Долгожданный возврат к доследованию

1885
Почему институт возвращения уголовных дел для проведения дополнительного расследования востребован практикой.
Долгожданный возврат к доследованию    

Никита Александрович Колоколов
д. ю. н., профессор кафедры судебной власти и организации правосудия НИУ ВШЭ

 

По общему правилу пределы судебного разбирательства для стороны обвинения и, соответственно, для суда ограничены объемом обвинения, предъявленного органами предварительного расследования.

Возможность увеличения данного объема в рамках судебного разбирательства напрочь отвергает концепция отечественного уголовного судопроизводства.

Сказанное означает, что задолго до судебного разбирательства следователь обязан во всех деталях «предвосхитить» его ход и, ни в коем случае, не допустить «занижения» объема обвинения.

Иными словами, сформулированное им обвинение обязано содержать «запас прочности», ибо предварительным расследованием сбор доказательств по делу не завершается, так как в судебном разбирательстве сторона обвинения может получить данные, позволяющие ей констатировать факт доказанности обвинения гораздо большего объема, чем это было установлено ранее.

Исправление следственных ошибок

Ошибки в работе органов предварительного расследования неизбежны, следовательно, должен существовать механизм их исправления. В противном случае осуждение лица строго в рамках предъявленного обвинения, например, по ст. 112 УК РФ, когда в суде объективно доказано, что виновный причинил тяжкий вред здоровью потерпевшего (ст. 111 УК РФ), — не что иное, как насмешка над правосудием. Авторы УПК РФ от решения данной социально значимой проблемы самонадеянно уклонились. В уголовном судопроизводстве нашлись силы, которые истолковали отсутствие регламента исправления следственных ошибок, как торжество принципа диспозитивности. Факт игнорирования прав потерпевших во внимание не принимался.

Воспользовавшись временной неразберихой, коррумпированные следователи и прокуроры стали умышленно «закладывать» в уголовные дела «формально неисправимые ошибки», наличие которых влекло существенное уменьшение объема обвинения, а то и полное прекращение дел. Некоторым казалось, что форма восторжествовала над содержанием.

Общеизвестно также и то, что если законодатель не желает регламентировать алгоритм решения актуальной проблемы, то она разрешается практиками. В данном случае — судами1.

Судебные инстанции сравнительно недолго пребывали в состоянии замешательства, пробел в законе был устранен Конституционным Судом РФ уже 04.03.2003. Затем появились еще три решения органа высшего конституционного надзора, которые фактически полностью «узаконили» реанимацию института возвращения уголовных дел судами для дополнительного расследования2. Соответствующие регламенты появились в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ3.

Сейчас нам остается лишь констатировать, что «вымощенная» их решениями практика постепенно обретает форму закона.Федеральный закон от 26.04.2013 № 64-ФЗ4 — не более чем легализация одобренного повседневной судебной практикой.

Просчет следователя с объемом обвинения — проблема разрешимая. Давно известны и способы выхода из данной, лишь внешне тупиковой, ситуации. Это традиционные для России: формулирование обвинения «на вырост», в крайнем случае, полноценное дополнительное расследование. Миру известно и не привычное для нас формулирование окончательного обвинения по результатам судебного следствия.

Естественно, что каждому из этих способов свойственны недостатки. Завышение объема обвинения — первый шаг по пути обвинительного уклона, возврат дела на дополнительное расследование — волокита. Формирование окончательного объема обвинения в суде — существенное ограничение прав стороны защиты, которая до самого последнего мгновения не знает, от чего ей предстоит защищаться.

Не исключено, что реставрация института дополнительного расследования чревата обострением «старых болезней». Но чем эти «болезни» хуже «новых недомоганий», особенно при условии полного отказа от терапии, противники возвращения еще не позабытого старого пока не сказали.

