Современные критерии допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве

3466
Требуется ли судебное решение для изъятия sms-сообщений из мобильных телефонов
   

Зуев Юрий Геннадьевич, к. ю. н., судья Ярославского областного суда

В уголовном процессе допустимость всегда воспринималась как свойство, характеризующее форму (процедуру) собирания доказательств и подтверждающее, что доказательство получено с соблюдением требований действующего уголовно-процессуального закона.
Такое понимание допустимости доказательств по уголовному делу обусловлено толкованием понятия недопустимых доказательств (ч. 1 ст. 75 УПК РФ): «доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми».

Понятие недопустимых доказательств

Признание доказательств недопустимыми и исключение их из «доказательной базы» уголовного дела является юридической санкцией, предназначенной для защиты прав человека в сфере уголовного процесса от неправомерных действий органов уголовного преследования.

Действующий уголовно-процессуальный закон не содержит исчерпывающий перечень так называемых «порочных» доказательств, так как согласно ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся, кроме перечисленных в п.п. 1 и 2, «иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса». В юридической литературе высказывалось обоснованное мнение, что к недопустимым необходимо, согласно п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, относить доказательства, полученные с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, которые повлекли или могли повлечь нарушение гарантированных конституционных прав человека и гражданина.
Указанная позиция получила развитие в постановлении Пленума ВС РФ от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»[2], согласно которому доказательства должны признаваться полученными с нарушениями закона, если при их собирании и закреплении были «нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания или закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом».

Данное положение согласуется с международной правоприменительной практикой. Например, в уголовном процессе США правило исключения доказательств применимо лишь в случае нарушения конституционных прав граждан, допущенного органами уголовного преследования.

Трактовка на практике

В ч. 3 ст. 7 УПК РФ установлено, что нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Это законоположение и усиление охраны прав и свободы человека и гражданина способствовали тому, что в настоящее время сложилась тенденция — доказательство признается недопустимым, даже если формально требования УПК соблюдены, но нарушены положения другого закона или международного договора, либо постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

ИЗ ПРАКТИКИ. Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, отменив приговор в части осуждения лица за совершенное покушение на сбыт наркотических средств по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, прекратила дело в этой части обвинения за отсутствием состава преступления по факту повторного проведения аналогичного ОРМ «проверочная закупка» в отношении уже известного лица ввиду нарушения уголовно-процессуального закона и недопустимости доказательств.
Решение суда обосновано тем, что повторная проверочная закупка являлась необоснованной, не соответствовала положениям Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» о задачах оперативно-розыскной деятельности. Таким образом, документы и протоколы следственных действий, в которых были зафиксированы результаты второго оперативно-розыскного мероприятия, были признаны недопустимыми доказательствами, так как не соответствовали целям и задачам указанного федерального закона (определение № 89-Д12-4).

Недопустимость доказательств, полученных в результате провокации

В п. 10 проекта постановления Пленума ВС РФ «Об исполнении судами общей юрисдикции постановлений Европейского Суда по правам человека» (март 2013 года) предлагается следующая редакция: «Доказательства по делу признавать недопустимыми, если они получены в нарушение не только положений процессуального законодательства Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права, но и международных договоров Российской Федерации, в том числе Конвенции и/или протоколов к ней в толковании Европейского Суда. Так, если доказательства преступной деятельности лица были получены вследствие провокационных действий сотрудников правоохранительных органов и отсутствует обоснованная информация о том, что преступная деятельность данного лица могла осуществляться и без содействия указанных сотрудников, соответствующие доказательства подлежат признанию судом недопустимыми».
Как видим, акцентируется внимание на том, что недопустимыми являются доказательства, которые были получены в результате провокационных действий сотрудников правоохранительных органов. Применительно к делам о взяточничестве под провокацией понимаются противоправные действия сотрудников правоохранительных органов, в результате которых у лица сформировался умысел на получение взятки.
Такая позиция как бы расширяет содержание понятия недопустимости доказательства и неоднозначно воспринимается юристами.
По нашему мнению, такие изменения продиктованы объективными реалиями правовой действительности и соответствуют положениям действующего уголовно-процессуального законодательства.
Согласно ч. 1 ст. 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, основанным на Конституции РФ.
Конституция РФ является законом прямого действия. Поэтому если при получении доказательства в рамках уголовного дела были допущены нарушения положений Конституции РФ, такое доказательство является недопустимым.
Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры, ратифицированные Российской Федерации, являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство, согласно ч. 3 ст. 1 УПК РФ.
Это позволяет сделать вывод, что если при собирании доказательств в рамках уголовного дела были нарушены требования Конституции РФ, либо общепризнанные принципы и нормы международного права, или международные договоры, или иной федеральный закон, то такие доказательства являются недопустимыми, как полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, действующего на тот момент собирания, закрепления доказательств.

