Содержание вопросов присяжным заседателям: анализ судебной практики

2276
Почему в случае признания подсудимого заслуживающим снисхождения разъяснение присяжным возможных последствий в виде снижения наказания может нарушить его права. Какие вопросы, в частности, относящиеся к юридической оценке деяния, не могут быть поставлены перед присяжными. Имеет ли значение очередность при постановке вопросов перед присяжными, когда по делу проходят несколько подсудимых.

Николай Павлович Ведищев
адвокат МКА «СОСЛОВИЕ», почетный адвокат России

Настоящая публикация является продолжением статьи Н. П. Ведищева «Содержание вопросов присяжным заседателям: анализ судебной практики» и содержит обзор практики применения ч. 4–7 ст. 339 УПК РФ1.

Вопрос о снисхождении

В соответствии с ч. 4 ст. 339 УПК РФ в случае признания подсудимого виновным ставится вопрос о том, заслуживает ли он снисхождения. В юридической литературе было отмечено, что буквальное толкование этого положения может привести к мысли, что формирование вопросного листа делится на два этапа и вопрос о снисхождении ставится лишь после признания присяжными заседателями подсудимого виновным. Однако это противоречило бы в целом ст. 339–349 УПК РФ.

Законодатель в данном случае не имел в виду двухэтапное формирование вопросного листа, поэтому председательствующий должен ставить одновременно с тремя основными вопросами (или одним, являющимся соединением этих трех вопросов) вопрос о снисхождении, если присяжные заседатели признают подсудимого виновным2.

Если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, образующих реальную совокупность, вопрос о снисхождении должен ставиться применительно к каждому деянию. При идеальной совокупности ставится один вопрос о снисхождении. Это следует из п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2005 № 23. Очевидно, что и в протоколе судебного следствия должна быть дана ссылка на ч. 4 ст. 339 УПК РФ.

Законом предусмотрено, что при вердикте присяжных заседателей о снисхождении суд при назначении наказания не должен учитывать обстоятельства, отягчающие наказание. Адвокатам следует иметь в виду, что снисхождение при наличии в вердикте присяжных соответствующего указания применяется к конкретному составу преступлений, а не к их совокупности.

Из практики. Присяжными заседателями был вынесен обвинительный вердикт по делу К. и Б., которым они были признаны виновными в совершении разбойного нападения и в убийстве потерпевшего И. При постановлении обвинительного вердикта присяжные заседатели указали, что К. и Б. при назначении им наказания заслуживают снисхождения.

С учетом несовершеннолетнего возраста К. суд назначил ему наказание попункту «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ – шесть лет лишения свободы; по пунктам «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ – шесть лет и шесть месяцев лишения свободы. По совокупности преступлений К. было назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима (на момент постановления приговора К. достиг совершеннолетия).

Защитником осужденного К. в кассационной жалобе был поставлен вопрос о смягчении К. наказания до шести лет и шести месяцев, поскольку, по мнению адвоката, положения ч. 1 ст. 65 УК РФ распространяются не только на наказание за конкретные преступления, но и на совокупность преступлений.

Указанный довод защиты кассационной инстанцией был отвергнут. В определении кассационной инстанции было указано, что правило, указанное в ч. 1 ст. 65 УК РФ, распространяется индивидуально на каждое преступление, а не на совокупность преступлений. Присяжные заседатели в своем вердикте указали на то, что К. заслуживает снисхождения за оба из совершенных им преступлений. Это обстоятельство судом было учтено при назначении наказания, которое за каждое из совершенных К. преступлений не превышало двух третей от максимального наказания, которое могло быть назначено К.3

Внимание слову председательствующего. Согласно ч. 4 ст. 340 УПК РФ в своем напутственном слове председательствующий обращает внимание присяжных заседателей не только на то, что в случае вынесения обвинительного вердикта они могут признать подсудимого заслуживающим снисхождения, но и разъясняет им порядок назначения в таком случае наказания по конкретной статье УК РФ. В частности, какой при таком вердикте может быть назначен вид наказания, его срок или размер.