Состязательность и диспозитивность, а таковые, как известно важные составные демократии, и с торжеством которой в Отечестве нашем редко, когда благополучно, — для россиян издавна нечто сладкое, манящее, волшебное, что позволит без труда разрешить все проблемы судопроизводства. И вдруг, Конституционный Суд РФ, который до этого в рамках перманентной «тихой революции» в уголовном процессе, десятилетиями «лелеял» принципы состязательности и диспозитивности, вернул всех в реальность5.

Будем надеяться, что ожидаемое практиками постановление КС РФ от 02.07.2013 № 16-П6 по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 237 УПК РФ поставило точку в давнем и явно надуманном споре. Что ж, выбор сделан, пора законодателю назвать вещи своими именами. В частности, констатировать, что:

  • инициирование судом процедуры устранения препятствий для правильного рассмотрения уголовного дела не противоречит принципам правосудия и не свидетельствует о том, что суд тем самым осуществляет уголовное преследование обвиняемого или участвует в нем, то есть берет на себя функцию обвинения;
  • создание предпосылок для правильного применения норм уголовного закона дает возможность после устранения выявленных процессуальных нарушений вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия по нему решения.

Реалии практики

Проблема, конечно же, не в форме устранения препятствий к движению дела, она гораздо глубже — в доказанности, каковая, как известно, является основой основ всего уголовного судопроизводства.

В текущий момент времени принято проблему доказанности подменять проблемой некой объективной (читай «абсолютной») истины. Мы неоднократно утверждали, что это — утопия. На самом деле истин по делу ровно столько, сколько мнений не только у участников процесса, но и у общества в целом. Поскольку сторон в процессе, как минимум, две, то не редкость и наличие данного минимума и истин7.

Поясним наши рассуждения на конкретных примерах.

Из практики. Органами предварительного расследования Бабицкий обвинялся по п. « а » ч. 3 ст. 132 и п. « в » ч. 3 ст. 158 УК РФ, за преступления, совершенные соответственно 08.07.2010 и 27.12.2010.
В судебном заседании Бабицкий по первому составу вину отрицал, а по второму признал полностью. Заметим, что по п. « а » ч. 3 ст. 132 УК РФ, как это часто бывает по делам данной категории, позиция обвинения базировалась исключительно на показаниях несовершеннолетней потерпевшей.
Несмотря на то, что потерпевшая показания изменила, суд первой инстанции счел возможным согласиться с позицией обвинения в полном объеме и положить в основу приговора показания потерпевшей, данные в стадии предварительного расследования.

По совокупности преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ Бабицкому назначено наказание 8 лет 1 месяц лишения свободы без штрафа с ограничением свободы на 1 год, а по совокупности приговоров, в силу ч. 1 ст. 70 УК РФ, еще и со штрафом в размере 10 тыс. руб.

Срок наказания осужденному исчислен с 08.01.2011 (приговор Абинского районного суда Краснодарского края от 02.06.2011 по делу № 1-142/11).

Суд второй инстанции кассационные жалобы стороны защиты, а также, что особо важно, потерпевшей и ее законного представителя об отмене приговора по п. « а » ч. 3 ст. 132 УК РФ отверг, оставив решение первой судебной инстанции без изменения (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 07.09.2011 № 22-6756/2011).

Надзорные инстанции Краснодарского края в удовлетворении жалоб стороны защиты отказали (постановление судьи Краснодарского краевого суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 25.10.2011 № 4у-6271; письмо и. о. председателя Краснодарского краевого суда от 27.02.2012).

В том, что сочли за истину в Краснодарском крае, усомнились в Верховном Суде РФ. Постановлением судьи ВС РФ от 28.08.2012 по делу в отношении Бабицкого возбуждено надзорное производство, которое было направлено в президиум Краснодарского краевого суда.

Основанием для его возбуждения явились противоречия в показаниях потерпевшей, которые не были устранены в суде первой инстанции, а также неправильное применение дополнительной меры наказания в виде ограничения свободы.

