Отграничение разбоя и вымогательства от самоуправства

1712
В какой то степени такое положение складывается из за того, что существует опре деленный дефицит рекомен даций по разграничению ука занных составов преступле ний, отсутствует обобщение судебной практики, в процес се которого были бы проана лизированы допускаемые ор ганами следствия ошибки.

В какой то степени такое положение складывается из за того, что существует опре деленный дефицит рекомен даций по разграничению ука занных составов преступле ний, отсутствует обобщение судебной практики, в процес се которого были бы проана лизированы допускаемые ор ганами следствия ошибки.

Фомин Михаил Анатольевич,
адвокат Адвокатской палаты г. Москвы, член Научно-экспертного совета Судебного департамента при Верховном Суде РФ, кандидат юридических наук

Многочисленные ошибки в квалификации допускаются в случаях, когда лицо совер шает самоуправные действия, а обвинение предъявляется по разбою или вымогательству.

В какой то степени такое положение складывается из за того, что существует опре деленный дефицит рекомен даций по разграничению ука занных составов преступле ний, отсутствует обобщение судебной практики, в процес се которого были бы проана лизированы допускаемые ор ганами следствия ошибки.

Ошибка в квалификации — это не просто упущение в рабо те органов следствия. Это в первую очередь дальнейшая судьба привлекаемого к уго ловной ответственности лица, поскольку самоуправство от носится к категории преступ лений средней тяжести, макси мальное наказание до 5 лет ли шения свободы либо альтерна тивные санкции (ограничение свободы до 3 лет, арест от 4 до 6 месяцев). Наказание при квалификации действий лица по разбою или вымогательству За последние годы существенно снизилось качество рабо ты органов предварительного следствия в вопросах квали фикации преступлений. Игнорируется как общее учение о составе преступления в качестве юридического основания квалификации, так и судебная практика. Вместе с тем именно практика вносит свои весомые коррективы, во мно гом определяя в правоприменении отграничение одного состава преступления от другого.

Только тесное взаимо действие теории и практики поможет добиться правильно го применения уголовного закона во избежание ошибок в с наличием особо квалифицирующих признаков без альтер нативы достигает 15 лет лише ния свободы со штрафом в размере до 1 млн руб., или в размере заработанной платы, или иного дохода осужденного за период до 5 лет либо без та кового. Попробуем разобраться в существе вопроса. К самоуправству, как это вытекает из диспозиции ст. 330 УК РФ, относится соверше ние лицом каких либо само вольных действий вопреки ус тановленному законодатель ством или иным норматив ноправовым актом порядку, правомерность которых оспа ривается организацией или гражданином, если такими действиями был причинен су щественный вред. Объектом защиты в данном случае являются интересы го сударственной власти, порядок управления, обеспечивающий реализацию организациями или гражданами их субъектив ных прав, к которым следует от нести личные имущественные и неимущественные права. Разбой и вымогательство относятся к преступлениям против собственности. Одна ко, если разбой, т. е. напа дение с целью хищения чужо го имущества, совершенное с применением насилия, опас ного для жизни и здоровья, ли бо с угрозой применения тако го насилия (ст. 162 УК РФ), яв ляется одним из видов хи щения, то вымогательство (а именно требование переда чи чужого имущества или пра ва на имущество или соверше ние других действий имущест венного характера под угро зой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потер певшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интере сам потерпевшего или его близких (ст. 163 УК РФ)) отно сится к преступлениям, причи няющим имущественный или иной ущерб, без признаков хи щения.

Объектом защиты при раз бое и вымогательстве являют ся одновременно собствен ность, личность, а в случае применения насилия — также и здоровье человека.

В качестве предмета раз боя выступает чужое имущест во, а при вымогательстве — не только чужое имущество, но и право на это имущество.

При разбое и вымогатель стве субъект, преследуя цель незаконного обогащения, действует по корыстным мотивам, осознавая, что его действия носят заведомо незаконный характер.

Самоуправные действия также направлены на чужое имущество, но характеризуют ся тем, что субъект, причиняя вред собственнику имущест ва, считает, что на это имуще ство он имеет полное право, т. е. изымая и обращая в свою пользу чужое имущество, это лицо осознает, что оно дейст вует в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество.

Органами предваритель ного следствия Б. было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 162 УК РФ, а именно в том, что Б. совершил разбой в отношении потерпевшего А. 31.07.2004 возле торговой точки ООО «Ж». Б., имея умы сел на совершение разбойно го нападения с целью завла дения чужим имуществом, по дошел к продавцу указанной точки А. и, схватив его левой рукой за горло, достал из пра вого рукава надетой на нем ру башки кухонный нож, который принес с собой, приставил его к горлу А., требуя при этом у него деньги в сумме 200 руб. за ранее проданный арбуз не надлежащего качества. Вос принимая угрозу реально, по терпевший А. передал Б. день ги в сумме 200 руб.