Однако представляется, что таким разъяснением председательствующего могут быть нарушены права подсудимого, учитываемые при назначения наказания по результатам рассмотрения дела судом присяжных.Может возникнуть ситуация, при которой присяжные заседатели, услышав разъяснения председательствующего о том, что если они признают подсудимого заслуживающим снисхождения, то он одновременно применит к подсудимому положения ст. 62 и ч. 1 ст. 65 УК РФ, решат признать подсудимого не заслуживающим снисхождения, посчитав, что ему достаточно применения положений одной ст. 62 УК РФ. Таким образом, подсудимый будет лишен возможности на применение снисхождения присяжных и, соответственно, назначения более мягкого наказания, чем оно может быть назначено с применениемст. 62 УК РФ.

Кроме того, данная ситуация не исключает возможной ошибки судьи, которая может ввести присяжных заседателей в заблуждение. А именно, после вынесения вердикта присяжных заседателей, получивших данные председательствующим разъяснения положений закона о том, что если они признают подсудимого заслуживающим снисхождения, то им может быть применена ст. 62УК РФ, поскольку в деле нет отягчающих наказание обстоятельств, будет установлено, что такие обстоятельства, отягчающие наказание, в деле имеются.

В данной ситуации защитник должен понимать, что, делая такие разъяснения, председательствующий не вправе сообщать присяжным заседателям об отсутствии или наличии у подсудимого обстоятельств, отягчающих наказание.

В совещательной комнате присяжные заседатели при решении вопроса о возможности признания виновного заслуживающим снисхождения принимают во внимание явку с повинной, протоколы каких-либо следственных действий, свидетельствующих об активном способствовании раскрытию преступлений, и др.

Особенности назначения наказания. Если присяжные заседатели признают подсудимого заслуживающим снисхождения, то председательствующий в обязательном порядке должен применить ч. 1 ст. 65 УК РФ. Эта норма предусматривает назначение более мягкого наказания (не свыше двух третей), чем ст. 62 УК РФ (не свыше трех четвертей). При этом при рассмотрении дела в суде с участием присяжных подсудимый находится в более выгодном положении, нежели подсудимый при рассмотрении дела «обычным» составом суда, поскольку до присяжных заседателей не доводятся сведения о наличии у подсудимого обстоятельств, отягчающих наказание. Присяжные заседатели располагают сведениями лишь об обстоятельствах, смягчающих наказание (явке с повинной, протоколах, свидетельствующих об активном способствовании раскрытию преступления, и др.). Поэтому, даже если у подсудимого имеются обстоятельства, отягчающее наказание, в отношении него может быть вынесен вердикт присяжных заседателей о снисхождении и назначено менее строгое наказание, чем подсудимому в «обычном» суде при наличии обстоятельств, указанных в ст. 62 УК РФ.

Если же присяжные заседатели не признают подсудимого заслуживающим снисхождения, несмотря на то, что им были представлены в качестве доказательств явка с повинной, протоколы следственных действий, свидетельствующих об активном способствовании раскрытию преступления и др., то председательствующий сам обязан назначить наказание с применением ст. 62 УК РФ, если имеются к этому основания. Таким образом, принцип назначения наказания на основании ст. 62 УК РФ будет соблюден и при форме судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Поскольку и ст. 62, и ч. 1 ст. 65 УК РФ определяют порядок назначения наказания при судейском усмотрении, постольку должен избираться лишь один и при этом более мягкий вариант такого усмотрения. Не может быть два судейских усмотрения одновременно на одни и те же обстоятельства, смягчающие наказание. Например, отдельно присяжных заседателей на протокол явки с повинной и председательствующего судьи на этот же протокол. Поэтому нельзя относительно одних и тех же обстоятельств, смягчающих наказание, одновременно применять ч. 1ст. 65 (не более двух третей) и ст. 62 УК РФ (не более трех четвертей), т. е. «минусовать одно судейское усмотрение от другого». К тому же и сам уголовный закон говорит о том, что «льготные» размеры наказаний устанавливаются не от обстоятельств, смягчающих наказание, а от размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Кроме того, относительно вердикта коллегии присяжных заседателей не могут быть применимы положения закона о том, что количество обстоятельств, смягчающих наказание, законом не ограничено, поскольку вердикт коллегии присяжных заседателей о снисхождении является судейским усмотрением по поводу смягчающих обстоятельств, а не обстоятельством, смягчающим наказание4.

