Следствие не нашло признаков вины полицейских в смерти грудного ребенка

11 ноября 2015 337

Главное управление Следственного комитета по Санкт-Петербургу сообщило во вторник, что родители умершего в больнице 5-месячного Умарали Назарова «без уважительных причин» отказались сдать кровь на анализ.

Анализ должен был способствовать выявлению источника «генерализованной цитомегаловирусной инфекции», от которой, по версии следствия, 13 октября умер изъятый из семьи ребенок.

Адвокаты семьи утверждают, что пострадавшие вправе не свидетельствовать против себя, заявив, что они до сих пор не получили результатов экспертизы и других документов. Одновременно общественная комиссия, созданная Советом по правам человека (СПЧ) при президенте России, завершила работу над докладом о результатах общественного расследования причин гибели младенца.

Авторы доклада видят в действиях полиции признаки злоупотребления полномочиями, но не смогли восстановить точной картины случившегося с ребенком после его отправки в больницу.

Предупреждение об ответственности за отказ от сдачи крови

ГУ СКР по Санкт-Петербургу во вторник официально сообщило о ходе расследования смерти 5-месячного Умарали Назарова 13 октября 2015 года в Центре медицинской и социальной реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей. Сын мигрантов из Таджикистана Зарины Юнусовой и Рустама Назарова был обнаружен мертвым через несколько часов после того, как был изъят полицией Адмиралтейского района у матери в присутствии других родственников и доставлен в Центр имени Цимбалина на скорой помощи на основании составленного полицейскими акта «об изъятии подкинутого или заблудившегося ребенка». Уголовное дело возбуждено СКР по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Как сообщил СКР, «в настоящее время получено заключение экспертов, согласно выводам которых причиной смерти ребенка является заболевание: генерализованная вирусная (цитомегаловирусная) инфекция». Чтобы установить источник происхождения инфекции, следствие назначило экспертизу, для которой необходимы образцы крови родителей умершего мальчика. По версии СКР, «заражение ребенка происходило на протяжении длительного периода времени». Родители ребенка «без уважительных причин», как считают следователи, отказались от их неоднократного предложения сдать образцы крови для сравнительного исследования — в том числе и во вторник, после того как они «были подвергнуты принудительному приводу в медучреждение». СКР предупредил, что за такой отказ свидетеля и потерпевшего предусмотрена уголовная ответственность в соответствии со ст. 308 УК. Адвокаты семьи настаивают, что, согласно ст. 51 Конституции и УК РФ, лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого.

 «Генерализованная» инфекция означает, что она распространилась по всему организму. Цитомегаловирус относится к той же группе вирусов, что и герпес, и в здоровом организме никак себя не проявляет, но может быть очень опасен для людей с ослабленным иммунитетом. Передаваться он может различными путями, от воздушно-капельного до полового или трансплацентарного. Ребенок может заразиться от матери во время родов или через материнское молоко при грудном вскармливании.

Как неофициально сообщили “Ъ” в СКР, Умарали Назаров, согласно материалам следствия, был рожден недоношенным и после родов помещен вместе с матерью в клиническую инфекционную больницу имени Боткина в Петербурге — его мать покинула больницу до окончания обследования.

Как рассказала “Ъ” адвокат родителей умершего мальчика Ольга Цейтлина, в семь часов утра во вторник оперуполномоченные в штатском явились домой к родителям умершего мальчика и на основании постановления следователя о приводе в медучреждение доставили их в больницу имени Боткина. Родители, добивающиеся установления причин смерти Умарали, сдавать кровь отказались, хотя у них пытались взять анализы силой. Прибывшие в больницу адвокаты заявили находившейся там следователю Дарье Хоревой, что анализ крови требует медицинского вмешательства, которое невозможно без добровольного согласия пациента, и до ознакомления с вопросами экспертизы их доверители сдавать анализы не желают. После этого следователь покинула здание больницы, а родителей отпустили. «Они воспользовались правом не свидетельствовать против себя, полагая, что следствие пытается получить доказательства их собственной вины»,— сказала “Ъ” Ольга Цейтлина.

По ее словам, родители умершего по неизвестным причинам ребенка опасаются причинения вреда их здоровью в ходе анализов. Они также не ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы.

