К вопросу об истине и истинности уголовного судопроизводства

140

Ключевые слова: правопорядок; law and order; справедливость; justice; уголовный процесс; criminal procedure; истина; truth; состязательность; contest

Машовец Асия Океановна, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Уральского государственного юридического университета

Следует ориентироваться на европейские стандарты справедливого судопроизводства, а не поднимать на щит изобретение советских теоретиков — концепцию «объективной истины».

В наше время уголовная юстиция в любом государстве презентует себя обществу как эффективная, способная поддерживать правопорядок и защищать права граждан. «Компетентные государственные органы», уполномоченные на раскрытие и расследование преступлений, а также на привлечение к уголовной ответственности преступников, стремятся доказать обществу, что установили истину по делу: зло наказано, добро восторжествовало. Истина и справедливость должны освещать своим светом решения судебной и обвинительно-следственной власти, которая действует и принимает решения по уголовному делу.

М. Фуко отмечает, что современное государство стремится к установлению максимально большой дистанции между «беспристрастными» поисками истины и насилием 1. В изложении Хаима Перельмана эта же идея звучит так: «Важнейшая роль судьи состоит в том, чтобы обеспечивать позитивную оценку обществом правовой системы. Судья показывает, что решения, которые он принимает, являются не только законными, но и приняты по совести, являются разумными и справедливыми (основаны на здравом смысле). Каждый раз он должен убедить общественное мнение в том, что правильно разрешил конфликт мнений, интерпретаций, интересов и ценностей» 2.

Таким образом, истина и справедливость являются главными показателями разумности и действительности уголовной юстиции в общественном мнении. Причем оценку действующим институтам правосудия общество дает в контексте общего отношения к государственно-правовым институтам, а общественное мнение, как известно, изменчиво. Поэтому так важно создать, настроить механизм уголовного судопроизводства, который сводил бы к минимуму субъективные, политические и прочие моменты и позволял сохранять мир в умах и в общественных отношениях на протяжении более или менее длительного времени. Тогда создается традиция, культура — подоснова правопорядка и стабильности.

На практике гораздо труднее создать позитивные в глазах людей институты уголовной юстиции и правосудия и организовать их работу, чем просто продекларировать, что следователь, суд, другой государственно властный орган проводит «всестороннее, полное и объектное расследование» или что он устанавливает «объективную истину». Подобная стратегия власти не убеждает, а если и убеждает, то не всех, и только до поры до времени. Голословные заверения в том, что истина установлена следователем, судьей, рано или поздно вызовут сомнения у тех, чьи запросы и ожидания не совпадут с мнением властей, закрепленным в решениях по уголовному делу.

Когда вера общества к власти ослабевает, решения уголовной юстиции зачастую воспринимаются критически. Возникает потребность в пропаганде достижений уголовной юстиции. Мы отнюдь не выступаем против пиара в пользу властей. Надо только понимать, что с пиаром можно делать что угодно, но им нельзя заменить эффективность и справедливость уголовной юстиции. Рано или поздно в обществе наступит отрезвление, и это чревато разочарованием в государственно-властных институтах. Так уже не раз бывало в истории России.

История показывает, что более надежна такая процедура уголовного судопроизводства, такие технологии производства «истинного знания», которые, во-первых, создают впечатление, что ограничивают всевластие государства (презумпция невиновности), во-вторых, вселяют уверенность в том, что обвиняемый будет вести спор с обвинителем на равных (право на квалифицированную юридическую помощь, равенство прав сторон), в-третьих, создают то, что называется драматургией спора, делающей исход его неопределенным. Для «подвластных», для тех, кто не вписан в официальную структуру, — оппозиционеров власти, а таких людей в обществе много, важны реально существующие гарантии прав обвиняемого, в способности стороны защиты на равных выступить в уголовном-правовом споре с обвинением. Это и есть мера свободы в обществе, которая позволяет развиваться всем и каждому сообразно потребностям адаптации к условиям окружающей действительности 3.

Различие двух концептуальных подходов в построении правовой модели доказывания истины очевидно — оно в природе отношений власти — индивидуума. При первом подходе власть одаривает истиной своих подданных, за которыми оставляется только право с благодарностью эту истину принимать. В другой модели государство вместе с обществом, выступая партнером с ним, наравне с обвиняемым, другими участниками процесса выясняет истину. Истина становится всеобщим достоянием, которое объединяет нацию и народ в единое целое. Итак, есть выбор между монополией государства на истину или поиском истины в ходе партнерского/конкурентного взаимодействия представителей власти и общества (состязательное судопроизводство). Некоторые наши партнеры по СНГ, бывшие и пока действующие, сделали выбор в пользу состязательной модели установления истины по делу: Грузия, Украина. Другие собираются это сделать: Казахстан, Киргизия. Россия с Белоруссией остаются в одиночестве на евразийском культурно-правовом пространстве со своей приверженностью концепции «объективной истины».

