text
Уголовный процесс

Презумпция истинности приговора, вступившего в законную силу: некоторые проблемы содержания и опровержения

  • 1 января 2015
  • 1192

Ключевые слова: уголовный процесс; criminal procedure; истина; truth; презумпция; presumtion; правовая фикция; legal fiction; приговор; sentence of a court

Бородинова Татьяна Геннадиевна, кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Кавказского филиала Российской академии правосудия

Обсуждаемая в науке и практике уголовного процесса необходимость и возможность нормативного закрепления принципа объективной истины, безусловно, переведет презумпцию истинности приговора из научно постулируемой в категорию правовых презумпций, наделенных свойством обязательности.

Вопрос о месте и значении такой категории, как «истина» в уголовном судопроизводстве России, несмотря на отсутствие ее формального закрепления в уголовно-процессуальном законодательстве, остается дискуссионным на протяжении многих лет. В науке уголовно-процессуального права истину рассматривают как цель, принцип, результат; много внимания уделяется определению и характеристике ее видов 1. Довольно активно в современной науке уголовного процесса исследуется вопрос о существовании неопровержимых правовых презумпций 2. Не остается без внимания ученых и взаимосвязанный с истиной вопрос о содержании презумпции истинности приговора 3. Однако современное положение презумпции истинности приговора, на наш взгляд, в науке уголовно-процессуального права не является однозначным. Отказ от нормативного закрепления объективной истины в качестве цели уголовного судопроизводства делает неочевидной и цель судебной деятельность по наделению приговора таким свойством как истинность.

В уголовном судопроизводстве презумпции выступают довольно часто встречающейся категорией. Как верно отмечается: «презумпции — правовое явление, без существования которого любое судопроизводство, в том числе и современное, просто немыслимо» 4. Любая правовая презумпция, в сущности, представляет собой умозаключение с определенной долей вероятности наличия какого-либо факта.

Сущность презумпции истинности приговора, вступившего в законную силу, выражается следующим образом: «это признанное на уровне закона положение о том, что вступивший в законную силу приговор отражает объективную истину и является обязательным для всех субъектов, чьи права, обязанности и законные интересы он затрагивает. Опровергнуть это положение возможно только в исключительных случаях и при помощи экстраординарных методов, установленных законом» 5. Данное определение, по нашему мнению, не вполне отражает правовые реалии по следующим основаниям.

Отсутствие законодательной регламентации в качестве цели уголовного судопроизводства установления объективной истины по уголовному делу, характеризующей знание с позиции соответствия реальной действительности, влечет и проблемы, связанные с определением задач института пересмотра приговора, регламентирующего порядок опровержения истинности приговора. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что данный вопрос вполне однозначно решался в законодательстве советского периода, когда в качестве цели доказывания и всего уголовного процесса указывалось установление объективной истины. В качестве основной задачи института пересмотра приговоров ставилась проверка достижения истины по делу 6.

В настоящее время в качестве цели всех контрольно-проверочных производств называется судебная защита (обеспечение) «интересов и прав заинтересованных лиц (участников процесса), а равно обеспечение социально-нормативного назначения уголовного судопроизводства в целом (ст. 6 УПК РФ)» 7.

Практика судебной деятельности вышестоящих судебных инстанций, правомочных осуществлять пересмотр приговоров, вступивших в законную силу, нацелена на проверку важнейшего качества приговора — его законность. Эта практическая цель вытекает непосредственно из норм уголовно-процессуального закона, определяющего предмет судебного разбирательства в судах кассационной и надзорной инстанций (ст. 401.1, п. 2 ст. 412.1 УПК РФ). Именно законность является основной составляющей правосудности приговора. Таким образом, правосудность приговора, вступившего в законную силу, сегодня может непосредственно рассматриваться в качестве презумпции, имеющей нормативное закрепление. Презумпция истинности приговора, вступившего в законную силу, лишь научно постулируется, поскольку не обладает таким важным признаком правовой презумпции как нормативно-правовое закрепление. Отсутствие презумпции истинности приговора в нормах уголовно-процессуального закона формально лишает ее признака обязательности.

Можно ли при условии отсутствия в действующем уголовно-процессуальном законодательстве принципа объективной истины говорить о том, что приговор суда, чтобы быть истинным, должен отражать объективную истину? Не вдаваясь в острую дискуссию относительно целесообразности и необходимости существования принципа объективной истины в уголовном судопроизводстве, отметим лишь формальный фактор — сейчас его нет. Получается, что при отсутствии требования об установлении объективной истины приговор не должен рассматриваться в качестве истинного. Однако это не так. Древнеримский постулат «res iudicata pro veritate accipitur (habetur)» (судебное решение принимается за истину) применительно к важнейшему итоговому судебному решению по уголовному делу свое значение не утратил и в наши дни. Но, по нашему мнению, его содержание следует трактовать расширительно. Полагаем, что при определении содержания истинности приговора следует основываться не только на установлении объективной истины, но и на других факторах. Таковыми являются:

  • законность, т. е. соблюдение установленных процедур, предшествовавших и сопутствовавших выяснению обстоятельств совершения преступления постановлению и провозглашению приговора;
  • обоснованность выводов суда первой и апелляционной инстанций;
  • мотивированность решений этих же судебных инстанций;
  • правильное применение уголовного закона;
  • справедливость выбора вида и меры наказания.

Фактически названные критерии отражают сущность истинности приговора в ее широком понимании.

