Следственный эксперимент в суде, как средство разрешения сомнений

1311
Каким образом следственный эксперимент в суде может помочь принять справедливое решение по делу
   

Наумов Александр Михайлович, судья Южно-Сахалинского городского суда

Как показывает практика, представители обвинения не всегда в состоянии представить исчерпывающие доказательства вины подсудимого в совершенном преступлении, чем с полным правом может воспользоваться защита. Такая ситуация ставит судью в крайне затруднительное положение, который в силу принципов уголовного судопроизводства не может выступать на чьей-либо стороне и заниматься сбором дополнительных доказательств.

Вместе с тем закон обязывает судью вынести справедливый приговор, адекватный совершенному человеком деянию. В этих условиях представляется, что одним из способов добиться большей ясности в понимании дела может быть сочетание следственного эксперимента, проведенного в судебном заседании,  вместе с судебными экспертизами. Описанный ниже пример из практики судьи помог председательствующему устранить сомнения, возникшие по поводу правильной квалификации деяния подсудимой, которые были вызваны недостаточной доказательственной базой.

Сомнение в квалификации преступления

Следственный эксперимент с последующим назначением судебной криминалистической экспертизы по материалам уголовного дела был произведен в деле К., обвиняемой в убийстве своего мужа Т. В этом деле подсудимая К. выдвинула версию о неосторожном причинении ножевого ранения в ходе защиты от насильственных действий потерпевшего.

Изначальная версия преступления. Все произошло в кухне частного дома, где на полу в промежутке между кухонным столом и кроватью был обнаружен труп Т. Первоначально, на предварительном следствии, К. сделала явку с повинной, в которой указала, что дома в ходе ссоры Т. получил колото-резаное ранение от ножа, находившегося в её руке и которым она резала салаты. Это подтверждалось  заключением судебно-медицинского эксперта, из которого следовало, что смерть Т. наступила от колото-резаного ранения передней поверхности груди в верхней трети в проекции яремной вырезки, проникающего в грудную полость с повреждением восходящей части аорты, и последовавшего развития массивной кровопотери, приведшей к малокровию организма.
Единственный свидетель В. – сосед, видевший К. и Т. за несколько минут до и через несколько минут после наступления смерти Т., но непосредственным очевидцем происшедшего не являвшийся, показал, что погибший Т. и подсудимая К. часто ругались, в основном на почве распития спиртных напитков. В тот день он и Т. распивали спиртное во дворе дома Т. Через некоторое время к ним из дома вышла пьяная К. Между К. и Т. возникла ссора из-за разногласий на бытовой почве. Затем они втроем зашли к ним в дом и стали употреблять спиртные напитки на кухне, где К. и Т. начали снова ругаться. Он не смог их помирить и ушел к себе домой. Когда он уходил, то в кухне Т. сидел на кровати, а К. сидела на стуле около кухонного стола. Когда через 10 минут он вернулся к ним в дом, то увидел Т. без признаков жизни в крови на полу в кухне, а в этот момент испуганная К. выглянула из дверного проема другой комнаты. Тогда он выбежал из дома и сообщил об увиденном в милицию.

Новая версия преступления. Позже К. выдвинула версию о необходимой обороне и случайном причинении смерти Т. Она стала утверждать, что нож в её руке оказался случайно, им она резала лимон. Она пояснила, что удара ножом она не наносила, а колото-резаное ранение груди образовалось у Т. случайно в тот момент, когда она защищалась от агрессивных действий Т., пытавшегося сзади ударить её стулом по голове.
При судебном рассмотрении уголовного дела К. последовательно повторила эти же показания, дополнив их подробностями, которые не противоречили другим материалам уголовного дела. Так, утверждение К. о том, что Т., встав с кровати, подошел сзади к ней, стоявшей у кухонного стола, и ударил её стулом по голове, а потом пытался ударить ее еще этим же стулом, согласовывалось с заключением судебно-медицинского эксперта, установившего наличие у К. телесных повреждений в виде ссадин на затылочной части головы. Эксперт не исключил, что ссадины могли образоваться в срок и при обстоятельствах, указанных К. Показания К. о том, что после причинения ранения Т. выронил из своих рук стул, подтверждались показаниями соседей Б. и В. заходивших в дом до приезда следственной группы и видевших стул, валявшийся на полу рядом с телом Т.