Президиум Краснодарского краевого суда с мнением судьи Верховного суда согласился в полном объеме, приговор в отношении Бабицкого в части его осуждения по п. « а » ч. 3 ст. 132 УК РФ отменил и направил уголовное дело в этой части в суд первой инстанции (постановление президиума Краснодарского краевого суда от 14.11.2012 № 44у-836/12).

23.01.2013 Абинский районный суд Краснодарского края вынес постановление «о возвращении уголовного дела прокурору», направив его в краевую прокуратуру, мотивируя тем, что с учетом изменений, внесенных в УПК РФ 29.12.2010, дела о преступлениях, предусмотренных п. « а » ч. 3 ст. 132 УК РФ, районным судам не подсудны.

Поскольку Бабицкий наказание по п. « в » ч. 3 ст. 158 УК РФ полностью отбыл 08.01.2013, одновременно ему был продлен срок содержания под стражей на 3 месяца — до 23.04.2013 (постановление Алабинского районного суда Краснодарского краевого суда от 23.01.2013).

25.02.2013 уголовное дело в отношении Бабицкого было принято к производству следователем СО по Абинскому району СУ СК РФ по Краснодарскому краю, который счел целесообразным расценить как достоверные показания потерпевшей, данные не в стадии предварительного расследования, а в суде первой инстанции.

Такой подход к поиску истины, явился основанием для вынесения постановления о прекращении уголовного дела в части обвинения по п. « в » ч. 3 ст. 132 УК РФ согласно п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть за отсутствием события преступления.

Мера пресечения в отношении Бабицкого с этого момента была отменена, за ним признано право на реабилитацию (постановление следователя СО по Абинскому району СУ СК РФ по Краснодарскому краю о прекращении уголовного преследования от 06.03.2013).

Возникает вопрос — а было ли преступление, предусмотренное п. « а » ч. 3 ст. 132 УК РФ? Согласно закону мы обязаны заявить, что такового никогда не было. Вместе с тем истинность данных противоправных деяний была установлена, как органами предварительного расследования, так и приговором суда первой инстанции.

Так в чем же причина появления «новой» истины? Очевидно, что она в неспособности стороны обвинения в целом и органов предварительного расследования в частности надлежащим образом закрепить доказательства вины Бабицкого по эпизоду совершения преступления, предусмотренного п. « а » ч. 3 ст. 132 УК РФ.

Впрочем, будет обоснован и упрек в адрес суда первой инстанции, который не смог ни устранить противоречия в показаниях потерпевшей, ни выяснить надлежащим образом причину их изменения, ни мотивировать законность и обоснованность принятого им решения.

К сожалению, ошибки в установлении истины по делу сразу выявлены не были, кассационная и надзорная инстанции Краснодарского края их законсервировали. О том, что таковые все же по делу были, свидетельствует легкость, с которой было возбуждено надзорное производство и удовлетворена надзорная жалоба президиумом Краснодарского краевого суда.

Естественно, имей суд возможность сразу направить уголовное дело в части обвинения по п. « а » ч. 3 ст. 132 УПК РФ на доследование, перечисленных ошибок, скорее всего, не было бы.

Из практики. По приговору Верховного суда Чувашской Республики от 06.03.2013 Баданов осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. « б » ч. 4 ст. 131, п. « б » ч. 4 ст. 132 УК РФ; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к 7 годам 6 месяцам лишения свободы.

Апелляционная инстанция, в целом не сомневаясь в законности, обоснованности и справедливости данного судебного решения, пришла к выводу, что приговор в отношении Баданова в части осуждения его по п. « б » ч. 4 ст. 131 УК РФ за изнасилование малолетней Б. подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Приговор, определение или постановление суда отменяется и уголовное дело передается на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции (ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ).
Согласно п.п. 1 и 2 ст. 389.16 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, либо если суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Как установлено судом и указано в приговоре, в один из дней начала июля 2011 года, во второй половине дня Баданов обманным путем привел малолетнюю Б. к себе домой, где, угрожая применением насилия, совершил с ней насильственный половой акт.