Приговором Бабушкинско го районного суда г. Москвы от 25.04.2005 действия Б. были переквалифицированы с ч. 2 ст. 162 на ч. 2 ст. 330 УК РФ.

Суд в приговоре указал, что действия Б. в ходе предва рительного следствия по ч. 2 ст. 162 УК РФ были квалифици рованы неправильно, посколь ку умысел Б. был направлен не на хищение, а на возврат ранее переданных потерпевшему А. денег за проданный некачест венный арбуз.

Особо следует отметить, что при самоуправстве отсут ствуют корыстные мотивы, так как лицо не желает обогатить ся за счет чужого имущества, а защищает свои имуществен ные интересы, осознавая, что имеет на это полное право.

По приговору Люблинского районного суда г. Москвы Ю. и А. были признаны винов ными в вымогательстве с це лью получения имущества в крупном размере с примене нием насилия, совершенном группой лиц по предваритель ному сговору (кроме этого, А. — по ч. 2 ст. 325 УК РФ (по хищение паспорта и других важных документов)), которые они совершили при следую щих обстоятельствах.

На перекрестке 2 й ул. Ма шиностроения и Волгоград ского проспекта в г. Москве столкнулись автомашины «Мер седес», управляемая А., и уп равляемая Р. «Волга» — такси. А. и находившийся с ним Ю., которому принадлежал «Мер седес», не приняв мер к тому, чтобы дорожно транспортное происшествие было надле жаще оформлено ГАИ и ус тановлен виновник аварии, стали требовать от Р. за разби тую машину 40 тыс. долл. США, хотя стоимость ее ре монта составляла 19 188 долл. США. Во время предъявления этих требований они нанесли Р. несколько ударов и угрожа ли расправой. Тогда же А. за владел паспортом Р., его удо стоверением водителя, техни ческим паспортом на автомо биль и другими документами. Затем посадили Р. в автомо биль, привезли в район «Марь ино» г. Москвы, где, угрожая физической расправой, про должали от него требовать 40 тыс. долл. США либо про дажу или залог квартиры. Под воздействием угроз Р. предло жил взять его личный автомо биль «ВАЗ 2107», находив шийся на стоянке у станции метро «Таганская». Они, прие хав в указанное место, завла дели машиной. В начале дви жения Р. выскочил из машины, чтобы обратиться за помощью к знакомым таксистам. Однако Р. и А. его догнали, избили, за тащили в машину и приехали в таксомоторный парк, там Р. надеялся у руководителей своего предприятия занять денег, но их не оказалось. Тог да Р. отвезли в чужую кварти ру, расположенную в г. Моск ве, и насильно удерживали там около 5 дней. Все это время Ю. и А., угрожая ему распра вой, требовали уже не 40 тыс., а 20 тыс. долл. США и с целью получения этих денег несколь ко раз привозили к его знако мым, родственникам, прину див в конечном счете согла ситься отдать в залог квартиру отчима для получения креди та. Когда Ю. и А. привезли Р., его мать и отчима в районное эксплуатационное управление для переоформления кварти ры, сотрудники милиции осво бодили Р.

Постановлением Президиу ма Московского городского суда 19.07.2001 действия Ю. и А. были переквалифици рованы на ч. 2 ст. 330 УК РФ по следующим основаниям.

Вина Ю. и А. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтвер ждена доказательствами, ис следованными в судебном за седании. Однако приговор подлежит изменению. Соглас но закону, основным призна ком вымогательства является требование передачи чужого имущества. Между тем в ма териалах дела отсутствуют доказательства, свидетельст вующие о намерении Ю. и А. завладеть чужим имущест вом. Так, на предварительном следствии и в судебном засе дании Ю. и А. утверждали, что дорожно транспортное проис шествие произошло по вине Р., он согласился возместить ущерб и они решили, что раз берутся без сотрудников ГАИ. Вначале предложили Р. за платить 40 тыс. долл. США, забрать разбитый «Мерсе дес», но когда в автосервисе выяснили, что ремонт обой дется примерно в 20 тыс. долл. США, стали настаивать на выплате им этой суммы. В течение нескольких дней в поисках денег Р. с ними ездил на встречи со знакомыми и родственниками, а потом по согласованию с родственника ми для получения кредита ре шил отдать в залог квартиру отчима. Находился эти дни Р. с ними по своему согла сию. Вместе с Р., его матерью и отчимом они посетили раз ные организации, чтобы ре шить вопрос с квартирой. Потерпевший Р. дал показа ния, по содержанию анало гичные описательной части приговора. Он признал, что допустил нарушение Правил дорожного движения, но счи тал вину в этом происшествии обоюдной. Он пояснил, что Ю. и А. насилия не применяли, а только угрожали. Представ ленные техническим центром ОАО «Ремерс Центр» и иссле дованные в судебном заседа нии документы (карта осмотра поврежденного транспортного средства, калькуляция ремонта автомобиля и др.) свидетельст вуют о том, что для восстанов ления автомобиля «Мерседес» необходимо 19 188 долл. США.

