Современные аспекты установления истины в уголовном процессе

443

Ключевые слова: уголовный процесс; criminal procedure; истина; truth; предварительное расследование; preliminary investigation; прокурор; prosecutor; суд; court

Попова Лариса Владимировна, кандидат юридических наук, прокурор отдела управления прокуратуры Ленинградской области

Достижение истины должно являться основной целью расследования преступлений. В условиях состязательного процесса должна быть установлена объективная (материальная) истина, а не юридическая (истина обвинения или истина защиты).

Следователь (дознаватель), осуществляющий расследование, раскрывая сложное переплетение многогранных связей фактических обстоятельств уголовного дела, как нам представляется, обязан стремиться к достижению одной из основных целей уголовного судопроизводства — установить истину по делу (хотя в настоящее время и не закрепленной законодателем ни в ст. 6 УПК РФ — назначение уголовного судопроизводства, ни в какой-либо иной правовой норме настоящего Кодекса). Тем не менее еще Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. «целью уголовного судопроизводства объявлялось обнаружение материальной истины, а средством ее установления — всестороннее, полное и объективное исследование доказательств и обстоятельств дела» 1.

Классическое понятие истины, восходящее еще к Платону, исходит из того, что истина — это соответствие мысли действительности. Понятие истины трактуется еще как «правильное адекватное отражение предметов и явлений действительности познающим субъектом» 2.

По определению C. И. Ожегова, «истина-то, что существует в действительности, отражает действительность, правда. Утверждение, суждение, проверенное практикой, опытом» 3.

Согласно известному утверждению Гегеля, истина — это процесс постепенного постижения 4, на пути к которому необходимы и элементы предположения, и непосредственное эмпирическое знание, позволяющие устанавливать и объективную истину по уголовному делу.

Поскольку философские категории абсолютной и относительной истины применимы к любому процессу познания, следует признать их приемлемыми и к процессу познания фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, особенностью которого является установление отдельного, конкретного факта.

Применительно к расследованию преступлений речь идет об объективной истине, представляющей собой динамичное развитие — движение от незнания к знанию, от совокупности неполных сведений — к более полным, от знания неточного — к точному и информационно насыщенному, достоверно установленному и подтвержденному совокупностью собранных доказательств и материалов.

Являясь объективной по внешнему материальному содержанию, истина тем не менее субъективна по своим внутренним идеальным содержанию и форме: истину познают люди, выражающие ее в определенных субъективных формах, она является результатом деятельности человека как субъекта познания в уголовном процессе — итогом расследования, производимого соответствующим должностным лицом.

Объективность истины — сложное свойство, включающее в свой состав независимость истины от произвола субъекта исследования, его симпатий и антипатий, и относимость к предмету знания, данному познанию независимо от истины. Независимость истины от произвола субъекта есть выражение ее адекватности в отношении к объекту, в котором она предстает как описание объекта таким, каков он есть в действительности, независимо от желаний, установок и т. п., которые либо отклоняют познающего субъекта от пути адекватного познания, либо направляют его на этот путь. В меру своей адекватности наше познание объективно, в меру неадекватности — субъективно и в определенной степени ложно.

В содержание объективной истины, устанавливаемой по уголовному делу, должно входить соответствие выводов органов предварительного расследования объективной действительности и правовой оценки конкретных фактов.

Как справедливо отметил М. C. Строгович, «истина, устанавливаемая в уголовном процессе по расследуемому делу, есть объективная истина, называемая материальной» 5, которая «заключается в требовании, чтобы устанавливаемые следствием… факты соответствовали действительности, чтобы выводы следствия… о виновности привлеченных к уголовной ответственности лиц были истинными» 6.

Внутреннее убеждение следователя, прокурора и суда основывается на оценке собранных доказательств и материалов уголовного дела, которое представляет собой психическое состояние субъекта познания и может либо объективно соответствовать истинному результату познавательной деятельности, либо нет. Тем не менее следует учитывать, что «в убеждении следователя, прокурора, суда всегда имеется субъективный элемент, формирующийся на личном отношении этих лиц к событию преступления, на их жизненном и профессиональном опыте, на их психологических данных» 7. По мнению В. C. Бурдановой, в самом термине «истинный, объективный, достоверный» заложен элемент сомнения: достаточно верный; достаточность приходится каждый раз определять 8.

Истина в уголовном судопроизводстве устанавливается при помощи доказательств, отсутствие или недостаток которых ничем заменить нельзя. Поэтому нельзя требовать, чтобы при недостаточности доказательств для установления объективной истины она создавалась волевым путем, посредством принятия решений об истине, путем ее декларирования: такое решение чаще всего будет противоречить истине. По этой причине, когда для установления истины не хватает доказательств, это должно быть признано без всяких попыток замены недостающих доказательств умозаключениями. Вывод же о не установлении истины (ее недоказанности) из-за недостатка доказательств — это тоже истина, имеющая значение для дела, независимо от отношения к ней любого из участников уголовного процесса 9.

