ст. 282 УК РФ.
С характером высказываний как направленных на возбуждение ненависти либо вражды приведенных в п.7 постановления вполне можно согласиться, но это лишь примерный перечень. В п. 8 Пленум допускает возможность квалификации по ст. 282 УК РФ высказываний суждений и умозаключений о фактах межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений при наличии соответствующих целей. Еще одной формой преступных действий названо распространение экстремистских материалов включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, если это делается в целях указанных в ст. 282 УК РФ.
В разъяснениях Пленума ВС РФ не сказано о подстрекательском характере всех высказываний и распространяемых материалов. Однако, подразумевается, что материалы, включенные в федеральный список экстремистских материалов потенциально, могут возбудить ненависть либо вражду.
Представляется, что для вменения ст. 282 УК РФ необходимо, чтобы распространяемый материал был признан экстремистским, причем по признаку возбуждения ненависти либо вражды, унижения человеческого достоинства и распространялся именно с целью возбуждения таковых.
Собственно говоря, в постановлении Пленума вопрос о такой способности и не ставиться, акцент делается на цели, с которой совершаются высказывания или осуществляется распространение экстремистских материалов. Цель, являющаяся признаком субъективной стороны преступления, подлежит наряду с иными признаками доказыванию. О цели свидетельствует в частности форма и содержание высказываний, (примеры таковых ранее были приведены), способ, избираемый для распространения информации, обстановка сопутствующая совершению деяния. Сказанное относится и к распространению материалов экстремистского содержания. На наш взгляд, в Постановлении могли бы найти закрепление вопросы, связанные с оценкой наличия или отсутствия указанной цели. В научной литературе подчеркивалась необходимость указания экстремистской мотивации совершения рассматриваемого преступления. Действующая редакция уголовно-правовой нормы не дает основания считать такими мотивами исключительно мотивы экстремистские (мотивы ненависти и вражды). Поэтому под действие ст. 282 УК РФ могут подпадать действия лиц руководствующихся иными мотивами, например, корыстным мотивом.

Определение «преступной» информации

По мнению ученых, текст постановления Пленума ВС РФ мог бы включить более четкие положения, способствующие разграничению преступления от административно наказуемых деликтов. В научной литературе по рассматриваемой проблеме высказывается мысль о «сужении» правового поля ст. 282 УК РФ посредством закрепления в норме права направленности самих суждений, материалов, умозаключений воздействовать на сознание людей таким образом, чтобы вызвать ненависть либо вражду. По мнению того же С. М. Олейникова следует ограничить понятие «действия направленные на…» в тексте ст. 282 УК РФ действиями, состоящими в пропаганде.
В разработанных НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ и Отделе по надзору за исполнением Законов о межнациональных отношениях Генеральной прокуратуры РФ Методических рекомендациях «Об использовании специальных познаний по делам и материалам о возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды» предлагается следующая трактовка возбуждающей информации, в смысле ст. 282 УК РФ – «…которая содержит отрицательную эмоциональную оценку и формирует негативную установку в отношении определенной этнической (национальной), расовой (антропологической), конфессиональной (религиозной) группы или отдельных лиц как членов этой группы, подстрекает к ограничению их прав или к насильственным действиям против них. Подобная информация, как правило, порождает напряженность в обществе, нетерпимость к сосуществованию людей разных рас, национальностей и вероисповеданий, поскольку создает благоприятную почву для конфликтов».