Адвокат отмечает, что родители умершего Умарали Назарова до сих пор не видели и результатов экспертизы причин смерти Умарали Назарова, хотя о выводах экспертов сообщили журналисты и представители следствия: «Нам не представили и постановление о проведении экспертизы, в котором должен содержаться перечень вопросов, поставленных перед экспертами: была ли оказана ребенку медицинская помощь, были ли на его теле телесные повреждения». По словам Ольги Цейтлиной, в ходе очной ставки с Рустамом Назаровым доставившая мальчика в больницу врач скорой помощи подтвердила, что ребенок в тот момент был здоров и улыбался, при нем было свидетельство о рождении.

Врач призналась, что за три года работы доставляла детей из полиции всего два раза и сама была в шоке, узнав о смерти Умарали Назарова. Однако эти ответы на вопросы адвоката следователь вносить в протокол очной ставки отказалась, зафиксировав лишь расхождения в показаниях родителей мальчика и врачей: по версии последних, отец, спросив, куда везут его сына, не просил отдать ему ребенка или разрешить его сопровождать, как утверждает сам Рустам Назаров. Ольга Цейтлина сообщила “Ъ”, что защита до сих пор не получила ответа на свои ходатайства о предоставлении медицинских документов, включая карту скорой помощи, и о возбуждении уголовного дела против изъявших ребенка у матери полицейских.

«Умарали не был ни подкинутым, ни заблудившимся»

В докладе общественной комиссии СПЧ, работа над которым завершена во вторник, суммирована информация, полученная общественной комиссией от официальных ведомств и членов семьи погибшего Умарали Назарова. По данным УФМС, 13 октября в ходе проверки жилого сектора в Адмиралтейском районе Петербурга были выявлены трое граждан Таджикистана: Зарина Юнусова с маленьким сыном и 17-летний брат ее мужа Далер Назаров. Об условиях проживания семьи известно, что это была однокомнатная квартира на первом этаже с кухней, газом, санузлом и горячей водой. Авторы доклада отмечают, что в помещении «тепло, чисто, нет плесени; квартира числится подсобным помещением ЖЭКа; у ребенка было отдельное спальное место». Тем не менее, поскольку жильцы не смогли предоставить сотрудникам ФМС документы, им предложили проехать в отделение полиции. По словам Далера Назарова, документы в это время находились у его матери Мехринисо Назаровой, которой не было дома.

Из доклада следует, что в отделении полиции семью приняла инспектор по делам несовершеннолетних старший лейтенант Алексеева. В кабинете инспектора Умарали заплакал, и Зарина Юнусова покормила ребенка грудью. «Старший лейтенант спрашивала, чей ребенок, и я сказал, что это ребенок брата и Зарины,— рассказал Далер Назаров.— Я также сказал, что все документы у бабушки и что она их везет сюда». После этого один из сотрудников УФМС пригласил мать ребенка следовать за ним, а старший лейтенант полиции стала отбирать ребенка. Зарина, по словам Далера, пыталась удержать мальчика, но старший лейтенант вырвала Умарали из рук Зарины и отнесла ребенка в дежурную часть. В свою очередь, в письме УФМС, которое приводится в докладе, говорится, что «Юнусова добровольно передала грудного ребенка сотруднику ОПНД УМВД России по Адмиралтейскому району Алексеевой Н. В.».

Как сообщает Далер Назаров, его мать Мехринисо привезла паспорта и свидетельство о рождении Умарали, когда он еще находился в дежурной части. В акте о выявлении подкинутого или заблудившегося ребенка сообщается, что родственники предоставили свидетельство о рождении ребенка, и одного этого, по мнению комиссии, было достаточно для того, чтобы передать ребенка родственникам. «Умарали Назаров не был ни подкинутым, ни заблудившимся ребенком,— говорится в докладе.— Он не был и оставлен без попечения: в одном помещении с ним находились его родственники: мать и бабушка. Отец (Рустам Назаров) также находился рядом у входа в отдел УМВД». Таким образом, акт, составленный в полиции, не соответствовал действительности. По мнению авторов доклада, не имелось также оснований для вызова скорой помощи. Мотивы действий сотрудника полиции Алексеевой авторам не ясны. В действиях сотрудников МВД они усматривают признаки «злоупотребления должностными полномочиями»: «Можно определенно сказать, что после отделения от матери (совершенно, на наш взгляд, неправомерного) ребенок был лишен именно материнского, родительского попечения. Всю ответственность за его здоровье и жизнь приняли на себя соответствующие государственные учреждения».