Возможность установления объективной истины и достоверность выводов в стадии предварительного расследования зависят не только от предмета и объема познания, но и от средств, способов и условий, в которых происходит процесс познания. «Предварительное следствие, — отмечал М. C. Строгович, — располагает достаточными возможностями и средствами, чтобы установить подлинную, объективную, материальную истину по делу» 10.

Наиболее важными вехами, определяющими пути отыскания истины, являются действующие в досудебной стадии уголовного судопроизводства законность, состязательность, презумпция невиновности, обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту, язык уголовного судопроизводства. Немаловажную роль играет и прокурорский надзор как действенное средство, обеспечивающее соблюдение законности и достижение истины.

Действие указанных основных требований закона преследует единую цель обеспечения эффективных гарантий возможностей достижения истины в досудебной стадии. Но возможность еще не действительность. Для воплощения возможности в действительность необходим максимум усилий и правильное мышление лица, ведущего расследование. Субъективный фактор в познании приобретает исключительно важную роль в связи с тем, что успех познания зависит от внутреннего психологического состояния и правового положения лица, осуществляющего это познание. Поэтому оценка доказательств по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении обстоятельств, подлежащих доказыванию и иных, имеющих значение для правильного разрешения дела, приобретает важное значение для установления истины.

В науке существует, на наш взгляд, дискуссионное мнение о том, что объективная (материальная) истина есть фикция, точнее, юридическая фикция, позволяющая использовать Уголовный кодекс для постановления приговора: а потому ее сохранение как средства уголовного процесса предполагает, что на первое место будет поставлена процессуальная истина 11, под которой этим же автором понимается соответствие судебного процесса требованиям процессуального права 12.

В соответствии с указанным мнением цель расследования определяется достижением «процессуальной» истины, то есть установлением события, действия, либо бездействия лица, пусть даже не происходивших в действительности, но установленных судом на основе доказательств, признанных им относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для разрешения уголовного дела. Следовательно, истина, устанавливаемая в ходе расследования, признается отдельными учеными особого рода «юридической (процессуальной) истиной», принципиально отличающейся от истины в других областях человеческих знаний, которая представляется специфичной настолько и в той мере, насколько специфичен сам процесс расследования и познания объектов действительности в нем.

По этому же поводу в дореволюционной России известный русский процессуалист Н. Н. Розин утверждал, что состязательному процессу не может быть свойственно неограниченное стремление к материальной истине. Принцип, которым руководствуется суд в состязательном процессе, является принципом не материальной, а юридической истины, который более правильно называть «принципом доказанности обвинения» 13.

Отдельные же авторы в сложившихся в настоящее время условиях «вольного» применения и толкования в практической деятельности норм УПК РФ, ошибочно интерпретируя принцип состязательности, как нам представляется, забыли об основном предназначении уголовного судопроизводства, в котором истина a priori должна быть установлена. Так, В. В. Конин в противовес сложившимся в науке постулатам утверждает, что «…истину, а тем более абсолютную (хотя никто и не говорит о требовании установления при расследовании преступления именно абсолютной истины — Л. П.) в уголовном судопроизводстве установить невозможно… В конечном итоге всегда устанавливалась не истина, а ее подобие… законодатель поступил абсолютно правильно, исключив из… УПК РФ требование установления истины по уголовному делу… что доказано в рамках уголовного процесса материалами, отвечающими всем требованиям, то и достоверно, что не доказано-то недостоверно… перед адвокатом-защитником никогда не стояла задача по установлению истины. Его задача другая — защита прав и интересов подозреваемого, обвиняемого… поиск и представление следствию… доказательств, опровергающих предъявленное обвинение и оправдывающих подзащитного либо смягчающих его ответственность» 14.

К сожалению, автор не приводил веских аргументов в пользу своей позиции, что лишило нас возможности вступить с ним в предметную дискуссию.