Свидетель Трофимова по казала, что давала А. разъяс нения относительно порядка получения Р. кредита под квар тиру с возможным перечисле нием денежных средств в ав тосервис, где должен был ре монтироваться «Мерседес». По словам свидетеля З., он добровольно передал свою квартиру Р., который хотел ее «заложить», чтобы рассчитать ся с владельцами автомоби ля, поврежденного в автодо рожном происшествии. Как показал свидетель М., он по просьбе Р. приезжал на встре чу с ним. Р. просил денег для передачи за разбитую по его вине машину. Приведенные доказатель ства свидетельствуют о нали чии у Ю. и А. лишь одного на мерения — возместить причи ненный им ущерб. Вывод суда о том, что действия подсуди мых не могут рассматриваться как самоуправство из за от сутствия материала ГАИ, в ко тором были бы установлены виновники дорожно транс портного происшествия и раз мер ущерба, ошибочен, ибо закон не исключает само управства и тогда, когда лицо, допустившее такие дейст вия, лишь предполагает нали чие у него права заявлять иму щественные требования. Не обоснованны и доводы суда об использовании дорожно транспортного происшествия Ю. и А. всего лишь в качестве предлога для предъявления Р. незаконных имущественных требований, так как суд не принял во внимание причине ние Р. значительного ущерба указанным лицам, который не может рассматриваться как предлог. Кроме того, судом не учтена и соразмерность предъявляемых осужденны ми требований установлен ной денежной сумме, необхо димой для ремонта машины. Завладение Ю. и А. автомаши ной Р., похищение его и содер жание около 5 дней под кон тролем в изоляции от обыч ной среды, угрозы физической расправой причинили потер певшему существенный иму щественный и моральный вред. При изложенных об стоятельствах совершенные Ю. и А. вопреки установленно му законом порядку действия, сопровождавшиеся угрозами применения насилия (право мерность которых оспарива ется потерпевшим) и причи нившие ему существенный вред, образуют состав пре ступления, предусмотренный ч. 2 ст. 330 УК РФ (самоуправ ство). Этот же состав преступ ления содержится и в дейст виях А., связанных с изъятием у Р. после дорожно транспорт ного происшествия паспорта и других, принадлежащих ему документов. Из показаний Ю. и А. усматривается, что они за брали у Р. документы, не имея умысла на их хищение. Они, таким образом, оказывали на него воздействие в целях реа лизации их имущественных требований.

С учетом изложенного при говор в отношении Ю. и А. из менен: их действия переква лифицированы с п. «б» ч. 3 ст. 163, ч. 2 ст. 325 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ.

Имущественные требования при самоуправстве, как прави ло, основываются на «действи тельном» или «предполагае мом» праве.

Право требования имуще ства при реализации лицом «действительного» права мо жет вытекать на законном ос новании в силу договора или иного основания. Лицо счита ет, что это право принадлежит ему, в связи с чем он имеет все основания реализовать его, совершая в отношении иму щества потерпевшего или са мого потерпевшего противо правные действия, в том числе и с применением насилия или угрозы его применения, если потерпевший препятствует изъятию имущества из своего владения.

Органами предваритель ного следствия П. было предъявлено обвинение по п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ в совершении разбойного на падения на потерпевшего К.

Московский районный суд г. Твери приговором от 15.08.2002 переквалифициро вал действия П. на ч. 2 ст. 330 УК РФ по следующим основа ниям.

В судебном заседании бы ло установлено, что потер певший К. приговором Цен трального районного суда г. Твери от 14.12.2001 был осужден по ст. 158 ч. 2 УК РФ за совершение кражи иму щества на сумму 8870 руб. у семьи подсудимого П.

В связи с этим подсудимый неоднократно обращался к ро дителям yесовершеннолетнего К. с просьбой добровольно возместить определенный при говором суда нанесенный его семье ущерб. Не обладая ре альной возможностью возмес тить ущерб в столь крупном размере, потерпевшие К. дали на это согласие без решения суда, уговорив П. не подавать иск в суд. Поскольку устным со глашением не были оговорены сроки и порядок возврата дол га, подсудимый неоднократно приходил по адресу, указанно му потерпевшими, однако по следние никаких мер к испол нению взятых на себя обяза тельств не предпринимали.

