Домашний арест: практические сложности

1795
Домашний арест как мера пресечения медленно, но верно завоевывает популярность и подбирается к 4 тысячам обвиняемых в год. В Приволжском федеральном округе в 2014 году было организовано изучение практики применения домашнего ареста.

Ошибки при избрании и исполнении

Оренбургским областным судом совместно с УФСИН России по Оренбургской области в 2014 году было  организовано изучение практики применения домашнего ареста, по результатам которого были выявлены следующие проблемы, возникающие при избрании данной меры пресечения и ее исполнении.

Установление ограничений, не предусмотренных УПК РФ. В поступающих в филиалы ФКУ УИИ постановлениях судов об избрании в отношении подозреваемых (обвиняемых) меры пресечения в виде домашнего ареста выявлены случаи установления запретов и (или) ограничений, не предусмотренных ст. 107 УПК РФ.

Так, в отношении Х., состоящей на учете в ОИН ФКУ УИИ, постановлением Центрального районного суда г. Оренбурга установлен запрет в виде ограничения свободы передвижения и запрет на смену места жительства без разрешения следователя, не предусмотренный ст. 107 УПК РФ.

Аналогичный запрет установлен постановлением Ленинского районного суда г. Оренбурга в отношении С.

В отношении М. постановлением Сорочинского районного суда установлен не предусмотренный ст. 107 УПК РФ запрет на сообщения, заявления, обращения через средства массовой информации.

Неуказание условий исполнения. Согласно требованиям ч. 9 ст. 107 УПК РФ в решении суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в обязательном порядке должны указываться условия ее исполнения.

Однако в отношении Г., состоящего на учете в филиале ФКУ УИИ по Абдулинскому району, и П., состоящего на учете в филиале по Октябрьскому району, в постановлениях судов не был указан срок, на который избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Меры реагирования на недочеты в судебных решениях. По выявленным фактам установления судами запретов и (или) ограничений, не предусмотренных ст. 107 УПК РФ, и отсутствия в судебных решениях условий исполнения меры пресечения филиалами ФКУ УИИ УФСИН России по Оренбургской области в суды в порядке ч. 15 ст. 397 УПК РФ направлены представления о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении судебных решений.

В нескольких случаях данные представления были удовлетворены. К примеру, по делу Г., которому Абдулинским районным судом избран домашний арест, представитель ФКУ УИИ УФСИН России по Оренбургской области обратился в суд с ходатайством о разъяснении срока домашнего ареста в отношении Г., поскольку в нарушение ч. 2 ст. 107 УК РФ данные сведения в решении суда отсутствовали. Постановлением указанного суда ходатайство удовлетворено, срок домашнего ареста установлен на 2 месяца, с исчислением его с момента фактического задержания.

Возложение надзора за исполнением на органы следствия. Следует отметить, что в комментариях к УПК РФ можно встретить указание о возможности возложения функций надзора за исполнением домашнего ареста на сотрудников органов дознания или следствия, где проводится расследование уголовного дела6. Тогда как в качестве единственных субъектов исполнения данной меры пресечения закон предусматривает уголовно-исполнительные инспекции.

Постановлением Центрального районного суда г. Оренбурга от 29.01.2013 в отношении обвиняемой Х. избран домашний арест, осуществление надзора за соблюдением наложенных условий его исполнения возложено на отдел по расследованию преступлений Центрального СУ УМВД России по г. Оренбургу. В связи с обращением следователя постановлением указанного суда от 13.02.2013 осуществление надзора за соблюдением условий избранной меры пресечения возложено на филиал ФКУ УИИ УФСИН России по Оренбургской области.

Учет данных о личности

Домашний арест — это мера пресечения, требующая учета оснований, не только указанных в ст. 97 УПК РФ, но и условий жизни подозреваемого (обвиняемого), данных о его личности.

При рассмотрении материала по мере пресечения в отношении И., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, Бугурусланский районный суд Оренбургской области указал, что последний является гражданином РФ, имеет постоянную регистрацию по месту жительства, проживает по месту производства предварительного следствия. Обвиняемый — гражданин престарелого возраста (74 года), инвалид II группы, имеет постоянный источник дохода. Эти данные явились определяющими при решении вопроса об избрании домашнего ареста. При этом суд указал, что в условиях домашнего ареста И. проживал один, и в целях обеспечения жизненных потребностей и гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина следует разрешить ему находиться вне места исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, а именно с 10.00 до 12.00 по вторникам и четвергам ему следует разрешить посещение рынка, расположенного возле места жительства, и в тот же период времени по понедельникам, средам и пятницам — прогулки по территории двора, где проживал И.

Особенности ограничений на общение

Как показала практика, при назначении домашнего ареста более эффективным является не установление перечня конкретных лиц, с которыми ограничивается общение, а общее указание на имеющихся по делу лиц (потерпевших, свидетелей и т. д.). Так, в отношении С. Октябрьским районным судом г. Орска Оренбургской области был избран домашний арест по месту фактического проживания, и в числе ограничений были установлены запрет на общение с лицами, включенными в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание и являющихся свидетелями по данному уголовному делу, за исключением близких родственников; запрет на отправку и получение почтово-телеграфной корреспонденции, а также телефонные и мобильные соединения с вышеуказанными лицами.