К такому выводу суд первой инстанции пришел на основании показаний потерпевшей, свидетелей, а также заключений экспертов.

Вместе с тем, принимая такое решение, суд не учел заключение эксперта № 1233, согласно которому у Б. целость девственной плевы не нарушена, в то время как совершение полового акта без нарушения целостности ее девственной плевы невозможно.

Этому обстоятельству, а также физическим данным осужденного Баданова, указанным в заключении эксперта по результатам его медицинского освидетельствования, судом вообще никакая оценка не дана.

При установленных обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что приговор в части осуждения Баданова за изнасилование малолетней потерпевшей Б. не может быть признан законным и обоснованным, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам.

При новом рассмотрении дела суду необходимо с соблюдением принципа состязательности сторон всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела и доказательства по данному эпизоду преступления, дать надлежащую оценку доказательствам и принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

С учетом внесенного изменения, повлекшего уменьшение объема обвинения, Судебная коллегия сочла необходимым смягчить ему назначенное по совокупности преступлений наказание до 6 лет 6 месяцев лишения свободы (апелляционное определение СК по уголовным делам ВС РФ от 26.04.2013 № 31-АПУ13-8).

Как видим, Судебная коллегия по уголовным делам по делу Баданова не сочла нужным углубляться в процесс доказывания вины осужденного по конкретному делу, она предоставила возможность решить данную проблему суду первой инстанции.

Будем надеяться, что сторона обвинения вновь оценит имеющиеся в ее распоряжении доказательства, при необходимости предоставит новые, что позволит принять суду по эпизоду с потерпевшей Б. законное и обоснованное решение.

Также нельзя не обратить внимание на то, что Судебная коллегия по уголовным делам, в отличие от президиума Краснодарского краевого суда, сокращая объем обвинения, сократила и размер наказания. Краснодарский краевой суд, отменив приговор в отношении Бабицкого, тоже должен был решить вопрос о наказании, по крайней мере, изменив режим его отбытия.

В текущий момент законодатель допускает возвращение судом уголовного дела прокурору во всех судебных инстанциях.

Апелляционная инстанция возвращает дело прокурору, если противоречия, обнаруженные в обвинительном заключении, не могут быть устранены в судебном заседании.

Из практики. По приговору Дзержинского городского суда Нижегородской области от 29.01.2013 Бабушкин осужден по ч. 3 ст. 217 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В зале суда осужденный был взят под стражу.

Согласно приговору Бабушкин виновен в нарушении правил безопасности во взрывоопасном цехе, что повлекло по неосторожности смерть двух лиц.

В судебном заседании Бабушкин вину признал полностью, дело в отношении него было рассмотрено в особом порядке.

В апелляционной жалобе осужденный, не оспаривая доказанности свой вины, просил применить к нему ст. 73 УК РФ.

Участвующий в суде апелляционной инстанции прокурор заявил, что приговор является законным и обоснованным, а назначенное Бабушкину наказание справедливым.

Судебная коллегия приговор отменила, а дело направила прокурору фактически для организации дополнительного расследования, указав в своем определении следующее.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Данные требования закона являются обязательными для любого приговора, в том числе вынесенного в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

Положения ч. 2 ст. 314 УПК РФ предоставляют суду полномочия: постановить приговор без проведения судебного разбирательства при условии, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства.

В то же время для постановления обвинительного приговора в особом порядке судебного разбирательства эти условия не являются исчерпывающими.

Главное заключается в том, что ч. 7 ст. 316 УПК РФ возлагает на суд обязанность удостовериться и в том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Только одновременное соблюдение всех указанных в законе условий в силу положений ч. 8 ст. 316 УПК РФ позволяют судье постановить приговор без проведения судебного разбирательства и не отражать в приговоре анализ доказательств и их оценку.