Проблемы экспертизы

Однако здесь возникает закономерный вопрос о том, кто определяет характер такой информации как способной оказывать соответствующее воздействие на людей, побуждая их потенциально к противозаконным действиям в отношении «иных», «чужих» для них людей? По делам о возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства назначаются и проводятся экспертизы. Заключение эксперта (экспертов) ложится в основу не только принятия решения о возбуждении уголовного дела по признакам преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. ст. 280, 282 УК РФ, но и приговора суда. Правоприменительная практика изобилует примерами заключений экспертиз, в которых эксперты приходят к прямо противоположным выводам.
Так, в судебном заседании 28.12.2011 суд отказал Томской областной прокуратуре в признании экстремистской «Бхагавад-гиты как она есть». Свое решение суд обосновал тем, что «авторы первой, томской, экспертизы не подтвердили устно свои выводы, а из экспертизы кемеровских специалистов не следует, что книга разжигает вражду и побуждает к насильственным действиям». Прокуратуру вердикт суда не устроил, и в январе 2012 года ведомство подало апелляционное представление на решение суда. Ленинский районный суд удовлетворил апелляционную жалобу и возбудил апелляционное производство, передав дело в Томский областной суд, который 21.03.2012 оставил решение районного суда без изменения.

В Институте Европы РАН в ходе круглого стола, посвященного проблемам проведения религиоведческой экспертизы Р. Лункин отметил, что «экспертизы и решения по этим делам …не выдерживают никакой критики с точки зрения логики и тем более науки, и наносят большой урон государственной политике в сфере религии». В этом контексте уместно напомнить роль фальсифицированных заключений экспертиз по делам о «врагах народа». В основу приговора решившего судьбу Б. Корнилова легло заключение критика Лесючевского проводившего «литературоведческую экспертизу» на стихи поэта. Критик пишет: «В этих стихах много враждебных нам, издевательских над советской жизнью, клеветнических и т.п. мотивов. … Корнилов цинично пишет о советской жизни (якобы о мире природы): «Я в мире тесном и пустом…/здесь все рассудку незнакомо…/ здесь ни завета, / ни закона, / ни заповеди, / ни души…».
В научной и публицистической литературе высказываются и иные предложения направленные на реформирование ст. 282 УК РФ. Так, например, эксперты «Совы» считают необходимым изменить редакции ст. 280 и 282 УК РФ для чего «обозначить, что экстремистская деятельность – это только призывы к насилию, а все остальное из закона убрать», включая размытую формулировку о неких «социальных группах».

Проблемы определений в диспозиции статьи 282 УК РФ

Рассмотрим некоторые частные случаи, связанные с проблемой квалификации и пониманием тех или иных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ.

Разграничение составов статей 280 и 282 УК РФ. Профессор П. С. Яни пытается ответить на вопрос о том, какую из статей (280 или 282 УК РФ) следует применять, если деяние состоит в призывах к действиям направленным на возбуждение ненависти, вражды по признакам пола и т. д. По мнению автора, упоминание термина «в тексте ст. 282 УК РФ позволяет «вражда» позволяет применить ст. 282 УК РФ в тех случаях, когда деяние, предусмотренное ст. 280 УК РФ карает менее строго, нежели чем первая норма. Не вдаваясь глубоко в анализ сделанных рассуждений, заметим, что вывод автора не лишены основания. Верховный Суд РФ определил, что ст. 282 УК РФ представляет собой кроме всего прочего и частный случай публичных призывов к экстремистской деятельности. Если применять алгоритм квалификации, предложенный профессором П. С. Яни это, несомненно, усилит репрессивность наказания в отношении виновного лица, но насколько это целесообразно, к тому же рассуждения автора весьма сложны для понимания.