Избрание домашнего ареста также вызывает трудности в случаях, когда участники процесса (обвиняемый, свидетели, потерпевший) проживают в одном и том же месте. В данной ситуации сложности могут коснуться практической составляющей исключения общения подозреваемых (обвиняемых) с определенным кругом лиц.

Например, в отношении подозреваемого П., состоящего на учете в филиале по Оренбургскому району, постановлением Ленинского районного суда г. Оренбурга установлен запрет на общение вне рамок предварительного расследования с работниками ГУП «О.», а также с другими свидетелями по уголовному делу. Вместе с тем П. проживает совместно с женой и сыном, которые являются сотрудниками ГУП «О.».

Трудности фиксации запретов

Определенные проблемы при исполнении меры пресечения в виде домашнего ареста составляет отсутствие технических возможностей для фиксации установленных подозреваемому (обвиняемому) запретов в виде отправки и получения почтово-телеграфной корреспонденции, сообщений по электронным, мобильным каналам связи.

Так, 18.06.2013 Ленинским районным судом г. Оренбурга вынесено постановление, которым производство контроля и записи телефонных переговоров, электронных адресов в отношении обвиняемого Ч. возложено на УФСИН по Оренбургской области. УФСИН данное постановление обжаловано, в том числе по тому основанию, что за подозреваемыми (обвиняемыми), не содержащимися на территории исправительных учреждений, осуществлять контроль за запретами в виде отправки и получения почтово-телеграфной корреспонденции, сообщений по электронным, мобильным каналам связи не представляется возможным из-за отсутствия в ФКУ УИИ технической возможности.

В этой связи возникает вопрос о возможности применения контрольных устройств, к примеру, в жилище обвиняемого.

Согласно утвержденным Правилам применения технических средств контроля в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений, утвержденным постановлением Правительства от 18.02.2013 № 134, при установлении судом в отношении подозреваемого или обвиняемого запрета на выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает, инспекция вправе применить электронный браслет вместе с контрольным устройством.

Такая же возможность предусмотрена и при нахождении подозреваемого (обвиняемого), которому избран домашний арест, вне места его исполнения. Таким образом, можно однозначно сделать вывод, что применение домашнего ареста в указанных случаях напрямую зависит от технического обеспечения инспекций, возможности установки подобной специальной техники.

Перспективы применения

В качестве положительной тенденции можно отметить то обстоятельство, что значительное число домашних арестов, в том числе по экономическим делам, избирались судом по собственной инициативе в порядке отказа в удовлетворении ходатайств органов следствия и дознания об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

К примеру, при рассмотрении Дзержинским районным судом г. Оренбурга ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в судебном заседании было установлено, что подписка о невыезде, избранная следователем в качестве меры пресечения, у подозреваемого не отбиралась, суду не представлялись доказательства того, что подозреваемый М. был надлежащим образом извещен о необходимости явиться в органы следствия. Кроме того, не было представлено доказательств того, что заключение под стражу является единственной возможной мерой пресечения в отношении М. При этом судом было установлено, что М. зарегистрирован и имеет постоянное место жительство по конкретному адресу, подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в связи с чем имеются основания для избрания ему меры пресечения, предусмотренной ст. 107 УПК РФ.

Для подозреваемых (обвиняемых) домашний арест является «легкой» мерой пресечения, поскольку сохраняется возможность находиться и общаться с близкими родственниками, сохранять привычный образ жизни, при этом согласно требованиям закона срок домашнего ареста включается в срок содержания под стражей и, соответственно, отбытого наказания.

Домашний арест по своему правовому статусу и объему ограничений прав и свобод человека является очень близким к заключению под стражу. В этой связи не совсем понятным является установление запрета в вышеуказанных разъяснениях на контроль за исполнением домашнего ареста в ночное время.

Тем не менее эффективность данной меры пресечения показывает высокий результат. Лишь в одном случае обвиняемый Т. срезал электронный браслет и самовольно, нарушив запреты, установленные судом, покинул пределы жилого помещения, после чего был объявлен в розыск с последующим его задержанием и избранием ему меры пресечения в виде заключения под стражу.

В заключение необходимо отметить, что снижение общего количества находящихся под стражей лиц на досудебных стадиях производства по уголовным делам допустимо только за счет расширения применения альтернативных мер пресечения, прежде всего залога и домашнего ареста.

Однако имеются сложности в исполнении домашнего ареста, связанные, в том числе, с необходимостью индивидуального и личного контроля по каждому случаю. Для того чтобы исполнить постановление об избрании домашнего ареста на практике, выделяется отдельный сотрудник УФСИН России, который самостоятельно обеспечивает соблюдение наложенных судом ограничений и фактический контроль за их исполнением. В этой связи расширение применения домашнего ареста трудно представить без сопровождения увеличения штатных сотрудников ФКУ УИИ и имеющихся в их арсенале технических средств контроля.

Решение отмеченных выше проблемных вопросов возможно только при выработке эффективных механизмов взаимодействия УФСИН России со следственными органами, прокуратурой и судом, проработке и законодательном закреплении исчерпывающих правовых норм о домашнем аресте.

Полная версия статьи

Еще на эту тему

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.