Типичные ошибки при назначении, производстве судебной экспертизы и оценке ее результатов

6221
Может ли судья или следователь оценить достоверность экспертизы? Какие особенности проведения той или иной экспертизы должен учитывать правоприменитель? Являются ли выводы эксперта, носящие вероятностный характер, недопустимым доказательством?
Типичные ошибки при назначении, производстве судебной экспертизы и оценке ее результатов    

Татьяна Федоровна Моисеева
заместитель заведующего кафедрой уголовно-процессуального права и криминалистики им. Н. В. Радутной РАП, д. ю. н., профессор

 

Частые ошибки следователей

– Татьяна Федоровна, тему процессуальных ошибок, допускаемых на досудебной стадии при назначении экспертизы, вряд ли возможно охватить не только рамками одного интервью, но и книги. Тем не менее круг каких-то наиболее типичных нарушений, допускаемых по сей день следователями, наверняка, можно очертить?
– Прежде всего, необходимо понимать, что судебная экспертиза назначается только тогда, когда для ответа на вопросы следствия или суда необходимо проведение исследования с использованием специальных знаний, а если исследование не требуется, то возможен допрос специалиста. Встречаются случаи неправомерного назначения экспертизы по вопросам справочного характера.
Одним из наиболее распространенных нарушений при назначении экспертизы можно назвать несвоевременное ознакомление подозреваемого (обвиняемого), его защитника с постановлением о производстве судебной экспертизы. Обычно, следователи делали это уже после получения результатов экспертизы. Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»1 (далее – Постановление № 28, Пленум – Примеч. ред.) указал, что ознакомление с постановлением о производстве судебной экспертизы обязательно до ее проведения (п. 9). Ведь в противном случае нарушаются процессуальные права подозреваемого или обвиняемого ходатайствовать об отводе эксперта, о постановке дополнительных вопросов, проведении экспертизы в определенном учреждении и т. д.
Некоторая неопределенность была с вопросом, обязан ли следователь, если он вынес постановление о проведении экспертизы в государственном экспертном учреждении, сообщать подозреваемому, обвиняемому информацию о конкретном эксперте, которому руководителем государственного судебно-экспертного учреждения поручено производство экспертизы. На момент вынесения постановления следователь или суд этой информацией, как правило, не располагают. Пленум ВС РФ уточнил, что при наличии соответствующего ходатайства подозреваемого (обвиняемого) ему обязаны сообщить фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем государственного судебно-экспертного учреждения поручено производство экспертизы. Как мне кажется, это не всегда целесообразно, поскольку есть риск оказания давления на него.
Еще одно нарушение при назначении судебной экспертизы, на которое обращено внимание вПостановлении № 28, связано с путаницей в понятиях «экспертное учреждение» и «учреждение, в котором работает специалист, привлекаемый к производству экспертизы» (например, музеи или типография). В первом случае разъяснение эксперту его прав и обязанностей и предупреждение об ответственности возложено на руководителя экспертного учреждения, а во втором – это должен делать следователь, назначивший экспертизу. Поэтому Пленум разъяснил, что экспертными учреждениями являются учреждения, в которых производство судебной экспертизы записано в уставе.
Отдельный пласт нарушений связан с неправильной формулировкой вопросов экспертам.

Постановка вопросов эксперту

– Вы имеете в виду правовые вопросы, относящиеся к оценке деяния?
– Не только, но к этому мы вернемся чуть позже. Одно из требований к заключению эксперта заключается в том, что ответы должны максимально соответствовать поставленному вопросу. Если вопрос ставиться в неопределенной форме, например, «Могли ли отпечатки пальцев на стакане принадлежать гражданину Иванову?», то эксперт обязан ответить соответствующим образом, например, «Могли принадлежать». Но в этом случае получается какой-то абсурд, поскольку именно потому, что, по мнению следователя, следы могли принадлежать Иванову, и была назначена экспертиза В подобных ситуациях чаще всего эксперты, исходя их обстоятельств дела и своих специальных познаний, самостоятельно переформулируют вопросы. Тогда, в озвученном выше примере вопрос звучал бы так: «Принадлежат ли отпечатки пальцев гражданину Иванову?».