18.02.02 около 21.00 П., придя по месту жительства К. и узнав, что К. не намерен в действительности возмещать ущерб за своего несовершен нолетнего сына, нанес ему уда ры по различным частям тела, причинив легкий вред здоро вью, и завладел имуществом К. на сумму 6100 руб., взяв: теле визор «Рекорд» стоимостью 4500 руб., аудиомагнитофон «Панасоникс» — 600 руб., ау диокассеты — 40 штук по цене 10 руб. за 1 штуку на общую сумму 400 руб., куртку — 150 руб., а также не представ ляющие ценности паспорт, за писную книжку, шесть ключей, незначительную сумму денег (450 руб.)

Таким образом, П. совер шил самоуправство, поскольку полагал, что вправе был само стоятельно исполнить приго вор суда о возмещении причи ненного ущерба.

Под «предполагаемым» правом следует понимать та кое право, которое по факту либо не принадлежит лицу, либо в действительности во обще отсутствует, но это лицо ошибочно считает, что обла дает таким правомочием, на основе которого он может требовать или изымать иму щество у потерпевшего.

Органами предваритель ного следствия Г. и Ч. бы ло предъявлено обвинение по п. «а», «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ — вымогательство, совершенное группой лиц по предваритель ному сговору с применением насилия при следующих об стоятельствах.

29.07.2000 в ночное время Г. и Ч. направлялись на авто машине под управлением Г. в сторону д. Тургиново Твер ской области по автодоро ге «Тверь Тургиново». Авто мобиль под управлением Г. на 18 м километре автодороги «Тверь Тургиново» совершил дорожно транспортное проис шествие, в результате чего по страдала пешеход Х., которая была доставлена с тяжелыми травмами в больницу и госпи тализирована. После этого Г. приехал к Х ву, отцу пострадав шей в ДТП, и предъявил по следнему незаконные требова ния о передаче ему 30 000 руб., обосновывая их тем, что в ДТП установлена вина его дочери, а также своими расходами на ремонт автомашины, под твержденными документаль но. Свои требования Г. под крепил угрозами в адрес Х ва о том, что в случае отказа по следнего выплатить указанную сумму денег он наймет людей, которые изобьют его и заста вят выплатить деньги. Х ов воспринял данные угрозы как реальную возможность причи нения ему телесных повреж дений, однако с требования ми Г. не согласился и ответил отказом. После этого Г. сов местно с Ч. приехали к Х ву в д. Старково, где Ч. предъя вил Х ву требования о переда че Г. 30 000 руб. Свои требо вания Ч. подкрепил угроза ми в адрес Х ва, что в слу чае отказа последнего ему сломают позвоночник, отвезут в лес. Х ов, опасаясь за свою жизнь ввиду численного пре восходства требовавших, от сутствия возможности защи щаться, был вынужден согла ситься выполнить их требова ния и передал Ч. денежные средства в размере 3400 руб. После чего Г. и Ч. были задер жаны сотрудниками милиции.

Приговором Московского районного суда г. Твери 09.11.2001 действия подсуди мых были квалифицированы по ч. 2 ст. 330 УК РФ.

В обоснование своей пози ции суд в приговоре сделал вывод о том, что у подсудимых было предполагаемое право требовать передачи денежных средств, что подтверждается материалом проверки, соглас но которому виновным в ДТП являлась Х., а также калькуля цией стоимости ремонтных работ.

При квалификации по ст. 330 УК РФ не требуется устанав ливать то обстоятельство, что посягательство было направ лено на тождественное иму щество. Лицо может совер шать противоправные дейст вия относительно другого имущества, осознавая свое право на эквивалентную за мену.

Приговором Московского районного суда г. Твери от 04.04.2000 В. был признан виновным и осужден по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ.

Установлено, что директор ЗАО «Везге» обратился к сво ему знакомому З. с просьбой оказать помощь через арбит ражный суд в получении за долженности с АО «Конпрок» за поставленную продукцию. Урегулированием этого во проса занялся В. Между З. как представителем ЗАО «Везге» и В. был заключен договор, согласно которому ЗАО «Вез ге» обязалось выплатить В. вознаграждение в размере 30% от суммы задолженности АО «Конпрок», что составило 108 млн руб. После встречи В. с Генеральным директором АО «Конпрок» последний пере числил на счет ЗАО «Везге» часть денег по задолженно сти. Во исполнение договора З. выплатил В. 23 млн руб. В. стал требовать уплаты остальной части заявленной суммы. После того как З. зая вил, что требуемой суммы у него нет, В. стал высказы вать угрозы его убийства и по хищения, применения к не му физического насилия, по требовал написать расписку о добровольной передаче при надлежащей ему автомашины. При этом применил насилие, в результате которого З. был причинен вред средней тяже сти. Под угрозой физической расправы З. вынужден был на писать расписку о передаче В. своей автомашины.