Справедливость носит абсолютно фундаментальный характер для уголовно-процессуального права: в ней сходятся воедино юридический идеал должного уголовного судопроизводства и общественный запрос на установления судом правды и истины. В «судебной истине» кроме «объективной истины» есть и справедливость. Судебная истина в известном смысле имеет утилитарное назначение, т. к. на ее основе кладется конец юридической неопределенности, обеспечивается правопорядок. Судебной истине мало быть «объективной», ей надо быть убедительной. Смычка истинности и справедливости обнаруживается в способности правосудного решения устанавливать мир в обществе, стабилизировать социальную структуру 4.

К сожалению, по мере укрепления нашего государства в определенных кругах сформировалось мнение о его непогрешимости и способности официальных органов (в лице, прежде всего, суда) устанавливать истину и принимать по своему усмотрению те меры, которые считает необходимым.

Наиболее ярко эта тенденция к доминированию в решении общественно значимых уголовных дел проявилась в двух событиях:

  • во-первых, в принятии Конституционным Судом РФ постановления от 02.07.2013 № 16-П/2013 «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б. Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда» 5;
  • во-вторых, в инициативах Следственного комитета РФ по нормативному закреплению в УПК РФ положений, проникнутых концепцией объективной истины.

В вышеуказанном решении Конституционный Суд РФ оправдывает выполнение судом функции обвинения и фактически ликвидирует состязательность в уголовном процессе 6. Конституционный Суд РФ вернул суду право направлять по собственной инициативе уголовное дело прокурору для предъявления более тяжкого обвинения. По мнению Конституционного Суда РФ, суд, «направляя уголовное дело прокурору, не осуществляет уголовное преследование, а лишь указывает на существо ущемляющих права участников уголовного судопроизводства нарушений, которые не могут быть устранены в судебном заседании и препятствуют разрешению уголовного дела судом, и тем самым не подменяет сторону обвинения» 7. По мнению Конституционного суда РФ, справедливость, как некую сверхценность, которая доступна только государству в лице судьи (и возможно — и следователя) следует ставить выше презумпции невиновности, разделения процессуальных функций и правила благоприятствования стороне защиты (они, следуя этой логике, только мешают компетентным государственным органам восстанавливать «справедливость»). То, что еще вчера называлось «обвинительной функцией», «восполнением недостатков обвинительной деятельности», сегодня выступает как независимое, беспристрастное и справедливое осуществление правосудия. В трактовке Конституционного Суда РФ — справедливость есть категория идеальная, характеризующая цель деятельности субъектов доказывания. Причем суд выступает в качестве единственного субъекта, который способен восстановить справедливость путем установления истины, а потому он обязан это сделать.

Вольно или невольно Конституционный Суд РФ данным постановлением «открыл дверь» для предложений по изменению нашего уголовно-процессуального законодательства в антисостязательном направлении. Во всяком случае «реакционеры» активно используют позиции Конституционного Суда РФ для оправдания своих предложений. Самое главное из этих предложений: восстановление института доследования уголовных дел, через который суд реализует свою обвинительную активность и обходит запрет на поворот к худшему. Прикрываются такого рода проекты концепцией объективной истины. Так, в законопроекте изменений в УПК РФ, который был внесен в Государственную Думу Федерального депутатом А. А. Ремезковым 8, предлагается дополнить статью 5 пунктом 221 следующего содержания:

«221) объективная истина — соответствие действительности установленных по уголовному делу обстоятельств, имеющих значение для его разрешения».

Самое интересное еще в одном предлагаемом новшестве, заключающемся во введении ст. 161 «Установление объективной истины по уголовному делу», которую предлагается изложить в следующей редакции:

«1. Суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, а также орган дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель обязаны принять все предусмотренные настоящим Кодексом меры к всестороннему, полному и объективному выяснению обстоятельств, подлежащих доказыванию для установления объективной истины по уголовному делу.

  1. Суд не связан мнением сторон. При наличии сомнений в истинности мнения сторон суд принимает все необходимые меры к установлению действительных фактических обстоятельств уголовного дела в целях обеспечения отправления справедливого правосудия» 9.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что ориентированность процесса доказывания по уголовному делу на достижение объективной истины, является необходимым условием правильного разрешения уголовного дела и отправления справедливого правосудия. В то время как реализованная в УПК РФ модель состязательности не способствует установлению истины и тяготеет к чуждой традиционному российскому уголовному процессу англо-американской доктрине с присущей ей концепцией формально-юридической истины. «Введение в УПК РФ института установления объективной истины по уголовному делу позволит обеспечить гарантии конституционного права на справедливое правосудие и повысить степень доверия граждан к правосудию» 10. Характерно, что авторы законопроекта презумпцию невиновности трактуют как фикцию и ставят ее подчиненное положение по отношению к общеотраслевому принципу «объективной истины»: «юридическая фикция презумпции невиновности, предполагающая толкование неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, может быть применена лишь в случае невозможности достижения по делу объективной истины и только после принятия исчерпывающих мер к ее отысканию» 11.