Понятие «социальной группы». Еще одной из проблем применения ст. 282 УК РФ является оценка понятия «социальная группа». «По утверждению многих специалистов, — пишет П. В. Агапов, — по смыслу ст. 282 УК РФ к социальной группе нельзя относить правоохранительные органы, государственных чиновников и всех тех, кто выполняет свои профессиональные обязанности. Это, в частности, констатировали недавно в экспертном заключении филологи Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского.
Для многих ученых по-прежнему неясно, (не разъяснил ситуацию и Верховный Суд РФ) – что представляет собой мотив ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.
Лидер группы «Машина времени» А. Макаревич обратился с открытым письмом к президенту РФ Владимиру Путину, в котором призывает главу государства решить проблему повсеместной коррупции. В письме, опубликованном в газете «Московский комсомолец», говорится, что «наш суд сегодня — либо машина для наказания неугодных, либо аппарат по приему денег от истцов». В контексте ст. 282 УК РФ сказанное можно было бы расценить как унижение достоинства группы лиц по признаку принадлежности к социальной группе, разумеется, при наличии цели характерной для преступления.
Справедливости ради здесь нужно отметить, что проблемой определения «понятия «социальной группы», обеспокоены в ВС РФ. В ходе обсуждения проекта постановления пленума ВС РФ по уголовным делам об экстремизме докладчик, судья, член Президиума ВС РФ Владимир Давыдов выразил обеспокоенность и тем, что в законодательстве не прописано определение спорного понятия «социальная группа». Он предположил, что вводя подобный термин, «законодатель хотел оттенить слабые, незащищенные группы, но сделал это крайне неудачно». Было заявлено, что ВС РФ планирует в ожидании помощи от законодательной власти рекомендовать судам трактовать «социальные группы» ограничительно, а не расширительно — то есть нарушения могут в быть в отношении «социально слабых групп» — пенсионеров, инвалидов, сирот... Однако в принятом постановлении термин «социальная группа» не был истолкован таким образом.

Понятие «расы». Есть вопросы и к истинности иных признаков использованных при описании преступления. Например, предусмотрена ответственность за «действия, направленные на возбуждение ненависти… по признакам расы…». Современные теории расоведения насчитывают различное количество рас – от четырех до семи только основных и десятки малых антропологических видов, отсутствует единая их классификация. В современных исследованиях специалистов из Западной Европы отрицается существование рас как таковых.
В современных исследованиях специалистов из Западной Европы отрицается существование рас как таковых

Выводы

Описанная выше неопределенность нормы ст. 282 УК РФ ведет к неоднородности и произволу при применении закона. Так, в 2011 году за одно и то же деяние (размещение «Майн кампф» в интернете): в Калуге 43-летний мужчина был приговорен к штрафу по ст. 20.29 КоАП РФ; в Чебоксарах 25-летняя жительница была приговорена к 100 часам обязательных работ по ч. 1 ст. 282 УК РФ; в Туле местный житель получил предостережение прокуратуры о недопустимости экстремистской деятельности.
Ошибки в оценке при таком «широком» понимании действий охватываемых ст. 282 УК РФ неизбежны и в дальнейшем, несмотря на то, что имеется Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06. 2011 №11. Осуждение если оно незаконно, либо «спорно» сильнейшее психическое потрясение, стресс для человека, даже если суд применяет ст. 73 УК РФ. Последствия осуждения могут быть даже более тяжелыми, чем сам факт осуждения и последующего отбывания наказания.
Полагаем, что норма ст. 282 УК РФ могла бы быть изменена. Объективную сторону преступления следует сформулировать достаточно четко для понимания, что не давало бы оснований для ее «широкого» применения. Преступлением следует признать действия, содержание которых состоит в угрозе применить насилие или открытых призывах к насилию, совершенных публично или с использованием СМИ по мотивам национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды. Такая трансформация не изменит взгляда на объект преступления как совокупность общественных отношений обеспечивающих конституционный запрет осуществления экстремистской деятельности.
В УК РФ должны содержаться деяния предусматривающие ответственность за более серьезные преступления и такие есть в гл. 16, 24. Остальные формы экстремистской деятельности перейдут из уголовно-наказуемых в разряд административных правонарушений.
При этом уголовное законодательство не должно являться основным регулятором межнациональных и религиозных конфликтов, акцент следует сделать на усилении административной ответственности и мерах индивидуальной и социальной профилактики. Следует постепенно сокращать приток «внешней» миграции, создавать собственную базу для подготовки квалифицированных рабочих кадров, необходимо вкладывать средства в развитие культуры, образования, формировать общественное сознание, воспитывая религиозную толерантность. Все это возможно будет сделать, если государство будет прилагать усилия направленные на формирование институтов гражданского общества.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.