Сомнения суда. Предусмотренное ст.88 УПК РФ правило проверки доказательств с использованием законов формальной логики путем сопоставления одних доказательств с другими не представляло возможности проверить достоверность показаний подсудимой К. по двум причинам. Во-первых, очевидцев происшедшего не было, поскольку все произошло в ситуации «один на один», когда К. и Т. в течение около 10 минут находились в доме вдвоем. Во-вторых, согласно протоколу осмотра места происшествия не были описаны и сфотографированы следы крови в помещении, где был обнаружен труп Т., хотя при таком колото-резаном ранении  расположение пятен крови на полу и предметах интерьера могло бы прояснить многие вопросы.
В данных доказательствах невозможно было согласиться с утверждением обвинения о том, что К. умышленно причинила смерть Т. Имевшимися в деле доказательствами выдвинутая версии К. о совершении деяния в условиях необходимой обороны и при случайном стечении обстоятельств не опровергались, а только лишь дополнялись.
Носителями объективной информации о том, как на самом деле произошло главное событие (причинение колото-резаного ранения потерпевшему Т.), были подвергнутый судебно-медицинскому исследованию труп пострадавшего Т. и вещественные доказательства, изъятые с места преступления. По заключению эксперта-медика были точно установлены наличие колото-резаного ранения на трупе, его причинная связь с наступившей смертью пострадавшего Т., а также направление и ход раневого канала. Среди изъятых в ходе осмотра места происшествия вещественных доказательств были нож и элементы постели (наволочка и пододеяльник) с пятнами крови, которые по заключению эксперта-биолога, могли произойти от кровотока из раны Т. Также к делу в качестве вещественных доказательств была приобщена одежда К.: кофточка без следов крови и юбка с незначительными помарками крови, которые, по утверждению К., были на ней в момент причинения колото-резаного ранения Т.
Перед судом встали вопросы: каким образом сопоставить все эти разнообразные данные и как с их помощью проверить достоверность показаний К. о действиях в условиях необходимой обороны или случайном причинении смерти? Действительно ли К. защищалась, и все произошло около кухонного стола на удалении 2-х метров от кровати, на которой были обнаружены пододеяльник и наволочка с обильными пятнами крови? Тогда как могли образоваться обильные пятна крови  на этих предметах. Либо К. не защищалась, и все произошло около кровати, где сидел Т. в момент ухода из кухни свидетеля В. на удалении 2-х метров от кухонного стола? От точного ответа на эти вопросы зависел вывод о квалификации содеянного К.: будет ли это убийство (ст.105 УК РФ) – особо тяжкое преступление, либо, как минимум, превышение пределов необходимой обороны (ст.108 УК РФ), т.е. преступление небольшой тяжести.

Следственный эксперимент

В этой ситуации судом было принято решение о проведении следственного эксперимента по проверке показаний подсудимой о возможности совершения определенных действий (в данном случае - причинения колото-резаного ранения) и по выявлению механизма образования следов (в данном случае - раневого канала) в сочетании с последовавшей криминалистической экспертизой.
Стороны процесса (защита и обвинение) согласились с необходимостью его проведения. Перед проведением следственного эксперимента К. была подробнейшим образом допрошена: - по обстоятельствам, непосредственно предшествовавшим причинению колото-резаного ранения Т., - по обстоятельствам причинения колото-резаного ранения Т.,
- по обстоятельствам, непосредственно последовавшим за причинением колото-резаного ранения Т.
Затем подсудимая К. была ознакомлена с протоколом судебного заседания и удостоверила правильность изложения её показаний. И только после этого суд приступил к подготовке следственного эксперимента.
Ход следственного эксперимента отражался в протоколе судебного заседания и фиксировался специалистом ЭКЦ при помощи цифрового фотоаппарата. Далее ход эксперимента будет описан в соответствии с протоколом.

