Незаконный оборот оружия: форма побеждает содержание

1017
Как на практике проявляется субъективное вменение при установлении признаков незаконного приобретения, ношения и хранения оружия.
Незаконный оборот оружия: форма побеждает содержание    

Никита Александрович Колоколов
д. ю. н., профессор кафедры судебной власти и организации правосудия НИУ ВШЭ (г. Москва)

 

Общественная опасность последствий незаконного оборота огнестрельного оружия общеизвестна. Данное обстоятельство объясняет и предельную формализацию состава преступления (ст. 222 УК РФ, и суровость наказания за правонарушения (до 8 лет лишения свободы), которые зачастую никому не причиняют реального вреда.

 
Формальный подход к установлению признаков нарушения

Согласно закону безжалостно карается практически любое нарушение, связанное с незаконным оборотом оружия. Например, поехал человек на охоту с гладкоствольным ружьем, взял у товарища нарезной карабин — все, он уже преступник, даже если взял оружие только чтобы сфотографироваться у туши застреленного кем-то кабана. Причем согласно УК РФ в данном случае отвечают оба: как владелец оружия, на время выпустивший его из рук, так и осмелившийся его подержать.

Общеизвестно также и то, что там, где форма превалирует над содержанием, жди незаконных процессуальных решений. Казалось бы, ничего страшного в излишней формализации общественных отношений нет, ибо существует ч. 2 ст. 14 УК РФ, наличие которой позволяет мудрому правоприменителю отделить формальное от реально опасного. Однако в силу целого ряда причин данное общее правило срабатывает далеко не всегда, в результате чего к уголовной ответственности привлекаются лица, не то, что не совершившие уголовного преступления, но и не совершившие вообще ничего предосудительного.

Наградной пистолет: «вытсрел» в хозяина

Клусов с 1993 года был кадровым офицером Российской Армии, имел высшее военное образование, с 1997 года был помощником военного коменданта на Ленинградском вокзале г. Москвы.

В начале 1999 года он был награжден пистолетом ПМ, который ему лично вручил генерал-майор Омельченко В. Г. Выписка из соответствующего приказа была передана для приобщения к личному делу Клусова.

Этот пистолет Клусов использовал в своей служебной деятельности. И когда в 2008 году он перевелся в ФСКН, также официально продолжил использование наградного оружия в своей служебной деятельности. При этом пистолет хранился в служебном сейфе на работе. Клусов с ним даже летал в командировки, с согласия руководства, сдавая оружие на время полета.

По правилам наградной пистолет должен был храниться у Клусова дома, в сейфе и с согласия территориальных органов МВД России, тем более что в связи с переходом на новое место службы официальные документы на оружие и боеприпасы "затерялись где-то в штабах."

Органы предварительного расследования, задержавшие Клусова, вместе с ними и Тверской районный суд г. Москвы усмотрели в действиях офицера преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 222 и ч. 1ст. 285 УК РФ. За незаконное приобретение, хранение, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, а равно за злоупотребление должностными полномочиями по приговору вышеозначенного суда от 28.10.2010 Клусова осудили к 5 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ его лишили права занимать должности в правоохранительных органах на 3 года.

Суд кассационной инстанции своим определением от 07.02.2011 отменил приговор по ч. 1 ст. 285 УК РФ за отсутствием состава преступления, исключил указание о применении ч. 2 ст. 69 и ст. 47 УК РФ, а также признак «незаконное приобретение оружия и боеприпасов»; по ч. 1 ст. 222 УК РФ наказание Клусову было снижено, на основании ст. 73 УК РФ его посчитали условным, установив испытательный срок 2 года.

Осужденный, считая приговор незаконным, последовательно обратился во все вышестоящие судебные инстанции, однако на его доводы обратил внимание лишь заместитель Председателя Верховного Суда РФ, генерал-полковник юстиции А. Я. Петроченков. Своим постановлением от 13.07.2012 № 5-Д-12-63 он возбудил надзорное производство, направил жалобу осужденного и его защитника на рассмотрение президиума Московского городского суда. По мнению автора данного документа, публичные действия офицера по приобретению, хранению и ношению оружия и боеприпасов не образуют состава преступления, ибо они совершались с разрешения, пусть и неформального, его руководителей, носящих генеральские погоны.

Постановлением президиума Московского городского суда от 03.08.2012 № 44у- 338/12 состоявшиеся по делу судебные постановления были отменены, а само оно направлено в Тверской суд на новое судебное разбирательство.

По приговору данного суда от 06.12.2012 Клусов вновь был осужден за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов к 2,5 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 5 месяцев. В срок отбытия наказания Клусову зачли время содержания под стражей в период с 21.01.2010 по 07.02.2011, от дальнейшего отбытия наказания его освободили в связи с его фактическим отбытием.