Из практики. Суд не конкретизировал ни роль, ни степень участия каждого из осужденных в совершении преступлений, не дал конкретной оценки обстоятельствам, смягчающим наказание каждому из осужденных, а мотивировал свой вывод в этой части лишь общими, как это видно из приговора, фразами, не сославшись даже на то обстоятельство, что в отношении осужденных по ряду эпизодов коллегией присяжных заседателей вынесен вердикт о снисхождении.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия сочла, что наказание, назначенное Ц., Г., К. и Б. по совокупности преступлений, подлежит снижению (определение СК по уголовным делам ВС РФ от 27.03.2006 по делу № 46-о05-58сп).

Запрет вопросов, касающихся квалификации деяния

В соответствии с ч. 5 ст. 339 УПК РФ не могут ставиться отдельно либо в составе других вопросы, требующие от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого (о его судимости), а также другие вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

Среди других вопросов, требующих собственно юридической оценки, может быть, например, вопрос о том, причинен ли потерпевшему значительный ущерб в результате кражи, или вопросы, где речь идет о доказанности причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью, или вопросы о доказанности тайного похищения чужого имущества.

Не может быть поставлен и вопрос о доказанности совершения подсудимым определенных действий с целью совершения преступления5. Эти вопросы должен разрешать председательствующий на основании фактических обстоятельств, признанных установленными коллегией присяжных заседателей.

В первые годы деятельности суда присяжных эти положения закона по-разному воспринимались судьями, практическими работниками, учеными, занимающимися проблемами суда присяжных. Некоторые из них полагали, например, что особо жестокий способ убийства входит в фактическую сторону преступления и поэтому подлежит установлению присяжными заседателями – судьями факта, а не профессиональными судьями – судьями права.

Не оспаривая в целом этой позиции, следует отметить, что ее ошибочность состоит в форме постановки вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей. Употребление в вопросном листе, например, для установления способа убийства, такихчисто юридических терминов, как «особая жестокость», «предвидение», «сознательное допущение» и т. п., недопустимо и противоречит требованиям ч. 5 и 8 ст. 339 УПК РФ. Данные нормы обязывают председательствующего ставить присяжным заседателям вопросы о фактической стороне содеянного в понятных для них формулировках. На то же указал Пленум ВС РФ в п. 29Постановления от 22.11.2005 № 23.

В случаях утвердительного ответа на поставленные вопросы председательствующий судья, сославшись в приговоре на вердикт присяжных заседателей, должен мотивировать квалификацию действий подсудимого, используя юридическую терминологию6.

Соответствие вопросов предъявленному обвинению

В соответствии с ч. 6 ст. 339 УПК РФ формулировки вопросов не должны допускать при каком-либо ответе на них признание подсудимого виновным в совершении деяния, по которому государственный обвинитель не предъявлял ему обвинения либо не поддерживает обвинение к моменту постановки вопросов.

Из практики. Отказывая защите в удовлетворении жалобы, Судебная коллегия ВС РФ указала, что доводы жалобы о том, что председательствующим, якобы необоснованно не был поставлен вопрос о совершении Г. заранее не обещанного укрывательства преступления, нельзя признать правильными. Включение такого вопроса нарушило бы положения уголовно-процессуального закона о том, что формулировки вопросов не должны допускать при каком-либо ответе на них признания подсудимого виновным в совершении деяния, по которому государственный обвинитель не предъявлял ему обвинения либо не поддерживает обвинение к моменту постановки вопроса (определение СК по уголовным делам ВС РФ от 15.07.2010 по делу № 78-О10-76сп).

По другому уголовному делу Судебная коллегия ВС РФ указала, что нельзя согласиться с содержащимися в кассационных жалобах доводами о том, что в вопросный лист судья был обязан включить вопросы, учитывающие позицию стороны защиты – совершение осужденным преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, поскольку это также нарушало бы запрет, установленный ч. 6 ст. 339 УПК РФ (определение СК по уголовным делам ВС РФ от 06.07.2010 по делу № 25-О10-11сп).

Между тем в судебной практике при нарушении требований ч. 6ст. 339 УПК РФ встречаются ошибки и другого свойства, например, при постановке вопроса ставиться вопрос о совершении более тяжкого преступления.

Из практики. С. обвинялась в оказании Б. пособничества в убийстве Б. В. В таком виде обвинение было поддержано и государственным обвинителем к моменту постановки вопросов присяжным заседателям. В вопросном же листе после вопроса о доказанности наступления смерти Б.В. был поставлен вопрос: «Доказано ли, что данное деяние совершили Б. и С.?».

