Задачи защитника на разных этапах производства по делу в суде присяжных

1222
Особенности представления доказательств в процессе с участием присяжных. Как построить защитительную речь для прений и какие аргументы в ней использовать. Как улучшить положение подзащитного, отрицающего свою вину, в случае вынесения обвинительного вердикта
   

Фролова Татьяна Андреевна,
судья Липецкого областного суда

По большинству дел, рассмотренных в рамках УПК РСФСР, защита начиналась в стадии выступления сторон в прениях. Действующий уголовно-процессуальный закон предусмотрел для защиты более широкие возможности в части представления своей позиции, но при этом ограничил обязанностью соблюдения жестких правил судебной процедуры. Вполне закономерно, что большинство допускаемых защитниками ошибок и просчетов связано с отсутствием подготовки. Между тем, если основа позиции не будет подготовлена защитником на стадии досудебного разбирательства и в ходе судебного следствия, то даже самая убедительная речь в прениях не сможет восполнить допущенных пробелов.

Как показывает анализ практики рассмотрения дел с участием присяжных заседателей, ошибки защиты, неподготовленность и невнимательность адвокатов нередко становятся причиной затягивания процесса, а допускаемые ими процессуальные нарушения и вовсе могут стать поводом для отмены приговоров, постановленных на основе вердикта присяжных, по жалобе гособвинителя.

Предварительное слушание

На предварительном слушании окончательно решается, в какой форме будет проходить последующее судебное разбирательство, а также выясняется, нет ли препятствий для рассмотрения дела по существу. Так, предварительное слушание по смыслу закона — основная стадия разрешения ходатайств об исключении доказательств.
Для суда с участием присяжных стадия предварительного слушания имеет особое значение, так как вопросы процессуального характера, в том числе об исключении доказательств, разрешаются в отсутствие присяжных. До их сведения не должны доводиться ни сами порочные доказательства, ни сведения о том, что таковые доказательства были вообще.
На практике имеют место случаи, когда защита по какой-либо причине придерживает эти ходатайства до судебного разбирательства, допускает оглашение и исследование спорых доказательств в присутствии присяжных, а затем просит исключить их по тем основаниям, которые имелись еще на момент окончания расследования по делу и на этапе предварительного слушания.
Такую тактику нельзя признать верной и отвечающей интересам подзащитного. Поскольку прозвучавшее доказательство уже отложилось в памяти присяжных, последующее напоминание о том, чтобы они не принимали его во внимание, только усиливает эффект этого доказательства.
При рассмотрении ходатайства защиты об исключении доказательства ввиду того, что оно получено с нарушением требований УПК РФ, бремя доказывания по закону возложено на сторону обвинения. При этом возможны допросы свидетелей, истребование каких-либо данных и т. п.
Аналогичная процедура исключения доказательства действует и в ходе судебного разбирательства. Однако в этом случае в работе присяжных происходят перерывы, иногда весьма длительные, когда судья и стороны исследуют процессуальные вопросы. При столь явном отстранении от участия в судебном заседании у присяжных возникает недоверие к участникам процесса; они осознают, что, в отличие от профессиональных юристов, решают какие-то незначительные вопросы. В результате степень их ответственности за предстоящее решение снижается.
Цель проведения предварительного слушания — исключение лишних процессуальных действий на стадии судебного разбирательства с тем, чтобы оно прошло четко и в разумные сроки. Поэтому исключение недопустимых и не относимых к делу доказательств должно происходить именно на предварительном слушании.
Впрочем, в случае выяснения по ходу рассмотрения дела новых оснований для признания доказательства недопустимым, соответствующее ходатайство может быть заявлено и на стадии судебного разбирательства.

Подготовительная часть заседания

Подготовительная часть судебного разбирательства в суде с участием присяжных проходит в целом так же, как и при обычной форме судопроизводства. Единственной характерной особенностью является то, что на этом этапе проверяется явка кандидатов в присяжные: если их явилось менее 20, судебное заседание откладывается, вызываются дополнительные кандидаты.
На этом этапе также разрешаются ходатайства. Количество и характер ходатайств, которые могут заявить стороны в подготовительной части заседания, закон не ограничивает. Но, учитывая специфику этого этапа разбирательства, желательно подавать ходатайства, разрешение которых не терпит отлагательства (например, об освобождении из-под стражи в связи с истечением сроков или состоянием здоровья, препятствующем нахождению под стражей, об отводах). С учетом того, что присяжные вызываются за два часа до начала заседания, отбор занимает около трех часов, иные ходатайства целесообразно заявлять позже, после того, как будет сформирована коллегия присяжных.