– Однако очевидно, что право эксперта самостоятельно уточнять вопросы, должно быть четко ограничено, иначе это приведет к обвинению в злоупотреблениях?
– Бесспорно, такое опасение имеет право на существование, и, по-видимому, в случае неясностей формулировок вопросов и необходимости их уточнения эксперт обязан согласовывать это с субъектом, назначившим экспертизу. Впрочем, важно и соблюсти баланс с целью избежать затягивания судебного разбирательства.
Возвращаясь к наиболее распространенным ошибкам, можно отметить те из них, которые относятся к неправильному определению вида экспертизы. Экспертизы принято классифицировать по организационно-процессуальному, по предметно-объектно-методному основаниям.
По предметно-объектно-методному основанию, то есть по специальным знаниям, которые применяются в исследовании, экспертизы делятся на классы, роды, виды и подвиды. Определение рода или вида назначаемой экспертизы представляет определенные сложности для следователя, тем более, что даже в государственных экспертных учреждениях разных ведомств одни и те же экспертные исследования могут называться по-разному. Когда следователь назначает экспертизу, скажем, химическую или физическую, которых нет в перечне экспертиз, выполняемых в данном экспертном учреждении, то совершают ошибку, которая может привести к отказу от проведения экспертизы учреждением. Хотя, как правило, эксперты не отказывают, а уточняют у следователя, что именно тот хочет выяснить. Тем не менее сторона защиты будет формально права, если обратит внимание на то, что в постановлении, например, указана химическая экспертиза, а провел ее эксперт, имеющий экспертную специальность по исследованию наркотических средств.

Выбор вида экпертизы

– Как не ошибиться суду или следователю при выборе вида экспертизы?
– Во-первых, существуют утвержденные перечни судебных экспертиз, проводимых в экспертных учреждениях системы Минюста России и МВД России, разного рода методические рекомендации. Нами, в свою очередь, также подготовлен справочник по судебной экспертизе, в котором приведены не только названия экспертиз в привязке к конкретному экспертному учреждению, но и даны примеры типичных вопросов, которые следует ставить перед экспертами соответствующей специальности. Во-вторых, не будет лишним, прежде чем выносить постановление об экспертизе, проконсультироваться непосредственно с экспертами того учреждении, куда намерен обратиться следователь относительно правильной постановки вопросов и наименования экспертизы.
Несколько слов необходимо сказать об ошибках, обусловленных нечеткой регламентацией видов экспертиз в организационно-процессуальном аспекте.
Возьмем, скажем, понятие «комплексная экспертиза», которая является разновидностью комиссионной и подразумевает участие экспертов разных специальностей. В УПК РФ говорится, что каждый эксперт, участвовавший в производстве комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований и несет за нее ответственность. При этом не раскрывается сущность комплексной экспертизы. Возникает резонный вопрос, зачем нужна такая экспертиза, если можно провести несколько, поручив каждому эксперту объект, на исследовании которого он специализируется. В названном выше постановлении Пленума ВС РФ ответ на этот вопрос таков: комплексная экспертиза назначается тогда, когда исследование выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов. Например, ясно, что ни эксперт-трассолог, ни судебный медик в рамках своей компетенции не могут единолично ответить на вопрос: «Этим ли ножом был убит человек?». Вывод, интересующий следствие, может быть сделать путем синтеза результатов, полученных каждым экспертом. Именно общий вопрос (предмет исследования), а не общий объект исследования является основанием назначения комплексной экспертизы. Типичная ошибка следователей заключается в том, что они выносят постановление в отношении одного объекта, формулируя в нем вопросы, ответы на которые могут дать совершенно разные эксперты. В нашем примере это такие вопросы, как: «Является ли представленный нож холодным оружием?», «Имеются ли на нем следы пальцев рук, имеются ли волокна с одежды гражданина Иванова?».
В подобной ситуации, каждый эксперт даст ответ, согласно свой экспертной специальности, но это не будет комплексной экспертизой, это должен быть комплекс экспертиз в отношении одного объекта. Не совсем понятная ситуация складывается с назначением дополнительной экспертизы. Пленум разъяснил, что основаниями для проведения дополнительной экспертизы, поручаемой тому же или другому эксперту, являются недостаточная ясность или полнота заключения эксперта. При этом под недостаточной ясностью понимается невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования и т. д., которые нельзя устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу. Трудно представить ситуацию, при которой необходимо проведение исследования с использованием специальных знаний для уяснения смысла и значения терминологии.
Неполным Пленум считает такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, и не все объекты исследованы.
Откровенно говоря, если эксперт не может внятно объяснить все, что перечислено выше, а также объяснить, почему он дал ответы не на все вопросы, то это серьезный повод сомневаться в его квалификации и компетентности, а это является основанием для проведения не дополнительной, а повторной экспертизы.