Напомним, 31 октября МВД России заявило, что полицейские не виноваты в смерти ребенка и действовали правильно. Один из членов общественной комиссии СПЧ Максим Шевченко заявил “Ъ”, что ведомство игнорирует очевидные вещи: «Полиция поступила неправомерно, и мне непонятно, зачем отпираться. У этой истории не было бы такого резонанса, если бы сразу разобрались и наказали виновных».

«Ни один медик не сможет доказать, что это неверный диагноз»

Вторая часть расследования посвящена времени, которое Умарали Назаров провел в Центре им. В. В. Цимбалина,— и она не дает исчерпывающего ответа на вопрос о том, что могло стать причиной смерти ребенка. В самом центре членам комиссии сообщили, что младенец был доставлен в больницу 13 октября в 14 часов и после первичного осмотра «был сделан вывод о том, что ребенок практически здоров: его состояние было признано удовлетворительным». Отмечается, что у ребенка зафиксирован избыток веса.

Затем Умарали Назаров был помещен в бокс №5. «В 16:00 был проведен второй осмотр ребенка. За это время он два раза поел. В 23:00 был проведен последний осмотр ребенка, его состояние было признано удовлетворительным. В 23:45 ребенок был обнаружен без признаков дыхания, с посиневшими губами. Были произведены реанимационные процедуры, была вызвана скорая помощь. По результатам электрокардиограммы была зафиксирована смерть ребенка. В 03.30–03.40 14 октября тело ребенка было отправлено в морг». На вопрос членов общественной комиссии о возможной причине смерти младенца главный врач Григорьева предположила, что это «синдром внезапной смерти».

14 октября Мехринисо Назаровой сообщили, что ребенок скончался. До 16 октября семья не могла выяснить, где находится тело мальчика, и только 17 октября родственники сумели попасть в морг на Екатерининском проспекте и увидеть ребенка. Один из них утверждает, что на лице Умарали в области губ он увидел запекшуюся кровь и синяки в области глаз.

7 ноября было обнародовано заключение судмедэкспертов, работавших с телом мальчика почти три недели, отмечает общественная комиссия. В заключении говорится, что причиной смерти стала генерализованная вирусная (цитомегаловирусная) инфекция. Комиссия не ставит под сомнение заключение экспертов, однако полагает, что «никаких признаков указанных заболеваний (требующих безотлагательного помещения ребенка в медицинское учреждение) не было зафиксировано ни в “Акте о выявлении подкинутого или заблудившегося ребенка”, ни врачами “скорой помощи”, ни специалистами центра». Авторы доклада убеждены, что у сотрудников Центра медицинской и социальной реабилитации детей, оставленных без попечения родителей, «не было правовых оснований скрывать от родственников погибшего ребенка место нахождения его тела».

Между тем о причинах смерти младенца 6 ноября сообщили издание «Фонтанка.ру» (Санкт-Петербург) и информационное агентство ТАСС. Ранее в «Фонтанке.ру» появилось заключение врачей, сделанное сразу после вскрытия ребенка, в котором сообщалось, что по результатам вскрытия 14.10.2015 установлен предварительный диагноз: «легочно-сердечная недостаточность, острая вирусная инфекция, региональная полиаденопатия, дистрофия печени, тимикомегалия». Примечательно, что процитированное заключение не смогло получить ни одно федеральное СМИ, в том числе “Ъ”: медики ссылались на конфиденциальность данных. Теперь же СМИ цитируют итоговое заключение судмедэкспертов, с которым еще не ознакомлены ни родители ребенка, ни их адвокат Ольга Цейтлина: «Причиной смерти Умарали Назарова явилось заболевание: генерализованная вирусная (цитомегаловирусная) инфекция. Данная инфекция осложнилась развитием легочно-сердечной недостаточности. Во внутренних органах ребенка не обнаружено ни этилового спирта, ни наркотических, ни сильнодействующих лекарственных веществ». По данным «Фонтанки.ру» и ТАСС, у младенца посмертно диагностированы: «пневмония, дистрофия печени, дистрофия поджелудочной железы, поражение желудка, изменения надпочечника, хроническое воспаление тонкой кишки (энтерит), отек оболочек и ткани головного мозга, отек спинного мозга». Детские врачи, которых опросил “Ъ”, отмечают, что между заключением судмедэкспертов и медицинской документацией, оформленной при поступлении ребенка в Центр имени Цимбалина, много нестыковок.