Формирование коллегии присяжных

Отбор присяжных и формирование коллегии — очень ответственный этап судебного разбирательства. В ходе судебного разбирательства стороны лишены возможности вывести присяжного или заявить о тенденциозности коллегии по тем основаниям, которые были известны сторонам в момент формирования коллегии.
Посредством опроса кандидатов в присяжные, явившихся в судебное заседание, и заявления отводов конкретным из них председательствующий и стороны отбирают 12 человек, которых образуют коллегию присяжных и несколько (как правило, двух) запасных присяжных заседателей.
Председательствующий, как правило, выясняет только те вопросы, которые касаются требований закона об участии лица в формировании коллегии присяжных – т. е. положения УПК РФ и Закона РФ от 20.08.2004 «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации». Исключение кандидатов из списков по другим основаниям целиком зависит от активности сторон на этой стадии. Они формулируют вопросы кандидатам по своему усмотрению, исходя из того, участие каких лице нежелательно, по их мнению, в судебном разбирательстве.
Нередко сами кандидаты указывают на такие жизненные обстоятельства, которые могут помешать им быть объективными, и заявляют самоотвод. Так, при рассмотрении Липецким областным судом дела по обвинению О. в совершении убийства, кандидат в присяжные сообщил, что семья его сестры из четырех человек была убита, и он даже смотреть спокойно не может на лиц, обвиняющихся в убийстве.
Стороны высказывают свое мнение по самоотводам, которое не обязательно для председательствующего, но учитывается им. Соглашаясь или не соглашаясь с самоотводами, следует понимать: если кандидат озвучил серьезную причину, препятствующую его участию в суде, это прежде всего означает отсутствие у него желания быть присяжным. Исходя из этого, можно предположить, что в дальнейшем он будет стремиться под любым предлогом выйти из коллегии, что может обусловить необходимость нового набора присяжных и проведения судебного разбирательства заново.
После разрешения вопроса о самоотводах сторонам предлагается заявить мотивированные отводы.
Постановка вопросов перед кандидатами в присяжные. Списки кандидатов в присяжные заседатели, которые вручаются сторонам в подготовительной части судебного заседания, содержат некоторый минимум сведений, позволяющих получить представление о кандидатах. Как правило, в них указывается возраст и род занятий.
Но чтобы исключить возможность воздействия на присяжных при рассмотрении конкретного дела и заявить мотивированные отводы тем или иным кандидатам, этих данных сторонам недостаточно. Поэтому закон предусматривает для сторон возможность задать необходимые вопросы кандидатам в присяжные. Вопросы должны быть конкретными, корректными и связанными с рассматриваемым делом, гражданской позицией кандидата, особенностями его жизни, которая могла бы повлиять на его взгляды и затруднить его объективность при разрешении дела по существу.
Так, при рассмотрении дела с участием присяжных в Рязанском областном суде сторона защиты выясняла у присяжных, кто из них и как долго состоит на учете в связи с необходимостью улучшить свои жилищные условия. Такой вопрос был обусловлен тем, что присяжным предстояло рассмотреть дело в отношении работника администрации города, обвиняемого в получении взяток за неправомерное включение лиц в список нуждающихся во внеочередном предоставлении жилья.