Особеннгости объекта экспертизы

– Какие могут допускаться ошибки, связанные с особенностями проведения экспертизы?
– Проведение экспертизы предполагает, что исследованию подвергается какой-либо конкретный материальный объект. Несмотря на общие рекомендации об использовании неповреждающих объект методах экспертного исследования, в большинстве случаев существует риск частичной утраты, изменения этого объекта, например, если речь идет о необходимости производства вырезок штриха для установления состава материала письма при экспертизе документов. В подобных случаях целесообразно в постановлении о производстве экспертизы указывать, что частичное повреждение объекта допустимо.
С этим вопросом связана другая сложность. Результаты исследований, проводимых на стадии доследственной проверки, которые имеют ключевое значение для решения вопроса о возбуждения уголовного дела, как известно, не имеют статуса доказательств. Ведь судебная экспертиза проводится только в рамках уже возбужденного дела. Но при применении ряда методов предварительного исследования объект, если речь идет о его следовых количествах, может быть уничтожен. В результате на стадии предварительного расследования не будет никакой возможности провести экспертизу и получить легитимные доказательства. Попытка обосновать оформление такого исследования как заключения специалиста была раскритикована со ссылкой на то, что исследование – это исключительная компетенция судебной экспертизы. Наши ближайшие соседи, Белоруссия и Казахстан указали на допустимость проведения экспертиз при проверке сообщения о преступлении в целях решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Насколько мне известно, аналогичную норму содержит и проект закона, внесенный в прошлом году в Государственную Думу2.

Допрос эксперта

– В контексте рассмотрения процессуальных ошибок есть смысл обратить внимание на допрос эксперта следователем, судом или защитником. Какие здесь могут допускаться нарушения?
– Нарушением будет допрос следователем эксперта (именно как эксперта) по вопросам, которые не связаны с проведенным исследованием. На практике бывают случаи, когда эксперт указывает в своем заключении дополнительные сведения, которые он установил в процессе производства экспертизы и которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы. Это вполне правомерно. Однако если в ходе допроса эксперта выясняются новые сведения, имеющие значение для расследуемого дела, но не относящиеся к предмету проведенной им судебной экспертизы, они не могут расцениваться как доказательства. Чтобы не допустить такую ошибку, необходимо допросить эксперта по этим новым сведениям в качестве специалиста. В этом случае можно будет говорить, что новые сведения отвечают требованиям норм УПК РФ, предъявляемым к доказательствам.

Правовые вопросы эксперту

– Одним из прогрессивных положений Постановления № 28 является признание возможности привлечения экспертов по правовым вопросам, не связанным с оценкой деяния. Но, очевидно, в каждом случае этим инструментом нужно пользоваться очень умело...
– Хотя это прямо не следует из текста названного постановления, но на сегодня действительно признана возможность постановки перед экспертом вопросов в области специальных юридических знаний. Эта необходимость была вызвана существенно усложнившимся законодательством, ведь, в конце концов, прежнее постановление Пленума Верховного суда СССР было принято 40 лет назад. За это время возникла масса новых правоотношений, норм их регулирующих, которые к тому же могут часто изменяться. Возьмем хотя бы экономические преступления, расследование по которым невозможно без изучения норм гражданского права, подзаконных актов и т. д. Несмотря на то, что следователь, судья, прокурор, адвокат – все имеют юридическое образование и являются профессионалами в области права – могут ли они быть экспертами во всех отраслях права и знать все его тонкости? Разумеется, нет, и поэтому нет ничего предосудительного в случае необходимости обращаться к специалисту в узкой области права.
Бесспорно, оценка деяния остается за правоприменителем, и будет ошибкой ставить перед экспертом вопросы, например, «является документ подлинным или подложным», «является ли продукт фальсифицированным» и т. д. Правильными будут вопросы, без ответов на которые суду и следователю трудно сделать вывод о преступности деяния. Например, «Имеются ли в представленном документе признаки его видоизменения (дописки, монтаж и т. п.)»?, «Соответствовали ли действия водителя правилам дорожного движения»?, «Какой закон и подзаконные акты подлежат применению в данном деле»?

– Тем не менее хотелось бы узнать Ваше мнение об особенностях интерпретации вероятностного вывода эксперта…
– Думаю, важно иметь представление о том, что говорит об этом судебная практика. Для этого достаточно ознакомиться с двумя решениями Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ. Как отмечено в одном из них, то обстоятельство, что выводы экспертов носят вероятностный характер, не свидетельствует о том, что их заключения являются недопустимыми доказательствами3(что вообще говоря не совсем корректно). В другом содержится практически аналогичная формулировка относительно выводов почерковедческой экспертизы4.
Таким образом, признается, что хотя выводу6 носящие вероятный характер, сами по себе не имеют доказательного значения (а указывают на очень высокую степень приближения к достоверности и имеют значение в направлении расследования), в совокупности с другими доказательствами они могут быть положены в основу судебного решения.