Судебная коллегия по уго ловным делам Верховного Су да РФ надзорным опреде лением от 28.05.2001 пере квалифицировала действия В. с п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ.

Президиум Верховного Су да РФ согласился с решением кассационной инстанции, оста вив без удовлетворения пред ставление прокурора, указав в постановлении от 09.01.2002 следующее.

Судебная коллегия обосно ванно указала в своем опреде лении, что для квалификации действий виновного как вымо гательства необходимо, чтобы предъявляемое собственнику или иному законному владель цу имущества требование пе редать ему или указанным им лицам определенное имуще ство, право на имущество ли бо совершить в их пользу кон кретные действия имущест венного характера было за ведомо незаконным. Таких обстоятельств указанного со става преступления по данно му делу не установлено. Меж ду З. и осужденными имелись имущественные отношения, поскольку за оказанную услугу по возврату задолженности потерпевший, согласно дого вору, был должен В. и другим деньги в размере 30% от сум мы задолженности АО «Кон прок». При таких обстоятель ствах Судебная коллегия обоснованно пришла к выводу о том, что осужденные само вольно, вопреки установлен ному законом порядку, с при менением насилия и с угрозой применения насилия совер шили действия, правомер ность которых оспаривается потерпевшим, и этими дейст виями ему причинен сущест венный вред, поэтому пра вильно квалифицировала их по ч. 2 ст. 330 УК РФ как само управство.

Как самоуправство должны быть квалифицированы дейст вия и в том случае, если лицо, требуя от другого лица пере дачи имущества, полагает и осознает, что это имущество удерживается незаконно. При этом не должно иметь значе ния, в чьих интересах (собст венных или третьих лиц) дей ствовало это лицо.

По приговору Яранского районного суда Киров

ской области Щ. был признан виновным в вымогательстве, совершенном при следующих, указанных в приговоре, об стоятельствах.

Щ. у автостанции г. Яранска подошел к К. и потребовал от дать ему золотую цепочку, якобы принадлежащую М., но тот отказался. Тогда он стал угрожать К. насилием в буду щем и повреждением его иму щества — легкового авто мобиля, настаивал на своем требовании, после этого Щ. ножом проколол два колеса ав томобиля К., причинив ущерб. Повторив угрозы о поврежде нии имущества, с места пре ступления скрылся.

Президиум Кировского об ластного суда приговор изме нил, действия Щ. переквали фицировал на ч. 2 ст. 330 УК РФ, указав следующее.

Признав Щ. виновным в вы могательстве, суд сослался на показания потерпевшего К., свидетеля М., но неправиль но оценил эти доказательства и поэтому допустил ошибку в квалификации действий.

Так, Щ., рассказывая в суде об обстоятельствах соверше ния преступления, пояснял, что М. попросила его погово рить с К., который удерживал у себя ее золотую цепочку. Он неоднократно предлагал К. встретиться с М. и раз решить эту проблему. Когда он встретил К. около эстакады у автостанции и вновь загово рил о возврате золотой цепоч ки М., они поспорили, в воз бужденном состоянии он про колол ножом два передних ко леса автомобиля К.

Как видно из показаний свидетеля М., она неоднократ но обращалась к К. с просьбой вернуть цепочку, но он отказы вался. Тогда она попросила своего знакомого Щ. убедить К. вернуть цепочку. Указанное обстоятельство подтвердил и потерпевший К. По делу также доказано, что Щ. не намере вался обратить цепочку в свою пользу, а собирался в случае возврата отдать ее законному владельцу. Корыстной цели, как следует из материалов де ла, Щ. не преследовал.

Таким образом, имеющие ся в деле данные свидетельст вуют, что Щ. хотел забрать, как он полагал, незаконно удер живаемую К. золотую цепочку.

С учетом изложенного дей ствия Щ. подлежат переквали фикации на ч. 2 ст. 330 УК РФ, предусматривающую ответст венность за самоуправство, совершенное с применением насилия.

В большинстве случаев при влекаемое к уголовной ответ ственности лицо совершает свои действия в результате денежного спора. При этом поставленная им цель — за щитить принадлежащие ему права материального характе ра — выражается в действиях насильственного характера по отношению к потерпевшему:

нападение с применением на силия, требования передачи имущества под угрозой наси лия, которые рассматривают ся с точки зрения диспозиций ст. 162, 163 УК РФ как разбой или вымогательство.