С другой стороны, не ясно, каким образом автор, на основании своей же позиции, в практической деятельности стал бы осуществлять защиту подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в том случае, если органы расследования (а впоследствии и суд) ошиблись в субъекте, и лицо, чьи интересы он (в частности, адвокат В. В. Конин) представляет, никогда не совершало инкриминируемое ему деяние. Следователь, если придерживаться утверждений В. В. Конина, в ходе расследования собрал отвечающие всем требованиям УПК РФ доказательства и материалы, совокупность которых признал достаточными для разрешения уголовного дела, поскольку вина обвиняемого была им доказана (к примеру, потерпевший и свидетели-очевидцы после дачи соответствующих показаний, опознали его как лицо, совершившее преступление, хотя на самом деле они либо ошиблись, либо заранее были подкуплены настоящим преступником) и, фактически не установив истину, направил дело в суд. В таком случае, заведомо невиновное лицо может быть незаконно привлечено к уголовной ответственности, к нему будет применено уголовное наказание лишь только потому, что следователь, прокурор и суд не стремились (да и не хотели, ведь УПК РФ не обязывает их к этому) установить истину по делу, а адвокат не сумел опровергнуть предъявленное обвинение, либо предоставить суду доказательства, оправдывающие его подзащитного и смягчающие его ответственность. В такой ситуации значимость прав личности умаляется в наибольшей степени, так как она приносится в жертву чрезмерно выраженной (истолкованной буквально) состязательности процесса.

Целью уголовного процесса, на наш взгляд, не может быть что-то иное, кроме установления объективной действительности, объективной истины, имевшей место в прошлом. Абсолютной истины, по нашему мнению, достичь невозможно (но к ней нужно стремиться), относительная истина может повлечь нарушение прав участников процесса, либо иметь другие нежелательные последствия, а вот объективная истина как раз и должна быть установлена в любом случае, по каждому делу, ибо только она предполагает наличие таких знаний и выводов об обстоятельствах дела, которые правильно отражают существующую вне человеческого сознания действительность 15.

Таким образом, высказанная точка зрения В. В. Конина должна подвергнуться критике, ибо ее восприятие и использование правоприменителями чревато негативными последствиями.

С. И. Викторский в свое время справедливо указывал, «что признается судьей, должно быть согласно с действительностью, должно быть истиною» 16, поскольку принцип объективной истины заложен в понятии правосудия как суда правого, стремящегося к правде, то есть соответствию суждения действительности.

Мы считаем, что ни в коем случае нельзя подменять понятия «истины» и «практической достоверности», поскольку предложенный путь ведет к абсолютизации практического подхода. Внедрение в практику стандарта доказанности «с определенной степенью достоверности», «с установленной степенью вероятности» недопустимо. Итогом этого также неизбежно станут серьезные ошибки в следственной и судебной деятельности.

Справедливость приведенных выводов вполне очевидна. Однако следует признать, что в настоящее время практика все же нередко следует по первому пути, то есть по пути установления «юридической (процессуальной) истины».

Поскольку органы предварительного расследования, по нашему мнению, обязаны установить объективную истину с характерными для нее чертами всесторонности и полноты, и что нет никаких других путей проверить истинность результатов познания, кроме как в ходе самого практического процесса, то практический путь к ее достижению лежит только через установление, проверку и исследование всех фактических обстоятельств уголовного дела.

Практика — вот критерий истины, представляющий собой действительную, объективно существующую связь человека с окружающим его внешним миром. Нам следует иметь в виду лишь ту практику, знания о которой доступны и индивидуальному интерпретатору, а результаты правоприменения и толкования закреплены в официальных документах — обычно в постановлениях авторитетных судебных органов, руководящих документах правоохранительных органов и органов прокуратуры.

На юридическую практику заметное влияние оказывает правосознание правоприменителей, уровень их квалификации, профессиональных знаний. Логическая правильность в качестве критерия истинности знаний предполагает наличие правильного мышления, верных посылок, корректного и правильного использования юридической терминологии, толкования. Как нам представляется, практика как критерий истины в уголовном судопроизводстве может выступать в различных формах:

  • непосредственного наблюдения некоторых обстоятельств преступного события (через очевидные доказательства);
  • логического критерия истины — использование аппарата формальной логики для анализа суждений и умозаключений;
  • результатов различных экспериментов, опознаний, проверок показаний на месте;
  • тщательной проверки, сопоставления нескольких взаимосвязанных доказательств;
  • обращения следователя к ранее накопленным знаниям при расследовании других уголовных дел, как им лично, так и другими лицами (правильно оценивать факты и ситуации, принимать самостоятельные процессуальные и иные значимые решения); к опыту, содержащемуся в общих и частных криминалистических рекомендациях;
  • тщательного анализа материалов уголовного дела, проверки сообщений о преступлениях и оценки всех собранных доказательств и материалов, учета при расследовании дела всех возможных объяснений механизма преступления и характера совершенных действий, даже на первый взгляд самых невероятных;
  • оценки реальности выдвинутых версий;
  • использования следователем специальных достижений различных отраслей естественных и технических наук, криминалистики;
  • следственного опыта, обобщенного и закрепленного в положениях различных отраслей права;
  • применения руководящих документов Генерального прокурора Российской Федерации, руководителей следственных органов, постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по различным вопросам.