Мотивированный отвод — согласованная с подзащитным позиция в отношении конкретного кандидата. Отвод должен основываться на сведениях, услышанных в ходе формирования коллегии, мотивы должны быть связаны с рассматриваемым делом, а сам отвод заявлен в корректной форме.
Немотивированные отводы — необязательная составляющая этапа формирования коллегии присяжных. Возможность заявить такие отводы у сторон появляется, если после удовлетворения самоотводов и мотивированных отводов в списках останется не менее 18 кандидатов, что бывает не всегда. Немотивированный отвод не требует аргументированного решения председательствующего и просто удовлетворяется путем исключения кандидата из списка.
Следует также обращать внимание на положение кандидата в списке. Поскольку состав коллегии формируется исходя из очередности расположения кандидата в списке, а количество отводов ограничено, сторонам следует уделить большее внимание тем кандидатам, которые находятся в начале списка (если к моменту заявления отводов кандидатов по-прежнему остается много, последние по списку явно не войдут в коллегию).

Судебное следствие

Стадия судебного следствия начинается с кратких вступительных речей сторон, в которых четко выражается избранная позиция.
Краткая речь защиты. В выступлении защитника должно быть высказано отношение подсудимого к предъявленному обвинению. Поскольку присяжные не знакомы с материалами дела, и после вступительной речи прокурора им сложно сориентироваться, в чем в чем именно из сказанного прокурором признает вину его подсудимый (допрашивается он, как правило, гораздо позже), защитнику следует развернуто обозначить свою позицию. Вступительная речь — это по существу определение предмета доказывания и пределов доказывания.
УПК РФ не предусматривает выступления в этой части процесса самого подсудимого, но логический ход процесса и аналогия с производством в суде без участия присяжных указывают на целесообразность выяснения у подсудимого, признает ли он свою вину и в чем именно. Защитник должен помочь подсудимому сформулировать ответ на этот вопрос с тем, чтобы он прозвучал четко, убедительно и не вызвал замечаний председательствующего в связи с затрагиванием вопросов, не входящих в компетенцию присяжных.
Недопустимо, чтобы при высказывании подсудимым своего отношения к предъявленному обвинению прозвучала, например, такая фраза: «Ранее я давал признательные показания, но к этому меня принудили сотрудники милиции, которые избивали меня».
Так, по делу в отношении И., рассмотренному Липецким областным судом в 2009 г., адвокат К. во вступительной речи, в частности, отметил: «защита считает, что орган предварительного следствия при расследовании данного дела фактически скрыл от правосудия факты фальсификации спецслужбами доказательств по обвинению И., тенденциозно собрав доказательства вины И., преднамеренно уклонился от собирания доказательств его невиновности».
Между тем ни адвокат, ни подсудимый ранее, в том числе на предварительном слушании, не ставили вопрос о порочности каких-либо доказательств, однако в нарушение требований УПК РФ, которые им неоднократно разъяснялись, заявили в присутствии присяжных о недопустимости всех доказательств обвинения.
Особенности судебного следствия с участием присяжных связаны не только с ограничениями в исследовании определенных материалов дела и данных о личности, но и с тем, что вопросный лист создается исходя из позиций сторон, которые они занимали в процессе судебного следствия.
Следует четко знать, какие вопросы решают присяжные, и «нарабатывать» материал для постановки вопросов именно в этом направлении.
При исследовании доказательств обе стороны, как и в обычном процессе, могут делать заявления, обращать внимание участников судопроизводства на те или иные моменты. Однако при этом они не вправе высказывать свое мнение и давать оценку исследуемым доказательствам.
Например, при оглашении заключения судебно-медицинской экспертизы следует обратить внимание присяжных на давность получения потерпевшим телесных повреждений, на возможность самостоятельного передвижения после получения определенного комплекса телесных повреждений, на наличие сведений о хронических заболеваниях потерпевшего (они могут находиться в исследовательской части экспертного заключения, которая далеко не всегда оглашается в суде). В дальнейшем, в ходе прений, защитник сумеет вернуться к этим моментам.
При оглашении свидетельских показаний, данных на следствии, в некоторых случаях имеет смысл обратить внимание присяжных на время и дату производства допроса, возраст свидетеля. Соотнеся эти сведения с иными документами и обнаружив расхождения, защитник в ходе судебных прений сможет поставить под сомнение достоверность показаний свидетеля.
При этом защите следует постоянно помнить о том, какие вопросы не исследуются присяжными. Относимость и допустимость доказательств определяют юристы, а присяжные оценивают их достоверность и достаточность, причем последнее — в совокупности с другими доказательствами, анализ которым дается, как правило, в ходе судебных прений.
Представление доказательств стороной защиты. Доказательствами стороны защиты, как правило, выступают показания подсудимого и свидетелей, данные в ходе допроса в суде. При допросе защитнику следует учитывать особенности представления доказательств в процессе с участием присяжных. Так, подсудимому не должны задаваться вопросы: «Почему Вы ранее признавали свою вину? Разъяснялись ли Вам права?»
При допросе свидетеля следует избегать вопросов, характеризующих личность подсудимого, особенно если ответ на них может содержать негативную информацию (например, о наличии судимости у подзащитного), т. е. факты, которые могут вызвать у присяжных предубеждение в отношении подсудимого.
Даже если подзащитный не признает вину, нельзя оставлять без внимания характер предъявленного обвинения и юридическую оценку его действий, данную на следствии. Следует помнить, что вердикт обязателен для сторон, и при обсуждении его последствий не допускается спор об установленных вердиктом фактах. При исследовании доказательств защитнику стоит проявить активность с тем, чтобы на этапе формулировки вопросов присяжным по позиции обвинения иметь основания для внесения в них изменений. Если же подсудимый признает свою вину частично, у защиты будет возможность поставить вопросы по своей позиции защиты с целью уменьшения степени виновности подсудимого.