Данные преступления явля ются формальными состава ми, т. е. считаются оконченны ми с момента нападения (раз бой) и требования передачи имущества или права на это имущество (вымогательство). Преступный результат (завла дение имуществом) может и не наступить, но на квалифика цию по ст. 162 или ст.163 УК РФ это никак не влияет.

Поэтому представители ор ганов следствия полагают, что первоначальные действия — нападение или требование передачи имущества — обви няемым выполнены, что явля ется достаточным для привле чения его к уголовной ответст венности по ст. 162 или ст. 163 УК РФ.

При этом, как правило, за бывают, что в уголовном праве существует субъективная сто рона состава преступления.

Органами предваритель ного следствия Н. было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 163 УК РФ, а именно в том, что он с апреля 2002 г. как при личных встречах, так и по теле фону, угрожая физической рас правой и применением наси лия, уничтожением и повреж дением имущества гр нам Т. и Р., требовал у последних пере дачи ему денежных средств в сумме 100 000 долл. США. Так, совершая вымогательство, он 09.05.2002 находился на даче, расположенной рядом с посел ком Шишкин лес Московской области. Угрожая физической расправой и применением на силия, потребовал у Т. деньги в сумме 100 000 долл. США, вы сказав угрозы о том, что в слу чае неисполнения его требо ваний он погрузит последнего в багажник своей автомашины и отвезет в лес. 20.06.2002, продолжая совершать престу пление, примерно в 12 час. на ходясь около дома 132 по Вар шавскому шоссе г. Москвы, за ранее высказав свои требова ния Т. о передаче ему денег в сумме 20 000 долл. США под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения имущества, получил от Т., вос принимавшего указанные уг розы реально, часть требуе мой суммы — 1995 долл. США, после чего был задержан со трудниками милиции, т. е. со вершил преступление, преду смотренное п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ.

Приговором Чертановского районного суда г. Москвы от 21.10.2003 действия Н. были квалифицированы по ч. 2 ст. 330 УК РФ, поскольку в су дебном заседании было уста новлено, что Н. вместе с по терпевшими Т. и Р. осуществ лял работу по проведению де нежных зачетов по погашению кредиторской задолженности государством перед предпри ятиями оборонного комплекса и Н. требовал у Т. и Р. имущест во, на которое, как он считал, имел право. Поэтому суд при шел к выводу о том, что Н. мог иметь предполагаемое им пра во на получение денежного вознаграждения за совмест ную работу с Т. и Р.

Таким образом, в тех случа ях, когда лицо противоправно посягает на чужое имущество, но совершает действия не с ко рыстной целью, а в связи с осознанием действительного или предполагаемого права на это имущество, данные дейст вия не образуют состава пре ступления разбоя или вымога тельства, поскольку подлежат квалификации по ст. 330 УК РФ (Самоуправство).

Следующее разграничение разбоя, вымогательства от са моуправства необходимо про изводить по признакам объек тивной стороны состава пре ступления. Такой ориентир позволит правильно устано вить индивидуально опреде ленные признаки рассматри ваемых деяний.

В соответствии с примеча нием 1 к ст.158 УПК РФ под хи щением понимается совер шенные с корыстной целью противоправные безвозмезд ное изъятие и (или) обраще ние чужого имущества в поль зу виновного или других лиц, причинившие ущерб собст веннику или иному владельцу этого имущества.

Такие признаки, как проти воправность и изъятие, при сутствуют во всех рассматри ваемых составах. Противо правность означает соверше ние действий, запрещенных законом. Изъятие предпола гает извлечение имущества из владения собственника с пе реводом его в фактическое незаконное обладание им ви новным.

Критерий отграничения в данном случае — это признак безвозмездности.

Безвозмездность означает изъятие чужого имущества, которое не находится в собст венности или законном владе нии виновного, без предостав ления его собственнику пол ного эквивалента стоимости похищенного в виде опреде ленной суммы денег или дру гого равноценного имущества.

Данный признак характерен для разбоя и вымогательства.

В самоуправстве виновное лицо безвозмездно не изы мает имущество, поскольку посягательство совершается относительно имущества, об ладающего родовыми призна ками (деньги), либо другого имущества в его эквиваленте по ранее взятым потерпев шим обязательствам денеж ного или другого материаль ного характера. В результате чего виновное лицо путем изъ ятия этого имущества у собст венника защищает свое право на получение материальных благ по фактической задол женности потерпевшего, кото

рая должна быть установлена по уголовному делу опреде ленными доказательствами.

