Переписка арестованного с адвокатом: позиция КС РФ и ее толкование

1355
Как толковать позицию Конституционного Суда по вопросу о цензуре переписки арестованного с защитником. Каковы позиции ЕСПЧ относительно контроля сообщений между подозреваемым и его адвокатом.
В.Е. Краснов, 
главный консультант Управления конституционных основ уголовной юстиции Конституционного Суда РФ

Почти год назад Конституционный Суд РФ огласил решение по делу о проверке конституционности ст. 20 и 21 Федерального закона от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее – Закон о содержании под стражей)1.

Напомним, что ставшие предметом рассмотрения КС РФ нормы подвергают цензуре переписку подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, с иными лицами. Исключение из этого правила сделаны лишь для обращений, адресованных прокурору, в суд или иные органы государственной власти, которые имеют право контроля за местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, Уполномоченному по правам человека в РФ, уполномоченным по правам человека в субъектах РФ, в Европейский Суд по правам человека. Следуя буквальному смыслу данных законоположений, администрация мест содержания под стражей подвергала цензуре в числе прочего и письма, направляемые подозреваемыми и обвиняемыми своим адвокатам (защитникам), а также получаемые ими от последних.

Сомнения относительно конституционности цензуры переписки такого рода уже высказывались в научных исследованиях2. Вопрос о признании их не соответствующими Конституции в данном аспекте ставился перед КС РФ и ранее3. Препятствием к рассмотрению предыдущих обращений по существу ранее послужило несоблюдение заявителями требований о необходимости подтверждения применения оспариваемых норм в их делах копиями официальных документов.

Позиция КС РФ и ее критика

Согласно принятому постановлению № 20-П оспоренные законодательные нормы признаны не противоречащими Конституции, поскольку, «по конституционно-правовому смыслу содержащихся в них положений в системе действующего правового регулирования цензура переписки лица, заключенного под стражу, со своим адвокатом (защитником) возможна лишь в случаях, когда у администрации следственного изолятора есть разумные основания полагать наличие в переписке недозволенных вложений (что проверяется только в присутствии самого этого лица) либо имеется обоснованное подозрение в том, что адвокат злоупотребляет своей привилегией на адвокатскую тайну; что такая переписка ставит под угрозу безопасность следственного изолятора или носит какой-либо иной противоправный характер; в таких случаях администрация следственного изолятора обязана принять мотивированное решение об осуществлении цензуры и письменно зафиксировать ход и результаты соответствующих действий».

Адвокатским сообществом данное решение Конституционного Суда было воспринято позитивно. Вместе с тем оно не избежало и критических оценок в научных кругах4. Под сомнение поставлена форма итогового решения, в рамках которой КС РФ не признал оспариваемые ст. 20 и 21 Закона о содержании под стражей неконституционными и не обязал законодателя внести в них изменения, а, напротив, счел, что содержащиеся в них нормы сами по себе соответствуют Конституции, их надо только правильно толковать. По мнению критиков, правоприменительная практика следует в том же русле тотальной цензуры переписки арестованных с защитником, но теперь уже на основе формальных решений администрации следственного изолятора об осуществлении цензуры такой переписки, принимаемых в целях обеспечения выполнения требований Конституционного Суда, которые, к тому же, являются эфемерными.

Толкование позиции Суда

Однако, думается, что такие утверждения не вполне соответствуют существу принятого КС РФ решения, а конституционно-правовое истолкование оспоренных норм в данном случае обладает рядом преимуществ по сравнению с признанием их неконституционными.

В рассматриваемом постановлении № 20-П Суд признал, что обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем, является необходимой составляющей права пользоваться помощью адвоката (защитника) как одного из основных прав человека, гарантированных Конституцией РФ (ст. 48) и признаваемых международно-правовыми нормами. Такие сведения также подлежат защите в силу положений Конституции, гарантирующих каждому право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ч. 1 ст. 23), запрещают сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (ч. 1 ст. 24).

Однако, как указал КС РФ, право заключенного под стражу лица на конфиденциальный характер отношений со своим адвокатом (защитником) не является абсолютным и может быть ограничено при необходимости обеспечения указанных в статье 55 Конституции целей. Поскольку заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в целях недопущения преступной деятельности подозреваемого или обвиняемого, его воспрепятствования производству по уголовному делу, ограничения конфиденциальности такого лица и его адвоката – для достижения этих целей и при наличии соответствующих достаточных оснований – могут рассматриваться в качестве допустимых и выражаться, в частности, в контроле за их перепиской со стороны администрации места содержания под стражей, лиц или органов, в производстве которых находится уголовное дело.

Данный подход соответствует позиции Европейского Суда по правам человека, который, опираясь на общий тезис о недопустимости такой цензуры как ограничивающей конвенционное право на тайну корреспонденции, в своих решениях, вынесенных относительно целого ряда стран, сформулировал универсальную градацию случаев, когда вскрытие писем возможно. Так, ЕСПЧ отнес к ним наличие у тюремной администрации разумных оснований подозревать, что в такого рода корреспонденции находится недозволенное вложение либо адвокат злоупотребляет своей привилегией на адвокатскую тайну, или когда такая переписка ставит под угрозу безопасность в тюрьме или по каким-то иным причинам имеет криминальный характер. Эти выводы сформулированы, в частности, в постановлениях от 25.03.1992 по делу «Кэмпбелл (Campbell) против Соединенного Королевства, от 15.11.1996 по делу «Калогеро Диана (Calogero Diana) против Италии», от 23.09.1998 по делу «Петр (Petra) против Румынии», от 05.07.2001 по делу «Эрдем (Erdem) против Германии», от 09.10.2008 по делу «Моисеев против России».