Оценка экспертизы

– Татьяна Федоровна, поскольку ранее Вы сами затронули проблему оценки эксперта и его работы правоприменителями, хотелось бы остановиться на этой теме. Здесь видится некое противоречие. Назначение, выбор эксперта и вида экспертизы, оценка проведенной им работы остаются за следователем, судом, то есть за теми же правоприменителями. Они обращаются к эксперту в какой-либо сфере, чтобы он предоставил им информацию, которую они не могут получить сами в силу отсутствия необходимых знаний. Получается, непрофессионалы выбирают профессионала и оценивают его работу. Мы задаем этот вопрос Вам не только как профессору в области права, но и как эксперту-криминалисту с огромным стажем и ученому, занимавшемуся исследованиями в области микробиологии.
– Эта особенность экспертной деятельности применительно к уголовному процессу действительно имеет место. Более того, проблема существует во всем мире. Достоверность судебной экспертизы основывается на ее научной обоснованности. Таким образом, мы ведем речь об оценке последней людьми, не обладающими специальными знаниями. Несколько лет назад на первой Международной научно-практической конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» один из ее участников, профессор кафедры криминалистики юридического и административного факультета Университета им. А. Мицкевича, доктор права Хуберт Ержи Колецки, выступил с докладом на тему «Судебная оценка технико-криминалистических экспертиз. Реальная возможность или миф»5. Он показал, что это действительно миф и что люди, не обладающие специальными знаниями, не могут адекватно оценить научную обоснованность методики, использованной при производстве экспертизы, а значит, и достоверность заключения эксперта.

– Как в таком случае быть, например, судье, который не является ученым-физиком, химиком или специалистом в естественнонаучной области? Ограничиться контролем формальностей, наличия необходимых сведений в документах экспертизы и только?
– Этот вопрос нам задают судьи на наших лекциях в академии, спрашивая о том, как им оценить две конкурирующие в деле методики. Приходится отвечать, что этого им сделать не удастся никак, потому что для этого они не обладают необходимыми знаниями. Ответ на этот вопрос в какой-то мере попытался дать Пленум в названном постановлении, рекомендовав для оказания помощи в оценке заключения эксперта привлекать специалиста.
Кстати говоря, по тому же пути идет судебная система, например, Канады. Встречаясь с канадскими судьями, мы задали им тот же вопрос об оценке научной обоснованности. Они ответили нам, что для них это также большая сложность, но у судей имеется определенный поименный список специалистов в разных областях знаний, к которым они могут обратиться в случае возникновения потребности, дать оценку работе эксперта. По существу судьи возлагают на этих специалистов роль научных судей. Но, на мой взгляд, такой подход нельзя назвать безупречным, поскольку, как минимум, встает вопрос об оценке знаний самого специалиста. Более того, специалист, как и любой человек, может ошибиться.
Поэтому, если говорить по существу, представляются два пути решения проблемы. Первый, если мы говорим о наиболее типичных, стандартных экспертизах, то необходима унификация и сертификация методик. На сегодня в разных государственных экспертных учреждениях эксперты могут проводить экспертизы с использованием разных методик, и каждый из них абсолютно убежден в том, что его методика наиболее достоверна. Такое положение дел, как мы выяснили, очень серьезно усложняют работу судьи или следователя. Если бы экспертное сообщество договорилось о единой методике, сертифицировало ее, то судье было достаточно по формальным признакам удостовериться в том, что эксперт пользовался сертифицированной методикой.

– Что мешает экспертам договориться о единых стандартах проведения наиболее востребованных экспертиз?
– Какое-то время назад была создана Федеральная межведомственная комиссия, которая занималась изучением данного вопроса. Ее работа показала, что выработке единых стандартов серьезно препятствует элементарное значительное различие в оснащенности экспертных учреждений, причем не только в центре и на периферии, но и между ведомствами. Поэтому на сегодня сертифицированных методик крайне мало и нет жесткого требования их использования.
Есть и еще одна сложность: не все исследования можно стандартизировать. Есть экспертизы, предполагающие творческий подход. Например, когда речь идет об изучении объектов неустановленной природы.
Отсюда второй возможный путь решения проблемы, если можно так сказать, – стандартизация компетентности экспертов. Подготовленный не так давно Минюстом России проект закона о судебно-экспертной деятельности, мне кажется, содержит правильный подход. Он исходит из того, что для правоприменителя неважно, какой государственный или негосударственный эксперт привлекается для производства экспертизы. Важна его компетентность и возможность ее проверки. Законопроект предусматривает получение каждым судебным экспертом сертификата компетентности. Это значит, что ко всем экспертам – и государственным, и негосударственным – предъявляются одни общие требования. Наличие такого сертификата даст основания правоприменителю быть уверенным в компетенции лица, привлекаемого для производства судебной экспертизы.