Оправдана ли активность позиции защиты в ситуации, когда подсудимый не признает вины?
В ситуации, когда подзащитный не признает своей вины в содеянном, некоторые адвокаты считают неуместным уточнять у соподсудимых его роль в совершении преступления. Защитники не оспаривают сумму ущерба, не вникают в характер и механизм повреждений, полученных жертвой. Тактику «невмешательства» они объясняют необходимостью соблюдения требований ч. 3 ст. 335 УПК РФ. Однако эффективность такой защиты весьма сомнительна.
При более активной позиции защитник мог бы, например, добиться уменьшения размера ущерба, что позволило бы в случае вынесения подсудимому обвинительного вердикта ставить вопрос об изменении квалификации содеянного им на менее тяжкое преступление.
Активный анализ защитником заключения судебно-медицинской экспертизы помог бы убедить присяжных, что смерть жертвы наступила не вследствие нанесенных подсудимым телесных повреждений, а в силу наличия хронического заболевания. Из этого последовал бы вывод о недоказанности самого события преступления. Такая инициатива защиты, разумеется, никоим образом не противоречит позиции подсудимого, который не признает своей вины и отрицает факт нахождения на месте преступления.

Прения сторон

На этапе прений в задачи защитника входят обоснование позиции подсудимого (которая является основой защитительной речи) и анализ доказательств с точки зрения их достоверности и достаточности.
В любой ситуации позицию подсудимого можно соотнести с одним из четырех вариантов:
• не признает вину, указывает, что не совершал такого преступления и вообще не был на месте преступления;
• не признает вину в данном преступлении, но указывает на обстоятельства совершения им другого, менее тяжкого преступления;
• признает, что совершил определенные действия, но виновным себя не считает;
• полностью признает свою вину.
Речь защитника в прениях должна быть яркой, конкретной и занимать не более 23 минут. Согласно выводам психологов, если продолжительность речи (любой, не только судебной) больше, внимание слушателей ослабевает и нарастает раздражение по отношению к говорящему.
При подготовке к прениям защитнику необходимо учитывать еще два важных обстоятельства. Во-первых, его речь должна быть доступна пониманию присяжных, в том числе тем из них, кто не имеет высшего образования.
Во-вторых, рассуждения и выводы защитника должны основываться только на тех доказательствах, которые исследовались с участием присяжных. Именно на их основе присяжные должны решать вопрос о виновности подсудимого. Приводить примеры из других дел или данные статистики означает воздействовать на присяжных непроцессуальными методами.
Защитник должен знать, в какой формулировке и последовательности задаются вопросы присяжным (вопросный лист составляется после прений сторон и последнего слова подсудимого), и учитывать эти моменты в своем выступлении.
При этом следует помнить, что присяжные не дают юридической оценки действиям подсудимого, а лишь оценивают достоверность и достаточность представленных сторонами доказательств. Исходя из этого, защитнику стоит формулировать свои выводы, например, следующим образом: «не доказано, что подсудимый нанес ранение, ставшее причиной смерти потерпевшего, в то же время не оспаривается, что он нанес ему удар кулаком, не причинив вреда». В дальнейшем по этой позиции сторона защиты может поставить вопрос перед присяжными, и в случае утвердительного ответа на него ― дать юридическую оценку действиям виновного.
Последнее слово подсудимого на этой стадии также имеет некоторые особенности. Чтобы председательствующему не пришлось прерывать подсудимого, делать ему замечания и обращать внимание присяжных на недопустимые в их присутствии высказывания, защитнику имеет смысл заранее подготовить последнее слово вместе с подсудимым в соответствии с требованиями этой формы судопроизводства.