Таким образом, КС РФ, по сути, «продлил» вытекающие из конституционных и международно-правовых норм ограничения права заключенного под стражу на конфиденциальную переписку с адвокатом до конкретных нормативных установлений федерального закона, выявив тем самым их действительный смысл, который правоприменительной практике не был «известен» ранее.

Решение Конституционного Суда, которым подтверждается конституционность нормы именно в данном им истолковании и тем самым исключается любое иное, т.  е. неконституционное ее истолкование, а следовательно, и применение в неконституционной интерпретации, имеет в этой части такие же последствия, как и признание нормы не соответствующей Конституции. Норма, конституционно-правовой смысл которой выявлен КС РФ, может действовать и применяться в нормативном единстве с подтвердившим ее конституционность решением Конституционного Суда Российской Федерации5.

Применение постановления КС РФ

Представляется, что Конституционным Судом РФ была избрана оптимальная с точки зрения целей конституционного судопроизводства форма решения и высказанные на этот счет в научной литературе претензии нельзя считать обоснованными.

С момента оглашения решения цензура переписки подозреваемых и обвиняемых со своими адвокатами (защитниками) может применяться лишь в рамках целевого назначения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом только на основании мотивированного решения администрации СИЗО, при условии, что имеются достаточные и разумные основания предполагать в переписке наличие недозволенных вложений (что проверяется в присутствии самого этого лица) либо имеется обоснованное подозрение, что адвокат злоупотребляет своей привилегией на адвокатскую тайну и такая переписка ставит под угрозу безопасность следственного изолятора или носит какой-либо иной противоправный характер. Проверка подозрений должна обеспечиваться письменной фиксацией. Кроме того, цензуре должна подвергаться переписка, осуществляемая в нарушение установленного законом порядка, предусматривающего, что любая переписка подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, как подлежащая, так и не подлежащая цензуре, осуществляется только через администрацию места содержания под стражей.

Таким образом, вряд ли можно согласиться и с тем, что Конституционный Суд предусмотрел лишь расплывчатые основания цензуры и тем самым легализовал ее.

Практика в следственных изоляторах прежняя

Практика в следственных изоляторах прежняя

Постановление КС РФ № 20-П вызывает сдержанный оптимизм. С одной стороны, его значение трудно переоценить. Проверяя конституционность оспариваемых норм, затрагивающих вопросы перлюстрации переписки между подозреваемым (обвиняемым) и защитником, высший орган конституционного контроля, пожалуй, впервые дал полное и развернутое определение понятия «юридическая помощь» в конституционно-правовом истолковании.

Что же касается собственно вопроса цензуры переписки подозреваемых (обвиняемых) с защитниками, то, во-первых, фактически «выявленный» в постановлении смысл оспариваемых норм прямо противоречит их буквальному смыслу, который без труда может быть установлен при помощи толкового словаря русского языка, не более того. Поэтому в данной ситуации абсолютно неоправданным выглядит признание их не противоречащими Конституции РФ.

Во-вторых, с практической точки зрения более важным был второй затрагиваемый вопрос: можно ли обмениваться документами адвокату и его клиенту прямо во время свидания без цензуры и дополнительных разрешений? Увы, ответ КС РФ – нет. Хотя позиция ЕСПЧ прямо противоположная. Здесь КС РФ, использовав удобную часть позиции ЕСПЧ по затрагиваемому вопросу, полностью проигнорировал другую. В деле «Власов против России» (постановление ЕСПЧ от 12.06.2008, п. 142) Суд отметил, что «запрет на передачу доверенностей являлся произвольным и не был "предусмотрен законом"».

В-третьих, общеобязательность решений КС РФ по большей части декларативна, поэтому, насколько мне известно, практика в следственных изоляторах прежняя, хотя определенные сдвиги есть.

Но, как бы то ни было, это постановление является шагом вперед по сравнению с ранее действующим регулированием затрагиваемого вопроса, менять сложившуюся практику – это уже наша, участников процесса, задача, и защитников – в первую очередь.

_________________________
1 Постановление КС РФ от 29.11.2010 № 20-П «По делу о проверке конституционности положений статей 20 и 21 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в связи с жалобами граждан Д. Р. Барановского, Ю. Н. Волохонского и И. В. Плотникова».

2 Руднев В. И. О реализации лицами, содержащимися под стражей, права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений // Журнал российского права. 2006. № 3.

3 Определения КС РФ от 16.12.2008 № 1089-О-О и от 19.03. 2009 № 143-О-О.

4 Головко Л. Письма адвокату, или как КС РФ легализовал цензуру переписки обвиняемого с адвокатом // Юридическая газета. 2010. № 2, декабрь. С. 10.

5 Определение КС РФ от 11.11.2008 № 556-О-Р.

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.