– Но, наверное, стандартизировать уровень знаний эксперта не менее сложно, чем унифицировать экспертные методики. На сегодня участникам процесса приходится рассматривать в качестве экспертов ученых, сотрудников ВУЗов, обладающих необходимыми знаниями, стажем работы…
– И, к сожалению, как показывает судебная практика, такой подход может вести к судебным ошибкам и затягиванию судебных разбирательств. В Постановлении № 28 действительно даны соответствующие разъяснения для ситуации, когда нет возможности провести необходимую экспертизу в государственном учреждении. Думается, что Пленум не мог поступить иначе: нужно было показать какой-либо выход в отсутствие соответствующего нормативного регулирования.
Однако ни стаж работы, ни научная степень, ни награды, ни количество и тематика научных работ или другие внешние составляющие привлекаемого в качестве эксперта лица не свидетельствуют о том, что оно является компетентным судебным экспертом. Можно быть высоким специалистом в какой-либо области, но, чтобы проводить судебную экспертизу, необходимо знать экспертные методики, знать признаки оценки объектов исследования. Например, для решения вопросов о тождестве, необходимо иметь опыт проведения экспертиз.
Справедливости ради отмечу, что именно из этого исходят в большинстве случаев и суды, оценивая результаты экспертиз. Большее доверие у них вызывают эксперты государственных учреждений, либо негосударственных, но которые имеют специальное экспертное образование или опыт работы в государственных экспертных учреждениях.

– В заключение хотелось бы спросить Вас о новых видах экспертиз, которые появились за последние годы…
– Здесь необходимо определиться с терминами, поскольку использование новых средств и методов в расследовании преступлений, совершенно не означает, что появился новый вид экспертного исследования.
За последние годы наблюдается повышенное внимание к так называемой проверке на «детекторе лжи» или полиграфе. Коротко говоря, я последовательный противник различных спекуляций на тему экспертизы на полиграфе, поскольку на данный момент, пока мы не имеем достоверных методик данного исследования, назвать это экспертизой нельзя.
Сам полиграф – это всего лишь прибор, а специалист, который его применяет, по сути, проводит психолого-психофизиологическое исследование. Таким образом, этому специалисту необходимо иметь фундаментальные знания в области психологии, физиологии. Но самое главное, что для обоснования применяемых им программ нужно провести глубокие научные изыскания на предмет установления связей между психикой и физиологией человека применительно к процедуре уголовного судопроизводства. И не только это.
В отличие от этого, молекулярно-генетическая экспертиза, например, основанная на анализах ДНК, появившаяся не так давно, является, несомненно, достоверной и обоснованной.

– Однако приходилось слышать, что экспертиза установления личности по ДНК может давать весьма противоречивые данные...
– Вопросы о том, как случается, что несколько жертв насилия указывают на одного человека, а анализ ДНК показывает, что следы на месте преступления ему не принадлежат, уже задавали некоторые следователи. И все же, метод анализа ДНК и методика идентификации человека в рамках молекулярно-генетической экспертизы, основанная на нем, не подлежат сомнению, достоверны и абсолютно обоснованы с позиции науки.
Проблемы в подобных ситуациях следует, на мой взгляд, искать в компетентности эксперта, проводившего соответствующую экспертизу. Несмотря на то, что ДНК-исследование все в большей степени автоматизируется, многое по-прежнему зависит от рук эксперта. Поэтому возможны нарушения или отклонения от методики в процессе отбора проб для исследования, их транспортировки с места происшествия и т. д.

– Татьяна Федоровна, нам остается только поблагодарить Вас за то, что нашли время ответить на наши вопросы.

1 См.: Российская газета. 2010. № 296. 30 дек.; Бюллетень ВС РФ. 2011. № 2.
2 На момент подписания номера в печать законопроект № 33012-6 «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (об уточнении порядка проверки сообщения о преступлении и привлечения понятых к участию в отдельных следственных действиях, а также о сокращенной форме дознания)» был принят в третьем чтении.
3 Кассационное определение ВС РФ от 15.05.2012 № 70-О12-5сп. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
4 Надзорное определение ВС РФ от 21.02.2012 № 5-Д12-8. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
5 См.: Материалы Международной научно-практической конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (г. Москва, 14–15 февраля 2007 г.). [Электронный ресурс]. URL:www.sodeks.ru/download/prog.doc.
 


Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.