От редколлегии

189

А. В. Смирнов, д. ю. н., профессор

Вопрос об истине, хотя и есть искушение сразу дать на него простой и ясный ответ, на самом деле, мягко говоря, не прост. «Что есть Истина?». На этот вопрос, заданный Понтием Пилатом Христу, римский прокуратор, как известно, не услышал ответа, ибо Истина есть целое, а тот, кто пытается объять необъятное, хватается за пустоту. «Нет человека более нетерпимого, чем тот, кто стремится доказать, что сказанное им должно быть истинным» (Х.-Г. Гадамер).

Однако в сфере гуманитарных коммуникаций проблема истины практически замещается понятием достоверности («правды»), которая, в свою очередь, есть не что иное как интерсубъективное понимание, сформированное в рамках концептуального каркаса выбранной системы знания. Причина этого, по-видимому, состоит в том, что социальная действительность в сфере межчеловеческого общения по своей природе антропоморфна и динамична, будучи подвержена влиянию субъективных интерпретаций, которые непрерывно преобразуют ее самое. Можно сказать, что в известном смысле социальная действительность и ее субъективные интерпретации составляют тождество, ибо эта действительность часто сама состоит из оценочных суждений, а факты служат лишь ее предварительным эскизом и материальным субстратом. Поэтому соответствие гуманитарного, в том числе юридического, знания действительности — это, прежде всего, его непротиворечивость некой системной целостности, достаточной для общего принятия знания в качестве истинного. Иначе говоря, «разумное действительно».

Со временем становится все более ясным, что истина не есть тождество вещи и представления, как утверждал еще Фома Аквинский. Любая верификация знания на самом деле 1 не сопоставление этого знания непосредственно с реальностью, а лишь сравнение выраженного в языке «протокольного предложения», полученного в результате наблюдения, с проверяемым (доказываемым) предложением. Таким образом, и опыт, и реальность представлены познающему субъекту лишь как уровни совокупной знаково-языковой данности. Следовательно, определение истины через соответствие знания реальности, в свою очередь, вызывает непростой вопрос, каким именно образом это соответствие достигается.

Судопроизводство как одна из форм общественной практики создало свою систему познания, которая состоит из теории и системы судебных доказательств. Именно в ней фокусируется то слияние горизонтов индивидуальных интерпретаций, тот общественный консенсус, который позволяет говорить о правде познания действительности, о ее достоверности. Нормы доказательственного права не могут быть ничем иным, кроме как общеобязательным средством приведения разнообразного индивидуального опыта к единому общественному стандарту. В силу консенсусного характера системы судебного доказывания всякий иной, находящийся вне ее пределов опыт, пусть даже он чрезвычайно богат и обширен, является запретным, ибо не обеспечивает устоявшейся достоверности. Можно сказать, что судебное доказывание призвано обеспечить всеобщее принятие знания в качестве истинного, ради чего сознательно снижается верхний предел познаваемого. Система доказывания есть общественный консенсус, а значит, и достоверность, появляющаяся в результате доказывания, является плодом компромисса. «Фактической достоверности не существует объективно, она есть только известное состояние нашего убеждения», — считал Л. Е. Владимиров. Достоверность судебного знания, получаемая в форме доказанности, испытывает на себе ограничения, определяемые техникой юридического доказывания. Они нередко отсекают то, что называют непосредственной жизненной значимостью тех или иных моментов, заменяя ее опосредованной «правдой доказательств» 2. Можно сказать, что суд, вынося приговор, сам находится «в тюрьме», а лучше сказать «золотой клетке», доказательств. Значит, объективной истиной в процессе выступает не иначе как доказанность обстоятельств дела. Простая и убедительная мысль — целью доказывания является доказанность! Поэтому введение в юридический оборот наряду с понятием «доказанность» одновременно и термина «объективная истина» создает иллюзию, что обстоятельства дела могут устанавливаться не только посредством доказательств, но и с помощью каких-то иных средств, что было бы в корне неверно, да и крайне опасно. То есть для юриста истина и доказанность должны быть почти что синонимами.

Равнозначно ли это утверждению, что судебная истина-доказанность всегда формальна? Думаю, что этот вопрос, вообще говоря, поставлен не вполне корректно, ибо между «формальной» и «объективной» истинами четкой грани просто не существует, поскольку любое наше знание несет печать метода, а значит, и доли формализма.

Впрочем, рядом с проблемой судебной истины существует и некая «параллельная реальность», смежная проблема, которая имеет отношение исключительно к обоснованию судебных решений, и, следовательно, к доказыванию. Это использование так называемых формальных средств доказывания (презумпции, преюдиции и многие другие, еще почти не исследованные современной юридической наукой), которые востребованы тогда, когда позитивное познание посредством доказательств оказалось безуспешным либо неоптимальным способом решения юридической проблемы.

Споры об истине еще очень далеки от завершения, и точно известно только одно: «тот, кто владеет истиной, тот правит миром». Данный выпуск является одной из первых попыток коллективного осмысления этой проблемы применительно к юридическому познанию. Надеюсь, что его результатом, в конечном счете, может стать достижение того интерсубъективного понимания, которое когда-нибудь обязательно приведет нас к Правде.

  1. Гадамер Х.-Г. Что есть истина? // Логос. 1991. № 1. С. 30–37.
    2. Владимиров Л. Е. Суд присяжных. Харьков, 1873. С. 99; См.: он же. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Автограф, 2000. С. 41.

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.