Суд кассационной инстанции определением от 06.12.2012 № 22-2106 исключил из приговора квалифицирующий признак «незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов».

Все вышестоящие инстанции в пересмотре дела Клусова отказали (постановление судьи Московского городского суда об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции от 17.06.2013 № 4у/8-4420).

Виновность в силу обладания оружием

Согласно ч. 1 ст. 14 УК РФ преступление — совершенное виновно общественно опасное деяние, запрещенное законом под угрозой наказания. Попробуем разобраться, за что в местах лишения свободы содержался офицер ФСКН?

Комментировать первый приговор смысла нет, так как уровень надуманности содержащихся в нем обвинений настолько высок, что суд кассационной инстанции тут же поспешил отсечь явно лишнее. Примечательно, что в определении судебной коллегии Московского городского суда от 07.02.2011 имелось признание законности, пусть и завуалированное, обстоятельств приобретения оружия и боеприпасов Клусовым. Сказанное означает, что осужденному поверили, в первую очередь, в том, что оружие ему действительно выдали большие начальники, пусть и по «серой схеме».

К сожалению, «бумаги», проливающие свет на факт награждения, стороне защиты восстановить не удалось, впрочем, это и не ее функция, а обязанность стороны обвинения. Оценку доказательств в этой части суд провел по схеме: «верю, но почему, объяснять не буду».

Следующий шаг по реабилитации Клусова вновь был сделан судебной коллегией по уголовным делам Московского городского суда, правда, уже 06.03.2011, то есть спустя 2 года. Несмотря на то, что в деле осужденного за этот период ничего принципиально не изменилось, кассационная инстанция признала, что и хранил то пистолет Клусов законно.

Итак, от незаконного приобретения, хранения и ношения осталось одно ношение. Лежит пистолет незаконно в сейфе на работе — нет преступления, переложили его в портфель — все еще не преступление, понесли портфель — преступление налицо — таково последнее слово Московского городского суда.

На этом, наверное, можно было бы поставить и точку, но вспомним, что ст. 222 УК РФ снабжена примечанием, согласно которому действия по незаконному приобретению, хранению, ношению оружия и боеприпасов перестают быть преступными с момента добровольной выдачи оружия.

Клусов совершенно добровольно всем заявлял, что у него есть пистолет и 8 патронов к нему. Причем эти все — не рядовые граждане, а высокопоставленные чиновники правоохранительного органа, которые наделены правом проведения дознания. Выявив факт нарушения оборота оружия, они обязаны его пресечь, при необходимости возбудить уголовное дело, направить его по подведомственности. Должностные лица ФСКН этого делать не стали, легализовав тем самым факт ношения оружия Клусовым.

Наконец, главный довод: где степень общественной опасности содеянного Клусовым, чтобы форму наполнить содержанием? Конечно не так, как это сделал суд первой инстанции 28.10.2010, который умудрился усмотреть даже нечто существенное, угрожающее интересам государства и общества в целом.

Изучение трудов классиков в сфере уголовного права, специально изучавших проблему степени общественной опасности деяний, предусмотренных ст.ст. 222 – 226.1 УК РФ1, позволяет сделать вывод, что даже крупные специалисты не в состоянии объяснить, в чем опасность приобретения, хранения и ношения оружия, если таковое не предназначено для совершения противоправных действий. Налицо несвойственный уголовному праву России механизм субъективного вменения: человек виновен уже в силу одного обладания оружием.

Данным механизмом система правоохраны частенько злоупотребляет. Например, владел наградным пистолетом вывший офицер законно, скончался, сын пистолет не сдал, не придал этому значения — получи сын героя судимость по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Безусловно, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ, может быть совершено лишь с прямым умыслом, при этом главную роль играет цель содеянного. Именно цель и предполагает выбор вида и размера наказания судом.

Несмотря на то, что пистолет Клусов использовал исключительно в целях правоохраны, наказание ему было назначено, как киллеру.

1См., напр.: Бикеев И. И. Глава VII. Преступления, нарушающие правила обращения с оружием (ст. 222–226.1 УК РФ) // Энциклопедия уголовного права. Т. 21. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка. СПб., 2013. С. 865–1056.
 


Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Для адвоката клиент...

  • … всегда прав. Адвокат никогда не посоветует признать вину. Адвокат не может в силу закона идти против воли клиента. Если клиент говорит следствию и в суде, что дважды два это пять, адвокат должен его поддержать. 29.33%
  • …не всегда прав. Адвокат служит закону и правосудию. Правосудие не в том, чтобы виновным избежал ответственности, а в том, чтобы не засудили и в этом задача защитника. Иногда есть смысл уговорить клиента признать вину, чтобы получить наказание поменьше. 70.67%
Другие опросы

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.