Приговором Ивановского районного суда (наименование органа прокуратуры, фа милия, инициалы прокурора) (приговор или иное обжалуе мое судебное решение) (на именование суда) от 07.11.2006 (данные о лице, в отношении которого принято судебное решение, и суть данного ре шения) С. и К. были призна ны виновными в хищении чу жого имущества, совершенном группой лиц по предваритель ному сговору, с незаконным проникновением в жилище при указанных в приговоре обстоятельствах, а именно: С. в 2006 г. на заработанные им деньги приобрел велоси пед, а в мае 2006 г. продал этот велосипед своему дяде М. за 1100 руб. Дядя передал за велосипед 500 руб., пообе щав 600 руб. вернуть «в бли жайшую зарплату». С. неод нократно приходил к М. и про сил вернуть долг, однако по следний отказался. Для того чтобы заставить дядю вернуть долг, С. обратился к К. с просьбой сходить к М. за ве щами. Придя на ферму, где проживал М., С. и К. взяли ве лосипед и телевизор.

Судебная коллегия по уго ловным делам Ивановского областного суда признала на личие в действиях С. и К. само управства, указав следующее.

С. показал в суде, что соби рался вернуть вещи своему дяде после того, как М. воз вратит долг.

Осужденный К. в судебном заседании дал аналогичные показания и подтвердил на личие долга у М. перед С. в размере 600 руб. за продан ный велосипед. Вещи М. и деньги ему были не нужны, он просто выполнил просьбу С., намерений присвоить вещи М. не имел.

Потерпевший М. на протя жении всего предварительно го и судебного следствия под тверждал наличие долга перед С. в размере 600 руб. Он по яснил, что действительно в мае 2006 г. приобрел у своего племянника С. велосипед за 1100 руб., передал С. 500 руб., а 600 руб. обещал выплатить позднее. С. неоднократно при ходил к нему и просил вер нуть 600 руб., однако он от казался возвратить долг. В ию не 2006 г., возвратившись на ферму, где проживал в летний период, обнаружил пропажу велосипеда, купленного у С. за 1100 руб., и черно белого телевизора, который он при обрел на рынке за 400 руб. Впоследствии он узнал, что велосипед и телевизор забрал его племянник С.

Таким образом, в судеб ном заседании установлено, что С. завладел вещами М. лишь для того, чтобы исполь зовать это обстоятельство для разрешения своих мате риальных претензий к потер певшему, поскольку М. отка зался возвратить долг. По де лу также доказано, что С. не намеревался обратить взятые вещи в свою собственность или продать их, а собирался в случае возврата долга отдать их владельцу. Корыстной це ли, как это следует из мате риалов дела, ни С., ни К. не преследовали.

При таких обстоятельствах суд принял ошибочное реше ние, усмотрел в действиях С. и К. признаки хищения чужого имущества, поскольку необхо димым элементом данного со става преступления является умышленное незаконное и без возмездное завладение с ко рыстной целью чужим имуще ством. Доказательств, которые бы объективно подтверждали наличие в действиях С. и К. умысла на безвозмездное за владение чужим имуществом с корыстной целью, в материа лах дела не имеется.

Признавая С. и К. виновны ми в хищении, суд первой ин станции необоснованно от верг такие важные обстоя тельства, как наличие долга у М. перед С. и данных о том, что С. неоднократно обращал ся к дяде с просьбой вернуть деньги, поскольку остро нуж дался в средствах, а также достоверных сведений о том, что конфликт с возвратом де нег на момент совершения указанных действий между сторонами разрешен не был, так как С. отказался выплатить 600 руб.

Доводы суда о том, что С. спрятал похищенные вещи, не свидетельствуют об умысле на совершение хищения. На не однократные вопросы участ ников процесса о том, поче му он спрятал вещи и сразу не рассказал об этом М., С. пояснил, что испугался то го, что дядя заберет вещи и не вернет деньги.

При изложенных обстоя тельствах судебная коллегия приходит к выводу, что С. и К., действуя вопреки установлен ному законом порядку, изъяли велосипед и телевизор у М. с целью возвращения долга, а не из корыстных побужде ний, т. е. совершили само управство.

Обязательным признаком самоуправства является ос париваемость, противоправ ность действий виновного со стороны потерпевшего.

Между тем наличие данно го признака объективной сто роны в составе самоуправст ва не совсем логично. Каким образом потерпевший дол жен оспаривать противоправ ные действия виновного? Ес ли самоуправные действия еще не совершаются, нельзя оспаривать то, что еще не произошло.

Поэтому оспаривать дей ствия возможно либо в мо мент совершения самоуправ ства, либо после путем на правления заявления или жа лобы в правоохранительные органы.