В отсутствие указанных условий постановленный в процедуре особого порядка судебного разбирательства обвинительный приговор не может соответствовать назначению уголовного судопроизводства. Последнее, напомним, выражается в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а равно защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ).

Оценка судом обвинения с точки зрения его обоснованности и подтверждения собранными по уголовному делу доказательствами, как условие постановления обвинительного приговора в особом порядке судебного разбирательства, должна основываться в первую очередь на анализе обвинения, разрешении вопроса о соответствии обвинительного заключения требованиям УПК РФ (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора на основе данного заключения.

В силу ч. 1 ст. 220 УПК РФ обвинительное заключение должно раскрывать существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Между тем обвинение, предъявленное Бабушкину, указанным требованиям УПК РФ не соответствует.

Как следует из текста обвинительного заключения, Бабушкин обвинялся в совершении «умышленных действий», однако таковые были описаны как «допущенное им бездействие».

При описании причинно-следственной связи между «умышленными действиями» Бабушкина и наступившими последствиями в обвинительном заключении указано, что потерпевшие «самостоятельно распределились по объекту производства работ, возгорание произошло «вследствие действий аппаратчиков».

В отсутствие обвинения, предъявленного в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, суду не представляется возможным решить вопрос не только о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, но и о предмете предъявленного обвинения, которое в силу ст. 252 УПК РФ определяет пределы судебного разбирательства.

Выявленные Судебной коллегий обстоятельства являются препятствием к рассмотрению уголовного дела по существу, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора на основе данного заключения.

Мера пресечения в отношении Бабушкина была изменена на подписку о невыезде (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 13.05.2013 № 22-2625АП).

Основные научно-практические выводы

Исключая из уголовно-процессуального закона институт возвращения уголовных дел для проведения дополнительного расследования, авторы закона рассчитывали, что следователи и прокуроры более серьезно будут относиться к своим обязанностям, а суды активнее начнут использовать институт громкого и публичного оправдания.

Перспектива возвращения уголовного дела для проведения дополнительного расследования с возможным последующим тихим прекращением дела авторами УПК РФ расценивалась как неприемлемая. Более того, регламент такой перспективы ими был признан коррупциогенным.

Противопоставляя данные институты друг другу, авторы явно преувеличили достоинства первого и недооценили его недостатки. Соответственно, для них остались незаметными достоинства второго из анализируемых институтов.

Давно пора понять, что доказательства имеют свойство быть утраченными.

Например, по делу Бабицкого были четкие показания потерпевшей. Причем такие четкие, что следователь не счел нужным закрепить их надлежащим образом.

Затем Б. от своих показаний отказалась. Почему? Догадаться не трудно, в частности: ей могли «компенсировать ущерб», «решила не афишировать неудачный сексуальный опыт». И это нормально, ибо наш уголовный закон совершенно не учитывает интересы потерпевшего8.

В заключение следует констатировать, что институт возвращения судом уголовного дела на дополнительное расследование — разумный и действенный механизм исправления ошибок, допущенных органами предварительного расследования. И УПК РФ должен содержать соответствующий регламент возвращения дел для дополнительного расследования.