«Региональная полиаденопатия и тимикомегалия вообще не могут являться причинами смерти, они могут быть выявлены у любого ребенка в таком возрасте и встречаются довольно часто,— комментирует известный московский педиатр Наталия Белова.— А вот диагноз “дистрофия печени” вызывает еще больше вопросов. Какая именно дистрофия? Острая или хроническая? Потому что острая могла возникнуть от того, что ребенок, например, задохнулся, а хроническая имеет совсем другие причины, и ее наличие врачи не могли бы не заметить — печень ребенка была бы увеличена». Комментируя заключение судмедэкспертов, Наталия Белова отмечает, что в нем «недостаточно информации»: «Я бы хотела знать, что при вскрытии обнаружили в дыхательных путях и легких ребенка, но такой информации нет. У меня много и других вопросов. Если ребенок был болен при поступлении, то почему этого не заметили врачи? Острая цитомегаловирусная инфекция действительно может за сутки убить ребенка, но в таком случае симптоматика выражена, и при поступлении ее заметили бы врачи.

Если это врожденная ЦМВ, она тоже была бы заметна. У такого ребенка с рождения наблюдались бы симптомы, нарушение развития. Но у ребенка были прививки, при поступлении врачи написали “практически здоров” — и вдруг он умер. Если врачи прозевали симптомы, которые привели к смерти, то почему они работают и дальше в таком месте?» Врачи отмечают, что цитомегаловирус — самая «удобная» причина смерти: при недостатке информации ни один медик наверняка не сможет доказать, что это неверный диагноз.

Педиатр Светлана Барская полагает, что смерть ребенка прямо связана с тем, что он находился в больнице без матери: «Там нет постоянного ухода, врачи и медсестры не могут с ним быть постоянно. Санитарок и нянечек просто не хватает. Могли недосмотреть, ребенок в пять с половиной месяцев мог вертеться, мог упасть или что-то заглотнуть». Мнение о недосмотре медиков разделяет и педиатр Яна Антонова: «Ребенок умер не в реанимации и не в палате интенсивной терапии, где он должен был бы находиться, если бы его состояние оценили как тяжелое. Его нашли мертвым в палате. К сожалению, это не первый и не последний случай. И дело тут совсем не в цитомегаловирусе, а в плохом уходе».

Собеседники “Ъ” полагают, что сироты и изъятые дети в больницах предоставлены сами себе, за ними нет постоянного присмотра медиков. Детский врач Вера Дробинская приводит случай из тульской больницы, где младенец обгорел под неисправной синей лампой. Собеседники “Ъ” рассказывают также о небрежном кормлении младенцев в «сиротских» отделениях, которое становится причиной асфиксии.

«Гибель Умарали ставит перед обществом вопрос о том, должен ли младенец, оставшийся без родных на попечении государства, находиться ежеминутно под наблюдением ухаживающего за ним человека,— говорит Яна Антонова.— Если закон позволяет сотрудникам полиции отобрать младенца у матери, не должен ли он обеспечивать ему безопасность, гарантируя ежеминутный присмотр за ним?»

Источник: газета «Коммерсантъ»



Подписка на новости

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной новости, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно. Мы будем держать вас в курсе всех новостей и событий.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеоелкции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Для адвоката клиент...

  • … всегда прав. Адвокат никогда не посоветует признать вину. Адвокат не может в силу закона идти против воли клиента. Если клиент говорит следствию и в суде, что дважды два это пять, адвокат должен его поддержать. 29.33%
  • …не всегда прав. Адвокат служит закону и правосудию. Правосудие не в том, чтобы виновным избежал ответственности, а в том, чтобы не засудили и в этом задача защитника. Иногда есть смысл уговорить клиента признать вину, чтобы получить наказание поменьше. 70.67%
Другие опросы

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Уголовный процесс» –
практика успешной защиты и обвинения

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.