К огорчению любителей «объективных истин», данный законопроект не был поддержан Правовым Управлением аппарата Государственной Думы. В его заключении 12 сказано, что термин «объективная истина» не является правовым, не употребляется в законодательстве Российской Федерации, в том числе в процессуальном законодательстве. Сам по себе процесс установления объективной истины носит субъективный характер, поскольку осуществляется человеком, обладающим теми или иными субъективными качествами: убеждениями, моральными и деловыми принципами, квалификацией и т. п. Несмотря на то что данное положение содержит адресованное указанным участникам уголовного судопроизводства требование при оценке доказательств не только исходить из своего внутреннего убеждения и совести, но и основываться на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств и руководствоваться законом, что должно исключать принятие произвольных и необоснованных решений, субъективный характер такой оценки не позволяет во всех случаях вести речь о безоговорочном установлении объективной истины по делу. В заключении Правового управления делается вывод о том, что «в связи с невозможностью определения в законодательном акте каких-либо критериев достижения объективной истины, установление такого принципа в уголовном процессе будет носить декларативный характер».

Впрочем, сторонникам состязательности и демократии рано радоваться. В целом ситуация неблагоприятная для приближения нашего уголовно-процессуального права к международным стандартам справедливого уголовного судопроизводства. Надо ли напоминать, что суть международно-правовых стандартов состоит в том, что справедливой должна быть сама процедура судебного разбирательства. Состязательность, равенство сторон, а не пустые декларации об обязанности следователя установить объективную истину, гарантируют торжество справедливости.

Дело, разумеется, не в истине как таковой, и не в отрицании необходимости установления таковой, а в той технологии уголовно-процессуального доказывания: следственной, которая лежит в ее основе. Пустоту от отсутствия реальной состязательности, конкурентной среды при выяснении сравнительной силы доказательств не заполнить следственными мерами по установлению «объективной истины» вроде ужесточения формальных требований к правильности составления протоколов, иных процессуальных документов (к этому сводится допустимость доказательств), усиления ведомственного процессуального контроля и т. п.

Справедливым должен быть порядок судебного разбирательства. Ничто не гарантирует установление истины в уголовном процессе: ни нормативное положение об обязанности всестороннего, полного и объективного расследования, ни гарантии независимости и процессуальной самостоятельности следователя, ни предписанная законом активность судьи в доказывании, свободного в принятии всех мер по выяснению истины, независимо от позиции сторон. Основная гарантия установления истины — состязательное судопроизводство. Правовую основу справедливого — состязательного судопроизводства составляют презумпция невиновности, равноправие сторон, обеспечение прав личности, непосредственность, гласность, устность и ряд других идей.

Самым правильным был бы возврат нашей уголовно-процессуальной системы в лоно европейской правовой традиции, основанной на представлении о том, что справедливым должен быть порядок, в рамках которого происходит доказывание истины. В этом плане образцом остаются Уставы уголовного судопроизводства (1864 г.), которые для своего времени были прогрессивным европейским уголовно-процессуальным законом и содержали набор процессуальных гарантий справедливого судопроизводства. Тогда наш законодатель не отделял себя от Европы, а наоборот, ориентировался на европейские правовые стандарты. И сейчас нам следовало бы ориентироваться на европейские стандарты справедливого судебного разбирательства (судопроизводства), а не поднимать на щит изобретение советских теоретиков — концепцию «объективной истины», которая, по сути, является оправданием государственной монополии на владение истиной и лишения (ограничения) прав на борьбу за истину противника государства.

  1. См.: Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. С. 84–85.
  2. Цит. по: Александров А. С. Язык уголовного судопроизводства. Н. Новгород, 2001. С. 27.
  3. См.: Александров А. С., Александрова И. А., Круглов И. В. Назначение уголовного судопроизводства и наказания. Н. Новгород, 2006. С. 89–101.
  4. См.: Рудич В. В. Справедливость в уголовном судопроизводстве: теоретический и прикладной аспекты: дис… канд. юрид. наук. М., 2013. С. 4, 21.
  5. См.: Рос. газета. 2013. 12 июля.
  6. См.: Александров А. С., Лапатников М. В. Суд на осуд, а не на россуд // Уголовное судопроизводство. 2013. № 4. С. 6–12; Дикарев И. С. Уголовный процесс: «тихая революция» сменилась реакцией // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 5: Юриспруденция. 2013. № 3. С. 98–103.
  7. Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. № 16-П.
  8. Проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу». [Электронный ресурс]. URL — http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=440058–6&02 (дата обращения — 9 марта 2014 г.).
  9. Дикарев И. С. Уголовный процесс: «тихая революция» сменилась реакцией. № 3. С. 98–103.
  10. Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу» [Электронный ресурс]. URL — http://www.sledcom.ru/ iscussions/ ?SID=3551&sphrase_id=286018 (дата обращения — 9 марта 2014 г.).
  11. См. там же.
  12. Заключение по проекту федерального закона № 440058–6"О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу», внесенному депутатом Государственной Думы А. А. Ремезковым (первое чтение) [Электронный ресурс]. URL — http://www.sledcom.ru/discussions/ ?SID=3551&sphrase_id=286018 (дата обращения — 9 марта 2014 г.)

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.