Подготовка. Перед проведением следственного эксперимента председательствующий предложил участникам судебного разбирательства произвести осмотр в судебном заседании вещественных доказательств по данному уголовному делу: ножа, наволочки, пододеяльника, юбки и кофты К. Возражений от участников судебного разбирательства не поступило. Суд, на месте, постановил: произвести осмотр в судебном заседании вещественных доказательств по данному уголовному делу.
Затем председательствующий разъяснил участникам, что  они вправе  при осмотре каждого отдельного вещественного доказательства обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.
Далее суд перешел к проведению следственного эксперимента в зале судебного заседания. Суд установил личность специалиста ЭКЦ и статиста. Подсудимая К. и потерпевший – брат погибшего Т. выразили согласие с тем, что по росту и комплекции статист соответствует характеристикам погибшего Т.
Председательствующий предложил специалисту изготовить макет ножа, которым было нанесено телесное повреждение. Специалист изготовил из картона макет ножа и представил его на обозрение участников судебного разбирательства.
Участники процесса выразили согласие с тем, что макет ножа соответствует по размерам и форме ножу, которым было причинено колото-резаное ранение потерпевшему Т. и который впоследствии был обнаружен на месте преступления и приобщен к уголовному делу в качестве вещественного доказательства.
Специалист представил на обозрение участников судебного разбирательства стул. После чего председательствующий выяснил у подсудимой соответствует ли данный стул тому, который находился в руках у Т., К. ответила утвердительно.
Председательствующий предложил подсудимой К. воссоздать в зале судебного заседания обстановку аналогичную обстановке места происшествия в момент нанесения подсудимой телесного повреждения потерпевшему.
В зале судебного заседания создана обстановка, аналогичная обстановке места происшествия в момент нанесения телесного повреждения Т. Устанавливается стол на высоту, соответствующую высоте кухонного стола в доме, где произошло преступление и на расстоянии 3-х метров от него устанавливаются две скамьи, обозначающие кровать, с которой в ходе осмотра места происшествия были изъяты постельные принадлежности с пятнами крови)
После этого председательствующий объявил участникам процесса, что подготовительная часть следственного эксперимента закончена и дал указание статисту выполнять действия, о которых будет рассказывать подсудимая К., а специалисту ЭКЦ - производить фотографирование происходящего. Председательствующий объявил, что специалист ЭКЦ будет производить фотографирование с двух позиций: правой и левой.

Проведение эксперимента. Председательствующий выяснил у подсудимой, может ли она воспроизвести в судебном заседании ситуацию, при которой, как поясняла в предыдущем судебном заседании подсудимая, потерпевший замахивался на неё стулом, и  этот момент она причинила ему телесное повреждение.
Подсудимая отвечает согласием.
Председательствующий предлагает подсудимой показать, где она находилась перед тем, как ей был нанесён удар со спины.
Подсудимая подходит к столу и занимает место у стола, берёт в руки  макет ножа и аналог лимона и показывает, как она режет лимон.

Экспертиза данных следственного эксперимента

После приобщения к материалам уголовного дела фототаблицы следственного эксперимента судом была назначена судебная криминалистическая экспертиза по материалам уголовного дела, на разрешение которой судом были поставлены следующие вопросы:    
Возможно ли причинение колото-резаного ранения, обнаруженного у пострадавшего Т., при обстоятельствах, на которые указывала подсудимая К. в досудебной стадии и в судебном заседании (устно и на следственном эксперименте)?
Каков механизм образования следов крови на ноже, пододеяльнике, наволочке, юбке?
С учетом протоколов осмотров места происшествия и трупа, проведенных экспертных исследований трупа и вещественных доказательств, показаний допрошенных в суде лиц каково наиболее вероятное место нахождения пострадавшего Т. в момент причинения ему ножевого ранения? Перемещался ли труп после причинения данного телесного повреждения?
После проведенных исследований судебный эксперт-криминалист начальник отделения медицинской криминалистики Новосибирского областного бюро СМЭ Федоров С.А. пришел к выводу, что показания подсудимой К. о механизме причинения ею колото-резаного ранения груди пострадавшему Т. не соответствуют данным о ходе раневого канала, обнаруженного на трупе Т. Исходя из материалов уголовного дела, наиболее вероятное расположение Т. в момент причинения ему колото-резаного ранения груди в непосредственной близости от поверхности пододеяльника (возможно – в положении сидя на кровати, как это следует из показаний свидетеля В.– соседа), которым была застелена кровать, а не в двух метрах от кровати, как об этом показала подсудимая К.