Как бесспорное в теории уголовного процесса принимается положение, в соответствии с которым только обоснованный и справедливый приговор может быть законным. Вышестоящий суд, проверяющий приговор, вступивший в законную силу, приходит к выводу об истинности приговора посредством выяснения его обоснованности. Так, органичная связь обоснованности и истинности приговора явно видна в следующем. Если в обосновании приговора положены доказательства, подтверждающие, что судом первой или апелляционной инстанции установлены обстоятельства уголовного дела в соответствии с объективной действительностью и отсутствуют «разумные» сомнения в истинности выводов суда, то в таком случае обоснованность приговора означает его истинность. Обоснованность приговора означает не только обоснованность его с позиции изложенных в нем фактов, но и его правовую (законную) обоснованность. Иными словами, говоря о правосудности приговора, мы подразумеваем его истинность.

Как и любая презумпция, презумпция истинности приговора заключает в себе возможность собственного опровержения. Иными словами, предположение об истинности приговора, вступившего в законную силу, может быть опровергнуто при определенных условиях. Вступивший в законную силу приговор, в случае его обжалования заинтересованными лицами, имеет шанс быть пересмотренным, если вышестоящая судебная инстанция сочтет, что имеются разумные сомнения в его правосудности (истинности). Юридическими фактами, опровергающими презумпцию истинности приговора, являются основания отмены приговоров.

Как указано в ранее приведенном определении принципа истинности приговора, такое опровержение должно допускаться «в исключительных случаях и при помощи экстраординарных методов, установленных законом». В действующем уголовно-процессуальном законе можно наблюдать совершенно обратный подход. Законодатель изменил общий вектор подхода к пересмотру приговоров, вступивших в законную силу. В результате современного реформирования контрольно-проверочных производств в уголовном судопроизводстве возможности проверки истинности приговора, вступившего в законную силу, расширены и осуществляются вполне ординарными способами. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает три вида пересмотра приговоров, вступивших в законную силу: кассационный, надзорный и пересмотр приговоров ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

В современной системе видов пересмотра лишь один вид пересмотра приговоров имеет предметом пересмотра приговор, не вступивший в законную силу — апелляционный. Этот вид пересмотра приговоров единственный, который обладает достаточным арсеналом процессуальных средств для укрепления истинности приговора. Собственно действие презумпции истинности приговора начинается с завершением названного производства. Во всех иных видах пересмотра приговоров подвергаются проверке приговоры, наделенные силой закона, с позиции возможности опровержения презумпции истинности приговора. Такое положение дел не представляется оправданным, поскольку многократно приносятся в жертву такие принципы, как стабильность приговора, его правовая определенность и, конечно, истинность приговора. С этой точки зрения система видов пересмотра приговоров явно не сбалансирована, присутствует значительный перекос в сторону дестабилизации приговоров, вступивших в законную силу.

Ориентируясь на известный международный опыт, богатое национальное правовое наследие, учитывая «близкое родство» содержания надзорной формы пересмотра приговоров с кассационной формой, как желаемое и логичное в реформировании судопроизводства, представляется ограничение числа судебных инстанций, осуществляющих пересмотр судебных решений, вступивших в законную силу. Это обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что, предусматривая фактически многократный пересмотр приговоров, вступивших в законную силу, законодатель умаляет значение законной силы приговора, его истинности. Пересмотр вступившего в законную силу приговора, как опровержение презумпции истинности приговора, должны иметь исключительный характер, иначе утрачивают свою значимость такие категории, как «законная сила приговора», «истинность приговора».

И в заключение хотелось бы добавить, что широко обсуждаемая в науке и практике уголовного процесса необходимость и возможность нормативного закрепления принципа объективной истины, безусловно, переведет презумпцию истинности приговора из научно постулируемой в категорию правовых презумпций, наделенных свойством обязательности.

  1. См., напр.: Азаров В. А. Действительно ли объективная истина — цель доказывания в уголовном судопроизводстве?// Библиотека криминалиста: научный журнал. 2012. № 4. (5). С. 7–9; Корнуков В. М. Возможен и нужен ли возврат концепции объективной истины в законодательство и практику российского уголовного судопроизводства?// Библиотека криминалиста: научный журнал. 2012. № 4 (5) С. 153–164 и др.
  2. См., напр.: Бабаев В. К. Презумпции в российском праве и юридической технике // Проблемы юридической техники. Н. Новгород, 2000; Кругликов Л. Л. О неопровержимых презумпциях в современном уголовном праве // Науч. тр. Российской юридической академии. Вып. 60. Т. 3. М., 2006; Зуев Ю. Г. Неопровержимые презумпции в уголовном праве и процессе // Теория уголовного процесса: презумпции и преюдиции / под ред. Н. А. Колоколова. М., 2012. С. 39 и др.
  3. Алиев Т. Т., Белоносов Н. А., Громов Н. А. Принцип презумпции истинности приговора, вступившего в законную силу // Рос. судья. 2003. № 7. С. 18–24.; Сычева О. Н. Презумпция истинности приговора в современном уголовном процессе: автореф. дис… канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2008 и др.
  4. Колоколов Н. А. Роль презумпций в российском судопроизводстве // Теория уголовного процесса: презумпции и преюдиции / под ред. Н. А. Колоколова. М., 2012. С. 10.
  5. Баранов В. М., Поляков М. П., Сычева О. Н. Презумпция истинности приговора: в кн. Теория уголовного процесса: презумпции и преюдиции / под ред. Н. А. Колоколова. С. 152.
  6. См.: Ривлин А. Л. Пересмотр приговоров в СССР. М., 1958. С. 21.
  7. Потапов В. Д. Основные начала проверки судебных решений в контрольно-проверочных стадиях и производствах уголовного судопроизводства России. М., 2012. С. 11.

Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Рекомендации по теме

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
×
Только для зарегистрированных пользователей

Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Пожалуйста, войдите на сайт

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт!
×
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на сайте и скачайте файл!

Вы сможете скачать любые документы и получите бесплатный доступ ко всем материалам на сайте.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
и скачать файл
×
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.