Вопрос был сформулирован с нарушением требований ч. 6 ст. 339 УПК РФ, в результате чего положительным ответом на него присяжных заседателей обвинение С. оказалось измененным на более тяжкое (соисполнительство убийства), что является нарушением положений ч. 2 ст. 252 УПК РФ о недопустимости изменения обвинения с ухудшением положения подсудимого (определение СК по уголовным делам ВС РФ от 10.12.2002 по делу № 18-кпо02-94сп).

Конкретизация и очередность постановки вопросов подсудимым

В соответствии с ч. 7 ст. 339 УПК РФ вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, ставятся в отношении каждого подсудимого отдельно. Невыполнение данного требования закона влечет за собой отмену приговора.

Из практики. Отменяя приговор по одному из уголовных дел, Судебная коллегия ВС РФ указала, что из приобщенного вопросного листа, после основного первого вопроса – о доказанности деяния – председательствующий, вопреки требованиям ст. 339 УПК РФ, второй вопрос – о доказанности совершения деяния – поставил не в отношении каждого подсудимого, а в отношении обоих.

Так, второй вопрос изложен был следующим образом. «Доказано ли, что телесные повреждения Л. причинил:

а) Б., который нанес множественные удары кулаками и ногами по лицу, голове и телу Л., причинив часть телесных повреждений, указанных в п. «а» вопроса № 1, зашел во двор дома, где он проживает, взял в бане веревку, сделал из нее петлю и набросил ее на шею лежащего на земле Л., стал затягивать петлю веревки на шее Л., в результате чего были причинены телесные повреждения, указанные в п. «б» 1 вопроса, и наступила смерть Л.;

б) П., который нанес множественные удары кулаками и ногами по лицу, голове и телу Л., причинив часть телесных повреждений, указанных в п. «а» вопроса № 1, взял один конец веревки, наброшенный на шею Л. и стал затягивать петлю веревки, в результате чего были причинены телесные повреждения, указанные в п. «б» первого вопроса, и наступила смерть Л.; поддерживал руку Л., не давая тому сопротивляться, пока на шее последнего затягивалась петля из веревки».

Указанный вопрос был сформулирован таким образом, что в отличие от предъявленного Б. и П. обвинения, преступные действия, направленные на лишение жизни потерпевшего, совершались каждым из обвиняемых отдельно, без соучастия другого.

Помимо этого, вопреки обвинению, в вопросе № 2 указано, что Б. и П. причинили Л. часть телесных повреждений, указанных в п. «а» вопроса № 1. Однако в обвинении указано, что Б. и П. причинили потерпевшему все телесные повреждения, которые у него были обнаружены (определение СК по уголовным делам ВС РФ от 19.12.2006 по делу № 51-о06-57сп).

Как показывает судебная практика, при постановке вопроса не имеет никакого значения, в отношении кого из подсудимых поставлены вопросы первыми, а в отношении кого из них – последующими. Однако на практике адвокаты считают это нарушением процессуального законодательства, которое может являться основанием для отмены приговора.

Из практики. Из протокола судебного заседания одного из уголовных дел усматривается, что адвокат К. заявляла ходатайство об изменении очередности поставленных в нем вопросов. Она просила поменять местами вопрос № 2 (о том, доказано ли, что указанное в первом вопросе деяние совершил С.) и вопрос № 5 (о том, доказано ли, что указанное в первом вопросе деяние совершил Ц.).

Отказывая в удовлетворении жалобы защиты, Судебная коллегия ВС РФ указала, что в соответствии с ч. 7 ст. 339 УПК РФ вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, ставятся в отношении каждого подсудимого отдельно. При этом в отношении кого из подсудимых поставлены вопросы первыми, а в отношении кого из них – последующими, существенного значения не имело и не могло повлиять на вынесенный присяжными заседателями вердикт (определение СК по уголовным делам ВС РФ от 19.05.2006 по делу № 48-о06-32сп).

Постановка перед присяжными вопросов о доказанности совершения подсудимыми части деяния без включения этих обстоятельств в вопрос о доказанности самого деяния и в вопросы о виновности или невиновности каждого подсудимого в совершении этого деяния также является недопустимой.