ЛИТЕРАТУРА

  • Александров А. Справедливость под вопросом / А. Александров, М. Лопатников // ЭЖ-Юрист. — 2013. — № 30.
  • Колоколов Н. А. Защита жертв преступлений: возможные пути совершенствования процессуального закона // Проблемы защиты жертв преступлений: Материалы расширенного заседания Ученого совета НИИ Проблем укрепления законности и правопорядка при Генпрокуратуре РФ. — М., 1999. — С. 14–17.
  • Колоколов Н. А. Обвинение и защита в российском уголовном процессе: баланс интересов — иллюзия или реальность // Уголовное судопроизводство. — 2005. — № 1, — № 2; — 2006. — № 1, — № 2.
  • Колоколов Н. А. «Судебные практики» в уголовном судопроизводстве: отвергнуть, или, упорядочив, легализовать // Уголовно-процессуальное право: понятие, содержание, источники: материалы науч.-практ. конф., посвященной 100-летию со дня рождения профессора Д. С. Кареева (Москва 23–24 марта 2006 г.). — М.: Городец, 2006. — С. 66–68.
  • Колоколов Н. А. Судебные практики станут законом // Уголовное судопроизводство. — 2006. — № 4.
  • Колоколов Н. А. Возвращение уголовного дела прокурору // Производство по уголовным делам в суде первой инстанции: Научно-практическое пособие / под общ. ред. В. М. Лебедева. — М.: Норма, 2011. — С. 91–139.
  • Колоколов Н. А. Момент истины // Библиотека криминалиста: Научный журнал. — 2012. — № 4(5).
  • Колоколов Н. А. Истина в в состязательном процессе: проблемы аргументации (избранные тезисы выступления) // Юридическая техника. — 2013. — № 7. — Ч. 1. — С. 11–18.
  • Колоколов Н. А. Истина и ложь в уголовном процессе // ЭЖ-Юрист.— 2013.— № 1.
1 См. об этом :Колоколов Н. А.: Обвинение и защита в российском уголовном процессе: баланс интересов — иллюзия или реальность // Уголовное судопроизводство. 2005. № 1. С. 15–21, № 2. С. 2-8, 2006. № 1. С. 2–7, № 2. С. 3–7; Он же. Судебные практики в уголовном судопроизводстве: отвергнуть, или, упорядочив, легализовать // Уголовно-процессуальное право: понятие, содержание, источники // Материалы науч.-практ. конф., посвященной 100-летию со дня рождения профессора Д. С. Кареева (Москва, 23–24 марта 2006 года). М.: Городец, 2006. С. 66–68; Он же. Судебные практики станут законом // Уголовное судопроизводство. 2006. № 4. С. 2–11; Он же. Возвращение уголовного дела прокурору // Производство по уголовным делам в суде первой инстанции: Науч.-практ. пособие / Под общ. ред. В. М. Лебедева. М.: Норма. 2011. С. 91–139.
2 См.: Постановления КС РФ от 04.03.2003 № 2-П // Вестник КС РФ. 2003. № 3; от 08.12.2003 № 18-П // Российская газета. 2003. 23 дек.; определение КС РФ от 02.02.2006 № 57-О // Вестник КС РФ. 2006. № 3.
3 См., напр.: Абзац 2 п. 25 постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 № 64 // Бюллетень ВС РФ. 2007. № 3; абзац 2 п. 3 постановления Пленума ВС РФ от 09.12.2008 № 25 // Бюллетень ВС РФ. 2009. № 2.
4 Федеральный закон от 26.04.2013 № 64-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. 2013. 30 апр. 5Подробнее см.: Александров А., Лопатников М. Справедливость под вопросом // ЭЖ-Юрист. 2013. № 30.
6 Постановление КС РФ от 02.07.2013 № 16-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б. Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда» // Российская газета. 2013. 12 июля.
7 Подробнее см.: Колоколов Н. А.: Момент истины // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2012. 4(5). С. 118–141; Он же. Истина и ложь в уголовном процессе // ЭЖ-Юрист. 2013. № 1. С. 3; Он же. Истина в состязательном процессе: проблемы аргументации (избранные тезисы выступления) // Юридическая техника. 2013. № 7. Ч. 1. С. 11–18. 8Подробнее см.: Колоколов Н. А. Защита жертв преступлений: возможные пути совершенствования процессуального закона // Проблемы защиты жертв преступлений: Материалы расширенного заседания Ученого совета НИИ Проблем укрепления законности и правопорядка при Генпрокуратуре РФ. М., 1999. С. 14–17.
 

 



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.