Критерий достоверности истины, как отмечал в свое время И. Я. Фойницкий, «есть очевидность истины (evidentia), а решимость принять известное мнение за истинное или ложное и положить его в основание своей деятельности или отклонить его есть убеждение (conviction)» 17.

В данном случае мы полностью согласны с В. П. Нажимовым, который четко указывал, что к установлению истины по уголовному делу приводит только всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела 18. Я. О. Мотовиловкер по данному вопросу был более категоричен и, анализируя всесторонность, говорил о том, что ни под каким предлогом не должна ставиться под сомнение необходимость соблюдения всесторонности и полноты исследования обстоятельств дела в целях установления истины, которые в практической деятельности должны строго и безусловно соблюдаться 19.

В заключение отметим, что сложившаяся практика, тем не менее, показывает, что в настоящее время дознаватель, следователь, прокурор и суд нацелены на установление объективной истины в каждом случае (что находит свое закрепление в соответствующих ведомственных нормативных актах).

С учетом вышеизложенного позволим себе сделать определенные выводы:

  • истина — центральная категория теории познания, ибо ее достижение является непосредственной целью познания. Она представляет собой адекватное отражение действительности в мышлении человека, это знание, которое соответствует действительности и достоверно отражает объективный мир… истина не только статичное, но и динамичное духовное образование, истина есть процесс 20;
  • истина обладает определенными свойствами: объективность и субъективность, абсолютность и относительность, конкретность, непротиворечивость, простота, красота, эвристичность, когерентность, способность к самокритической рефлексии, плюрализм знания и т. д. Объективность истины заключается в ее источнике, субъективность — в ее носителе, ее формирует человек (в уголовном процессе — лицо, осуществляющее расследование, прокурор и суд);
  • философская категория истины применима к любому процессу познания, в том числе и к исследованию в рамках уголовного судопроизводства фактических обстоятельств совершенного преступления;
  • достижение истины должно являться основной целью расследования преступлений;
  • истина по уголовному делу может устанавливается, в том числе, и путем преодоления фрагментарности имеющихся знаний об обстоятельствах, подлежащих доказыванию;
  • в условиях состязательного процесса должна быть установлена объективная (материальная) истина, а не юридическая (истина обвинения или истина защиты);
  • основным критерием истины является практика;
  • всесторонность является инструментом (средством) достижения истины.

Достижение истины, как нам представляется, является непосредственной и основной целью расследования преступлений, и соответствующее положение должно найти свое законодательное закрепление в конкретной правовой норме действующего УПК РФ.

  1. Цит. по: Мельник В. В., Шмелева А. А. Роль суда, государственного обвинителя и защитника в состязательном уголовном судопроизводстве (по УУС 1864 года) // Журнал российского права. 2001. № 3. C. 156–157.
  2. Краткая философская энциклопедия. М., 1994. C. 189.
  3. Ожегов C. И. Словарь русского языка. М., 1986. C. 221.
  4. Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука Логики. М. 1975. C. 16.
  5. Строгович М. C. Курс советского уголовного процесса. Т. 1 М., 1968. C. 132.
  6. Строгович М. C. Курс советского уголовного процесса. C. 132.
  7. Бурданова В. C. Поиски истины в уголовном процессе. СПб., 2002. C. 7–8.
  8. Бурданова В. C. Поиски истины в уголовном процессе. C. 8.
  9. См.: Нажимов В. П. Дискуссионные вопросы учения о принципах советского уголовного процесса // Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Вып. 4. Калининград. 1975. C. 12, 14–15.
  10. Строгович М. C. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства и некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе. // Вопросы защиты по уголовным делам. Ленинград, 1967. C. 46.
  11. См.: Никитаев В. Проблемные ситуации уголовного процесса и юридическое мышление // Состязательное правосудие: труды научно-практических лабораторий. М. 1996.
  12. См.: Никитаев В. Проблемные ситуации уголовного процесса и юридическое мышление.
  13. Розин Н. Н. Уголовное судопроизводство. СПб., 1914. C. 303.
  14. Конин В. В. Профессиональная этика в деятельности адвоката. // Федеральное законодательство об адвокатуре: практика применения и проблемы совершенствования. Екатеринбург, 2004. C. 163–164.
  15. См.: Балакшин В. Истина в уголовном процессе // Рос. юстиция. 1998. № 2. C. 18.
  16. Цит. по: Куцова Э. Ф. Хрестоматия по уголовному процессу России. М., 1999. C. 114.
  17. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. 1996. СПб., 1910. C. 164.
  18. См.: Нажимов В. П. Дискуссионные вопросы учения о принципах советского уголовного процесса. С. 11.
  19. См.: Мотовиловкер Я. О. Вопросы теории советского уголовного процесса. Томск, 1971. C. 23.
  20. См.: Каверин Б. И., Демидов И. В. Философия. М., 2000. C. 78–79.

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.