Из практики. Судом присяжных Ш-в, С-в П.Ф., С-н признаны виновными и осуждены за покушение на хищение имущества С-ва Д.В. путем обмана группой лиц по предварительному сговору. С-н признан виновным и осужден за покушение на убийство С-ва Д.В. из корыстных побуждений, а Ш-в и С-в П.Ф. – за оказание пособничества в покушении на убийство из корыстных побуждений С-ва Д.В. Кроме того, Ш-в был осужден и за организацию этого преступления. С-в П.Ф. и С-н осуждены также за тайное хищение имущества С-ва Д.В. с незаконным проникновением в жилище, а С-в П. Ф. – и за похищение у С-ва Д.В. паспорта.

Как следует из вопросного листа, председательствующим был избран порядок его составления, регламентированный ч. 1 ст. 339 УПК РФ, т. е. три основных вопроса поставлены отдельно каждый. В частности, первым председательствующим поставлен вопрос о доказанности деяния, по которому обвинялись С-н, С-в П.Ф. и Ш-в. При этом формулировка вопроса начата с действий, выполненных несколькими молодыми мужчинами 26.11.2001 в отношении потерпевшего С-ва Д.В., выразившихся в том, что в вечернее время они приехали на квартиру С-ва Д.В., ввели его в заблуждение и предложили проехать с ними посмотреть двухкомнатную квартиру, на которую можно будет поменять его квартиру, с чем С-в Д.В. согласился.

Далее описаны их действия по применению насилия к потерпевшему, причинению ему смерти, а также последующие их действия по сокрытию трупа потерпевшего.

После этого вопроса председательствующим были заданы вопросы о доказанности совершения этого деяния каждым подсудимым и об их виновности.

Далее, как следует из вердикта, председательствующим были сформулированы вопросы № 14 и № 15 о том, доказано ли, что С-в П.Ф. и С-н договорились убить собственника квартиры С-ва Д.В., обратились с этим предложением к Ш-ву, который согласился с ними, спланировал и организовал совершение убийства С-ва Д.В., распределил роли между соучастниками, и о доказанности совершения ими этого преступления с целью завладения квартирой С-ва Д.В.

Эти вопросы заданы не в отношении каждого подсудимого отдельно, как того требуют правила ч. 7 ст. 339 УК РФ, а в отношении всех подсудимых сразу.

Однако характер данных вопросов не является по смыслу ч. 3 ст. 339 УПК РФ частным, направленным на уточнение степени виновности подсудимых либо обстоятельств, изменяющих ее характер, влекущих освобождение от ответственности.Перечисленные в вопросах обстоятельства, касающиеся действий С-на, Ш-ва и С-ва П.Ф., выполненных ими до появления в квартире потерпевшего 26.01.2001, составляют часть объективной стороны преступления, в котором обвинялись подсудимые.

Между тем эти обстоятельства, указывающие на мотив и цели действий подсудимых, характер состоявшегося сговора, не были учтены председательствующим при формулировании не только основного вопроса № 1 о деянии, но и вопросов № 2, 8, 11 о доказанности совершения этого деяния подсудимыми и вопросов № 3, 9, 12 об их виновности или невиновности. Такая постановка вопросов о доказанности совершения подсудимыми части деяния без включения этих обстоятельств в вопрос о доказанности самого деяния и в вопросы о виновности или невиновности каждого подсудимого в совершении этого деяния недопустима (определение СК по уголовным делам ВС РФ от 28.04.2003 по делу № 8-о03-17).

_________________________
1 Первая и вторая части статьи Н. П. Ведищева «Содержание вопросов присяжным заседателям: анализ судебной практики», в которой анализируется практика применения ст. 339 УПК РФ, опубликованы в «УП» № 1 и 2 за 2012 год.

2 Верин В. П., Дорошков В. В., Лебедев В. М. и др. Научно-практич. пособие по применению УПК РФ/ Под ред. В. М. Лебедева. М.: Норма, 2004. С. 448.

3 Верин В. П., Ворожцов С. А., Демидов В. В. и др. Научно-практич. пособие по применению УК РФ / Под ред. В. М. Лебедева. М.: Норма, 2005. С. 928.

4 Верин В. П., Ворожцов С. А., Давыдов В. А. и др. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Практич. пособие / Под ред. В. П. Верина. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 360–362.

5 Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФза 2006 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 9.

6 Верин В. П., Дорошков В. В., Лебедев В. М. и др. Научно-практич. пособие по применению УПК РФ. С. 448.

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.