Составление вопросного листа

К моменту составления вопросного листа у защиты уже должны быть определенное направление, основанное на позиции подсудимого, прениях сторон и предложения по постановке вопросов, ибо содержание вопросов по позиции государственного обвинителя очевидно из предъявленного обвинения.
Первым ставится вопрос относительно события преступления, без указания на конкретных лиц, его совершивших. Вопрос не должен полностью повторять описание преступных деяний, данное в обвинительном заключении, но должен содержать все необходимые элементы, позволяющие в случае постановления обвинительного вердикта квалифицировать действия подсудимого.
Задача защиты при формулировке этого вопроса — не допустить включения лишних признаков, не вменявшихся подзащитному, а также постараться уменьшить количество ненужных деталей, которые не влияют на юридическую оценку действий подсудимого, усложняют задачу присяжных, а подчас создают излишне драматическую картину произошедшего, что может оказать негативное влияние на присяжных.
Второй вопрос касается доказанности факта совершения деяния конкретным лицом. Как правило, он содержит описание конкретных действий, вмененных подсудимому, и квалифицирующие признаки, предусмотренные законом.
Вопрос о виновности при доказанности совершения подсудимым преступления — весьма специфичный и не всегда правильно формулируется юристами. Для правильной постановки этого вопроса следует понятие невиновного причинения вреда приводится (ст. 28 УК РФ), случаи отсутствия вины при доказанности совершения определенных действий перечислены в ст. 5, 31, 37–42 УК РФ.
Если подсудимый не признает своей вины, вопросы ставятся только по позиции обвинения. Защита вправе предложить свои вопросы, направленные на степень виновности лица или влекут освобождение его от ответственности. Но это возможно только в том случае, если такая позиция была обозначена подсудимым в ходе судебного следствия и выражена в судебных прениях.
Судья не вправе самостоятельно ставить вопросы по позиции защиты, он может лишь корректировать эти поставленные вопросы после обсуждения сторонами. Поэтому активность позиции защиты на этой стадии должна проявляться в полном объеме.

Напутственное слово председательствующего

Согласно ч. 3 ст. 340 УПК РФ в напутственном слове председательствующий перечисляет исследованные в суде доказательства (как уличающие подсудимого, так и оправдывающие его), не выражая при этом своего отношения к ним и не делая никаких выводов, а также разъясняет присяжным правила оценки доказательств и другие принципы правосудия.
Выслушав напутственное слово, стороны вправе в присутствии присяжных высказать свои возражения по нему (разумеется, при наличии оснований).
После удаления присяжных для ответа на вопросы стороны не вправе прокидать помещение суда, поскольку иногда требуется разъяснить присяжным суть поставленных перед ними вопросов и даже возобновить судебное следствие.

