Является ли демонстрация оружия его применением

1142
Как следует оценивать действия обвиняемого, если в результате применения им оружия реально не был причинен вред здоровью потерпевшего
   

Курченко Вячеслав Николаевич, заслуженный юрист РФ, д. ю. н., председатель судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда

В судебной практике не сложилось единого мнения относительно содержания квалифицирующего признака разбоя «применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия».
Как свидетельствует анализ практики, применением оружия считается как фактическое его использование, так и угроза его применения.

Демонстрация оружия как форма его применения

В юридической литературе под применением оружия также понимается не только физическое воздействие, но и попытка нанесения оружием повреждений потерпевшему, а также демонстрация лицам, подвергшимся нападению, или третьим лицам готовности преступника пустить его в ход.
Впрочем, позиции ученых относительно содержания и объема понятий «применение оружия», «употребление оружия», «использование оружия» весьма противоречивы.
Пленум Верховного суда РФ в п. 23 постановления от 27.12.2002 № 23 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указал, что если лицо лишь демонстрировало оружие, не намереваясь использовать его, действия виновного при отсутствии других отягчающих обстоятельств с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК РФ.
Демонстрация оружия сопряжена с его показом потерпевшему при угрозе или с попыткой нанесения телесного повреждения.
Демонстрация оружия преследует цель подкрепления угрозы причинить вред жизни или здоровью лица. Иными словами, содержание демонстрации непременно должно включать готовность применения оружия.

По приговору Кемеровского областного суда А., Г., К., Я. осуждены за совершение преступлений, в том числе за разбой с применением оружия.
Г. и Я. вошли в помещение ювелирного магазина. Г. направил пистолет на продавца, а Я. стал складывать в сумку ювелирные изделия. Похитив их, нападавшие скрылись с места происшествия.
В кассационной жалобе адвокат просил исключить квалифицирующий признак разбоя «с применением оружия», так как Г. лишь демонстрировал пистолет.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ указала, что для квалификации разбоя как совершенного с применением оружия достаточно угрозы оружием лицам, подвергшимся нападению или третьим лицам в подтверждение готовности его применения для целей разбоя (определение Верховного суда РФ от 06.10.2011 № 81-011-87СП).

Из данного определения следует, что под применением оружия необходимо понимать и психическое воздействие путем демонстрации оружия с намерением использовать его.
Полностью разделяем такой подход, предполагающий широкое толкование понятия «применение оружия».
Другой пример из судебной практики иллюстрирует ситуацию, когда демонстрация оружия была признана не применением оружия, а лишь угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Приговором Ревдинского городского суда Свердловской области К. осужден по ч. 1 ст. 222 и ч. 3 ст. 162 УК РФ за разбой с применением оружия.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда сочла необходимым исключить из приговора осуждение К. по квалифицирующему признаку разбоя, совершенного с применением оружия. Как указала судебная коллегия, оружие осужденным не применялось, он лишь держал обрез в руках, когда зашел в помещение магазина, на потерпевшего его не наставлял. В обрезе не было патронов.
Таким образом, признано, что имеет место демонстрация оружия без готовности его фактического использования, что не образует признака применения оружия (определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 12.07.2006 № 22-6944).

Условия признания угрозы оружием его применением

Применение оружия в форме его демонстрации предполагает два необходимых компонента:
а) демонстрация оружия;
б) угроза оружием состоит в таком его использовании, если обстоятельства дела свидетельствуют о намерении нападающего применить оружие (предметы) таким образом.
Демонстрация оружия проявляется в форме конклюдентных действий и предполагает обнажение, показ оружия.

К., перед тем как изъять деньги, похлопал рукой по кобуре, в которой находился наган, сказал, что в случае сопротивления он может применить оружие, однако наган из кобуры не доставал.
Президиум Пермского областного суда исключил из приговора квалифицирующий признак разбоя с применением оружия. К. лишь угрожал применением оружия, но не намеревался его использовать по прямому назначению (Бюллетень ВС РФ. 1992. № 9. С. 9).

Следует учитывать, что угроза применения оружия не является его простой демонстрацией.
Грань между простой демонстрацией и угрозой с немедленным использованием провести достаточно сложно.
Например, один факт, что преступник, готовясь к нападению, зарядил оружие, указывает на намерение его использовать.
В то же время если лицо демонстрирует оружие, угрожает заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия (макетом пистолета), то исключается применение оружия.
При рассмотрении уголовных дел порой невозможно установить было ли оружие заряжено, исправно, если оно не было изъято у преступника. В этих случаях можно вести речь лишь об имитации оружия.

Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга установлено, что К. совместно с другим лицом напал на Б., повалил на землю, приставил к его голове предмет, похожий на пистолет. Второй соучастник похитил у Б. сумку. Таким образом, К. имевшимся у него предметом не причинил потерпевшей телесных повреждений, и данные о том, что он намеревался причинить Б. телесные повреждения, не приведены в приговоре.
К. в судебном заседании отрицал использование боевого пистолета, заявлял, что это был макет. Предмет, которым К. угрожал потерпевшей, не обнаружен, его свойства не проверены. В порядке надзора приговор изменен, исключено осуждение К. по признаку ч. 2 ст. 162 УК РФ ― применение предмета, используемого в качестве оружия (постановление президиума Свердловского областного суда от 24.01.2007 по делу № 44-у-56).

Возбуждая надзорное производство по надзорной жалобе осужденного К. о пересмотре приговора Ленинского районного суда г. Нижний Тагил, судья Верховного суда РФ обоснованно отметил, что, вменяя квалифицирующий признак предмета, используемого в качестве оружия, суд не опроверг доводы К. и не привел в приговоре доказательств того, что осужденный высказывал угрозы применения предмета, что этот предмет был заряжен, годен для производства выстрелов и не являлся имитацией пистолета, а также не уточнил, намеревался ли осужденный нанести удары потерпевшему этим предметом для причинения телесных повреждений или использовать как оружие.
Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и приговора суда следует, что осужденный достал предмет, похожий на пистолет и направил его на потерпевшего. Последний только предполагал, что это боевое оружие, и, опасаясь за свою жизнь и здоровье, выполнил требование нападавшего.
Такая формула предъявления обвинения и описания деяния в приговоре не свидетельствуют о намерении К. использовать этот предмет как оружие[6].
Президиум Свердловского областного суда изменил приговор суда и переквалифицировал действия К. с ч. 2 ст. 162 УК на ч. 1 ст. 162 УК, исключив из приговора квалифицирующий признак применения предмета, используемого в качестве оружия (постановление о возбуждении надзорного производства от 18.05.2009 по делу № 45-Д09-17).

Макеты пистолетов, негодное и незаряженное оружие могут быть использованы в качестве иных предметов, например, если нападающий наносит этими предметами удары потерпевшему.
В обвинительном заключении и в приговоре суда формула обвинения должна излагаться таким образом, что демонстрация оружия сопряжена с действиями, которые свидетельствуют о намерении нападающего использовать оружие. Это обусловлено тем, что угроза применением оружия не является его простой демонстрацией.

По делу Ч. в описательной части приговора суд очень кратко сформулировал обвинение, описав лишь простую демонстрацию оружия. Суд не привел данные, свидетельствующие о готовности либо намерении Ч. применить газовый пистолет.
Согласно приговору суда г. Лесного, Ч., вооруженный газовым пистолетом «Вальтер» модели РГ, калибра 9 мм с газовым пистолетным патроном с метаемыми токсичными веществами, вошел в помещение банка, держа в правой руке пистолет, направился к кассиру С. Последняя схватила деньги и выбежала в служебное помещение, где закрылась.
Находившийся в банке свидетель принял меры к задержанию Ч., однако последнему удалось скрыться.
В надзорном представлении прокурор Свердловской области просил исключить из обвинения квалифицирующий признак разбоя «с применением оружия».
Президиум Свердловского областного суда согласился с доводами надзорного представления. Судом было установлено, что Ч. держал в руке газовый пистолет, но не использовал его в отношении кассира С.
В обвинительном заключении было вменено, что Ч. пытался передернуть затвор пистолета, дважды нажал на курок, но выстрелов не последовало. Данные действия Ч. были направлены на оказание сопротивления свидетелю, который его задерживал.
Однако эти фактические обстоятельства не нашли оценки и описания ни в описательной, ни в мотивировочной части приговора. Конкретные действия, свидетельствующие о намерении применить оружие остались за рамками фабулы преступного деяния (постановление президиума Свердловского областного суда от 21.12.2011 по делу № 44у-243).

Итак, содержание формулы демонстрации оружия непременно должно включать готовность применения оружия со ссылкой на конкретные обстоятельства дела.