Однако не вполне понятно, для чего законодателю потре бовалось выделять данный признак в диспозиции указан ной нормы. Ведь по общим правилам уголовный закон ох раняет от любых противоправ ных действий, содержащих признаки того или иного со става преступления.

При разбое или вымога тельстве потерпевшие также оспаривают действия винов ных, заявляя, что у последних отсутствует право на завладе ние их имуществом.

В связи с этим следует при знать, что признак «оспари ваемости» является излишним в конструкции данной нормы закона.

Необходимо заметить, что состав самоуправства являет ся материальным и, как следу ет из диспозиции ст. 330 УК РФ, требуется установить на личие существенного вреда потерпевшему. При отсутст вии такового лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности.

Приговором Лежневского районного суда Иванов

ской области от 25.08.2004 П. и К. осуждены по ч. 1 ст. 330 УК РФ.

Президиум Ивановского об ластного суда приговор отме нил, а уголовное дело прекра тил производством по следую щим основаниям.

П. и К. признаны виновны ми в совершении самоуправ ства в отношении Д.

Как установлено судом, Д., считая себя обязанным перед П. за оказанные последним юридические услуги, пообе щал отблагодарить его. На просьбу П. подарить ему авто мобиль «Волга» ответил, что в настоящий момент не может этого сделать, а впоследствии постарается. Кроме этого, П. в присутствии Д. и с его согла сия договорился с сожитель ницей Д. — Ан. — об оплате его услуг в размере 5000 долл. США. Выплатив сумму, экви валентную 1500 долл. США, от выплаты остальной суммы Д. стал уклоняться. П., полагая, что Д. отказался от намерения рассчитаться с ним, вскоре прекратил попытки получить от него деньги.

Однако П. сначала один, а затем совместно с К. неодно кратно звонил и встречался с Д. по поводу выполнения его обещания передать остав шуюся сумму и по поводу пе редачи обещанной П. автома шины. Д. не отказывался от обязательств, но от уплаты ук лонялся.

Указанные обстоятельства потерпевший Д. в судебном заседании не оспаривал, под тверждая, что не отказывался от выплаты денег П. и К. и от обещания отблагодарить П., хотя и не выполнял этих обе щаний.

Последнюю встречу с осу жденными Д. назначил сам, позвонив П. и пообещав, что с «пустыми» руками они не уе дут. Во исполнение своих обя зательств Д. передал им пас порт транспортного средства на автомобиль ВАЗ 21099, оформленный на имя Г.

Исходя из обстоятельств дела, установленных судом и изложенных в приговоре, по терпевший никогда не оспари вал перед осужденными пра вомерность их действий по ис требованию у него денег и прав на автомашину, соглаша ясь с ними и обещая выпол нить их просьбу.

Поскольку предложение от благодарить П. и выплатить определенную сумму денег исходило от потерпевшего, то не имеется оснований гово рить, что осужденные дейст вовали самовольно.

Суд пришел к выводу, что Д. причинен существенный вред тем, что в результате неодно кратных требований П. и К. вы нудили Д. передать П. доку менты на автомашину ВАЗ 21099 2003 г. выпуска. Между тем понятие существенного вреда как обязательного по следствия самоуправства яв ляется оценочным.

Почему суд пришел к выво ду о том, что Д. причинен су щественный вред в результате передачи документов на ука занную выше автомашину, в приговоре не указано. С учетом того, что автомашина не принадлежала Д., а пере данные документы были спе циально подготовлены только для проведения оперативных мероприятий, президиум счи тает, что никакого вреда Д. не причинено.

В действиях осужденных отсутствует состав преступле ния, предусмотренный ст. 330 УК РФ.

Постановлением президиу ма Ивановского областного суда от 07.10.2005 приговор Лежневского районного су да Ивановской области от 25.08.2004 в отношении П. и К. был отменен, производст во по делу прекращено за от сутствием в деянии состава преступления.

Отличными в составах раз боя, вымогательства, само управства являются и воз растные ограничения привле чения лица к уголовной ответ ственности. Если субъектом разбоя, вымогательства в си лу ст. 20 УК РФ является вме няемое лицо, достигшее к мо менту совершения преступ ления 14 летнего возраста, то субъект состава самоуправ ства общий, т. е. лицо, достиг шее на момент совершения преступления 16 летнего воз раста.

Таким образом, составы разбоя, вымогательства отли чаются от самоуправства по всем четырем признакам со става преступления: объекту, субъекту, субъективной и объ ективной стороне. Устранение ошибок в квалификации по зволит повысить функциони рование системы уголовно правового регулирования со циальных отношений.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.