Возможные вопросы на практике

С учетом приведенных позиций необходимо разрешать спорные моменты, возникающие на практике. Например, вопрос о правилах допустимости получения из мобильного телефона, принадлежащего подозреваемому или обвиняемому, sms-сообщений, содержащих сведения, которые могут быть использованы в качестве доказательств.

ИЗ ПРАКТИКИ. При расследовании уголовного дела в автомашине были обнаружены сотовые телефоны, принадлежащие участникам нападения на автомашину такси и убийства водителя. При осмотре мобильных телефонов следователем были обнаружены и отражены в протоколе осмотра sms-сообщения, содержанием которых подтверждалось, что нападавшие в присутствии потерпевшего, находясь в салоне автомашины, посредством указанных сообщений договаривались о деталях последующего совершения преступления. Данный протокол осмотра вещественных доказательств был учтен судом, наряду с другими доказательствами, при постановлении обвинительного приговора (уголовное дело № 2-6/2009 // Архив Ярославского областного суда, 2009 год).

А если лицо возражает против осмотра его телефонного аппарата или намеренно удалило из него sms-сообщения, которые в ходе следствия могут быть восстановлены с помощью технических средств? Отвечает ли требованиям допустимости такое доказательство и не нарушаются ли в этом случае конституционные права на тайну переписки?
Конкретного ответа на этот вопрос уголовно-процессуальный закон не содержит. Мнения юристов по нему разделились. Одни полагают, что для снятия информации с мобильного телефонного аппарата необходимо разрешение суда. Другие считают, что такое разрешение является излишним и не основанным на законе.
Действительно, уголовно-процессуальным законодательством предусмотрен судебный порядок получения разрешения на производство следственных действий, связанных с контролем и записью телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц (ст. 186 УПК РФ). Разрешение суда по ст. 185 УПК РФ необходимо на осмотр почтово-телеграфных отправлений. Процедура получения таких разрешений суда на производство указанных действий регламентирована в ст. 165 УПК РФ. Изложенные требования уголовно-процессуального закона выполняют охранительную функцию и направлены на предотвращение необоснованных вторжений в личную жизнь граждан. Несоблюдение указанных положений закона влечет признание доказательств недопустимыми.
Однако аналогичной нормы об изъятии sms-сообщений из мобильных телефонов нет. Свидетельствует ли это об «упрощенной процедуре» получения соответствующей информации в качестве доказательства по уголовному делу? Мы полагаем, что совсем нет.
Нам представляется, что в рассматриваемой ситуации для снятия информации с мобильного телефона в ходе производства следственных действий необходимо разрешение суда. Это продиктовано не только желанием оградить граждан от несанкционированных посягательств на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, но и требованиями о допустимости доказательств. Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения».
Согласно ч. 1 ст. 13 УПК РФ «ограничение прав гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения».
Мы полагаем, что sms-сообщения относятся к «иным сообщениям», поэтому доступ к ним, их изъятие из мобильного телефонного аппарата (персонального компьютера) посредством технических средств с целью дальнейшего использования в качестве доказательств возможно только на основании судебного решения, полученного в порядке ст. 165 УПК РФ.

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.