Основные ошибки при квалификации

В судебной практике нередко допускаются ошибки, связанные с квалификацией действий, совершенных с угрозой применения оружия.
Основная причина ошибок заключается в том, что многие практические работники вопросы квалификации связывают с восприятием событий потерпевшими, а не с субъективным отношением лица к своим действиям.
Юридическая квалификация преступления зависит не от восприятия гражданами ситуации, созданной лицом, совершившим преступление, а от субъективного отношения лица к этим действиям и от объективных возможностей достичь конкретного результата от этих действий.
Следовательно, применение оружия — это не только фактическое его использование, но и психическое воздействие путем угрозы применения оружия посредством его демонстрации, если виновный намеревался осуществить свою угрозу.
При этом под угрозой применения оружия следует понимать реально выраженное намерение применить его. Таким образом, внимание, прежде всего, необходимо обращать на возможность причинения виновным реального вреда, а не на субъективную оценку деяния потерпевшим.
Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом, не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием или имитацией оружия.
Переквалификация с ч. 2 на ч. 1 ст. 162 УК РФ в тех случаях, когда потерпевший не понимал негодного характера орудий совершения преступления, как представляется, связана с тем, что со стороны виновного все равно имеется нападение, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Применение насилия, как основного признака разбоя, и применение оружия, как квалифицирующего признака данного состава преступления (ч. 2 ст. 162 УК РФ), не тождественны.
Применительно к ст. 162 УК РФ под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Приговором Сухоложского городского суда А. осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ за разбойное нападение в целях завладения чужим имуществом в крупном размере, сопряженное с насилием, опасным для жизни и здоровья. По делу установлено, что А., угрожая насилием, опасным для жизни, подставил к горлу потерпевшей нож, надавил ножом на горло, причинив ссадины, которые не расцениваются как легкий вред здоровью.
Признавая А. виновным в совершении разбоя с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, суд свои выводы никак не мотивировал.
Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда признала, что осужденный совершил нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное лишь с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением ножа, используемого в качестве оружия, в крупном размере (определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 23.08.2006 по делу № 22-8753/2006 г.).

Таким образом, в тех случаях, когда при разбое в результате применения оружия реально не был причинен вред здоровью потерпевшего, действия виновного необходимо квалифицировать по ч. 2 ст. 162 УК РФ как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением оружия.
Угроза оружием или другими предметами путем их демонстрации должна быть реальной. Использование указанных предметов в ходе разбоя создает реальную угрозу для жизни или здоровья граждан.
Понятие применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия, включает в себя их использование, в том числе для психического насилия над потерпевшим.

Приговором Верхотурского районного суда Т. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ за разбой с применением предмета, используемого в качестве оружия.
В кассационном представлении прокурор указал, что со стороны Т. действительно была демонстрация ножа, однако намерение его применения для причинения телесных повреждений не доказано.
Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда не согласилась с доводами кассационного представления об исключении квалифицирующего признака применения предмета, используемого в качестве оружия.
Суд второй инстанции правильно акцентировал внимание, что не образует указанного квалифицирующего признака только демонстрация предмета…, без намерения его применения для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья.
В данном случае Т. не только приставил нож острием к телу потерпевшего Ю., но и прямо угрожал потерпевшему о намерении порезать его ножом.
Учитывая реальность и характер угрозы, наличие в руках у нападавшего ножа, суд второй инстанции констатировал, что угроза Т. носила реальный характер. Суд мотивировал, что демонстрация ножа была сопряжена с намерением виновного использовать нож. У потерпевшего имелись достаточные основания опасаться за жизнь или здоровье (определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 24.12.2009 по делу № 22-1554/2010 г.).

Демонстрация ножа без намерения использовать его для причинения телесных повреждений образует лишь угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Суд второй инстанции изменил приговор Ревдинского городского суда в отношении Ф. Последний, держа в руке нож, требовал передать деньги у потерпевшей. Поскольку не установлено, что Ф. намеревался использовать нож, судебная коллегия исключила из приговора квалифицирующий признак разбоя — применение предметов, используемых в качестве оружия. Действия Ф. переквалифицированы по ч. 1 ст. 162 УК РФ[10].
Из установленных по делу обстоятельств видно, что Ф. непосредственно не применял нож, не наносил и не пытался наносить им удары потерпевшей Р. Суд должен привести в приговоре доказательства, подтверждающие намерение виновного применить нож в качестве оружия (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 09.02.2011 по делу № 22-1405/2011 г.).

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.