Приговор суда

Результаты следственного эксперимента и последовавшей за ним криминалистической экспертизы позволили суду прийти к выводам о том, что показания К. об обусловленности её действий состоянием необходимой обороны и случайном причинении ножевого ранения Т. недостоверны и продиктованы стремлением избежать ответственности за содеянное. Вот как эти выводы были изложены в приговоре.
«Доводы стороны защиты об обусловленности действий подсудимой К. состоянием необходимой обороны и случайном причинении колото-резаного ранения Т. в область грудной клетки, основанные на показаниях подсудимой К. об обстоятельствах причинения колото-резаного ранения Т., суд находит несостоятельными.
В суде К. пояснила, что, стоя лицом к кухонному столу, начав ножом резать лимон, почувствовала удар стулом в спину, после этого оглянулась и увидела, как Т. занес над её головой стул и собирается её ударить еще раз, тогда она левой рукой схватилась за ножку стула и, когда правой рукой пыталась удержать другую ножку стула, то находившимся в правой руке ножом оказалось причинено ранение Т. в грудь.
С целью проверки этих показаний подсудимой К. в судебном заседании был проведен следственный эксперимент. В ходе следственного эксперимента подсудимая К., манипулируя статистом, воспроизвела обстановку и действия Т., якобы пытавшегося ударить её стулом, и показала свои ответные действия. Ход следственного эксперимента фиксировался специалистом ЭКЦ Литвиненко А.Я. при помощи фотоаппарата, о чем была составлена фототаблица, приобщенная к материалам уголовного дела. После этого была проведена криминалистическая экспертиза, по результатам которой эксперт-криминалист пришел к выводу, что при обстоятельствах, на которые указывала подсудимая К. при проведении следственного эксперимента, невозможно причинить колото-резаное повреждение, обнаруженное у Т.
Сопоставив выводы эксперта-криминалиста с показаниями подсудимой К., суд находит, что показания К. не соответствуют действительности не только по механизму причинения ранения Т., но и по характеру кровотечения, по месту нахождения Т. в момент причинения ножевого ранения, по действиям подсудимой сразу после причинения Т. ножевого ранения.
По показаниям К. после причинения телесного повреждения у Т. сначала не было обильного кровотечения. Что опровергается выводами эксперта-криминалиста о том, что у Т. имелась рана в восходящем отделе аорты, равная 44,4% периметра, при таком размере раны происходило массивное внутренне и наружное струйное кровотечение, продолжавшееся около 2-3 минут, сопровождавшееся разбрызгиванием крови.
По показаниям К. в момент причинения ножевого ранения Т., имевший рост 177 см, стоял в 2 метрах от кровати, высота которой около 60 см, из чего следует, что колото-резаное ранение на теле Т. в момент причинения находилось на расстоянии более 2 метров от поверхности кровати. Что опровергается выводами эксперта-криминалиста о том, что на находившихся в тот момент на кровати расстеленном пододеяльнике и наволочке имеются многочисленные капли, брызги и потеки крови, которые образовались при разбрызгивании из источника артериального кровотечения с расстояния от 50 до 5 см., что свидетельствует о том, что и пододеяльник и наволочка находились в непосредственной близости к пострадавшему в момент причинения колото-резаного повреждения и тотчас после его причинения, то есть значительно ближе, чем следует из показаний подсудимой.
По показаниям К. сразу после причинения ножевого ранения она подхватила тело Т., в результате чего приблизилась к нему вплотную. Что опровергается выводами эксперта-криминалиста о том, что на кофте и юбке К. не обнаружено капель, брызг и потеков крови, образование которых было неизбежно, если бы К. действительно близко контактировала с пострадавшим сразу после причинения колото-резаного ранения.
Таким образом, результаты следственного эксперимента и заключение эксперта-криминалиста опровергли показания подсудимой об обстоятельствах случайного причинения ею колото-резаного ранения пострадавшему. …Оценивая заключение судебно-медицинского эксперта, установившего наличие у К. не влекущих за собой расстройство здоровья телесных повреждений (ссадины на затылке и ссадины на правой кисти), с учетом не опровергнутых показаний К. о причинении этих телесных повреждений Т. в процессе их длительной ссоры, суд приходит к выводу о том, что Т. допустил противоправное поведение в отношении К. незадолго до убийства, однако это поведение не может быть признано судом поводом для преступления, поскольку К., не находясь в состоянии необходимой обороны, убила Т. через некоторое время после того, как он причинил ей телесные повреждения».
К. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью первой ст.105 УК РФ, и приговорена к 10 годам исправительной колонии общего режима.
Кассационная инстанция, рассмотрев дело по жалобе осужденной, оставила приговор без изменения. При этом в кассационном определении было указано, что «в судебном заседании с достаточной точностью была воспроизведена обстановка случившегося, на основании данных следственного эксперимента и сделанных при нем фотографий, была проведена криминалистическая экспертиза, согласно выводов которой, эксперт пришел к заключению о том, что при обстоятельствах, на которые ссылается К., невозможно причинить телесное повреждение, обнаруженное у Т., …Заключение криминалистической экспертизы в совокупности со следственным экспериментом и другими доказательствами позволили суду придти к прийти к правильному выводу о том, что колото-резаное ранение Т. было причинено умышленно».

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.