Обсуждение последствий вердикта

При обсуждении последствий вердикта содержание вопросного листа и ответы присяжных на вопросы снова «переводятся» на юридический язык, решается вопрос о квалификации действий подсудимого, признанного виновным, или об основаниях оправдания лица, признанного невиновным.
Если вердиктом присяжных подсудимый признан невиновным, обсуждение проходит быстро и для защиты трудностей не представляет. В противоположной ситуации защитник сталкивается с несколькими трудностями.
Рассмотрим следующую ситуацию: подсудимый не признавал своей вины в содеянном, его защитник, в свою очередь, в прениях ставил вопрос о вынесении оправдательного вердикта, но в итоге присяжные признали его подзащитного виновным. С одной стороны, подсудимый даже в этом случае не должен остаться без защиты в стадии обсуждения последствий вердикта. С другой стороны, запрет для адвоката занимать позицию против воли подзащитного противоречит обязательности вердикта для всех участников процесса. Как можно говорить о квалификации действий подзащитного, если он утверждает, что ничего не совершал?
Решение для этой непростой ситуации подсказывает закон. Как следует из с ч. 5 ст. 348 УПК РФ, председательствующий может не согласиться с обвинительным вердиктом, если содеянное подсудимым не содержит признаков состава преступления. В таком случае он должен распустить коллегию присяжных и отправить дело на новое рассмотрение иным составом суда. При этом УПК РФ не обязывает председательствующего вынести постановление о роспуске коллегии сразу по оглашении вердикта. Во всяком случае, прямого запрета на принятие такого решения после обсуждения последствий вердикта закон не устанавливает.
Исходя из этого, защитник еще до обсуждения последствий вердикта должен оценить, имеются ли основания для вынесения оправдательного приговора или роспуска коллегии присяжных (не установлено событие преступления или факта участия подсудимого в его совершении), и, если таковые имеются, ― обратить на это внимание суда в ходе обсуждения.
Впрочем, даже если оснований для постановления оправдательного приговора не имеется, защитник обязан соотнести вердикт присяжных с квалификацией, предложенной прокурором, и по мере возможности постараться оспорить ее в сторону смягчения положения подзащитного.
Избежать при этом расхождения с позицией подсудимого защитник может высказав свое мнение таким образом: «Изложенные во втором вопросе и признанные доказанными действия, по мнению защиты, не могут быть квалифицированы по ст. 162 УК РФ, поскольку установленные вердиктом присяжных обстоятельства не свидетельствуют о причинении или угрозе причинения вреда, опасного для жизни и здоровья потерпевшего. Связывание рук не причинило телесных повреждений потерпевшему, следовательно, действия нападавшего не могут расцениваться как разбойное нападение. Они могут быть квалифицированы как грабеж».
При такой формулировке адвокат не утверждает, что его подзащитный виновен, т. е. не нарушает норм этики адвоката. Одновременно он осуществляет функцию защиты, приводя доводы в пользу менее тяжкого обвинения.
Вердикт обязателен для участников процесса, поэтому при его обсуждении запрещается ставить под сомнение положения о доказанности события, вины подсудимого, не следует анализировать доказательства, так как суд в приговоре не дает им оценку после постановления вердикта.
Так, по уголовному делу в отношении И., рассмотренному Липецким областным судом, адвокат, отстаивая позицию о невиновности своего подзащитного, в ходе обсуждения последствий вердикта указал на недопустимость ряда доказательств. П. против предъявленного обвинения в получении взятки в особо крупном размере. Тем самым защитник фактически поставил под сомнение вердикт присяжных, что недопустимо.
Если на этапе следствия адвокат не оспаривал полномочия должностного лица, цель передачи ему денег и последствия его действий для взяткодателя, то в стадии обсуждения последствий вердикта добиться переквалификации действий подзащитного с получения взятки на мошенничество уже невозможно. Такая возможность была упущена в силу неверно построенной тактики защиты.
Председательствующему пришлось прервать выступление адвоката, разъяснить ему особенности стадии обсуждения последствий вердикта и объявить перерыв для подготовки адвоката к защитительной речи, соответствующей требованиям УПК РФ.
В стадии обсуждения последствий вердикта защитник может еще раз перечислить смягчающие обстоятельства, ранее озвученные перед присяжными, поскольку закон обязывает учитывать их независимо от того, что они могли послужить основанием для вывода присяжных о снисхождении.
Присяжные указывают лишь на то, заслуживает ли признанный виновным подсудимый снисхождения. Однако даже при отрицательном ответе на этот вопрос суд не связан пределами назначаемого наказания, как в рамках санкции, так и ниже этих рамок.
Задача адвоката ― найти смягчающие обстоятельства, которые могут существенно повлиять на вид и размер наказания. При этом на данном этапе уже могут быть оглашены сведения о личности подсудимого.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.