Дайджест практики по уголовным делам областных и равных им судов в 2016 году

385

Арест имущества по делу с неустановленными подозреваемыми незаконен

Разъяснения Пленума ВС РФ обязательны для судов

http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=520109

Отказ в проверке законности обыска в порядке статьи 125 УПК РФ участнику процесса, который ранее не высказывался о его законности, неправомерен

Представитель Б., действующая в интересах Л., претендующего на статус потерпевшего, и по доверенности от него, обратилась в суд с жалобой о проверке законности протокола обыска от 31.03.2016, проведенного в помещении ООО «Инком», а также удержания изъятых в ходе обыска документов.

Суд отказал в принятии жалобы Б. со ссылкой на то, что ранее суд уже проводил проверку законности указанного протокола обыска по обращениям других заинтересованных лиц. В этой связи оснований для повторной проверки законности проведенного обыска не имеется.

Между тем в соответствии с п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» суд обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя, его представителя, а также иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением.

Принимая решение, суд первой инстанции не учел, что Л., в чьих интересах Б. обратилась с жалобой, не был участником судебного производства при разрешении жалоб других заинтересованных лиц, о предстоящем судебном заседании не уведомлялся, свои суждения по существу вопроса, поставленного на обсуждение, до сведения суда не доводил.

Суд апелляционной инстанции отменил постановление и направил жалобу с материалами судебного производства на новое рассмотрение2.

Необоснованность подозрения препятствует заключению лица под стражу

Cуд вынес постановление о заключении под стражу сроком на 2 месяца Н., подозреваемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 и п.п. «а»«б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. При этом суд указал, что Н. подозревается в совершении преступлений, за одно из которых предусмотрено наказание в виде длительного лишения свободы, а также осведомлен о месте жительства участников уголовного судопроизводства. Поэтому он как действующий сотрудник полиции, находясь на свободе, может оказать на них давление, скрыться от следствия и суда либо иным способом воспрепятствовать производству по делу.

Однако заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения, если отсутствуют основания, предусмотренные ст. 97 УПК РФ.

По убеждению Судебной коллегии, постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания подозреваемого, представленные следователем в обоснование своего ходатайства, не подтверждают обоснованность выдвинутого в отношении Н. подозрения, а потому достаточными основаниями для избрания ему столь суровой меры пресечения не являются.

В промежуток времени между совершением преступлений и возбуждением уголовного дела (10 дней) Н. являлся в следственный орган для дачи объяснений, продолжал работать в полиции, от следствия не скрывался, данных о том, что он оказывал давление на участников уголовного судопроизводства либо иным способом воспрепятствовал производству по делу, в суд не представлено.

Кроме того, судом оставлены без внимания семейное положение подозреваемого, нахождение на иждивении троих малолетних детей, многочисленные благодарности, грамоты и награды, положительные характеристики, отсутствие судимости, наличие постоянного места жительства, а также то, что его отец является инвалидом 2 группы.

Судебная коллегия отменила постановление суда первой инстанции и отказала в удовлетворении ходатайства следователя3.

Нарушение прокурором требований статьи 317.5 УПК РФ влечет невозможность определения формы судопроизводства по уголовному делу

А. была осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Президиум Московского областного суда указал, что из материалов уголовного дела видно, что в ходе предварительного следствия с А. было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Прокурор, утвердив обвинительное заключение, в нарушение требований ст. 317.5 УПК РФ не вынес представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения. Хотя в соответствии с ч. 1 ст. 317.6 УПК РФ такое представление является обязательным условием для рассмотрения судом вопроса об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Не представил прокурор суду также решение об аннулировании данного соглашения ввиду неисполнения обвиняемой обязанностей, принятых по досудебному соглашению о сотрудничестве.

Указанные обстоятельства имеют существенное значение для правильного определения формы судопроизводства, но они остались без внимания суда, который рассмотрел дело в порядке гл. 40.1 УПК РФ и постановил приговор.

Президиум отменил состоявшиеся судебные решения и возвратил уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку допущенное нарушение требований УПК РФ не дает суду возможности правильно определить форму судопроизводства по уголовному делу5.

http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=512800

При оценке довода следователя о том, что обвиняемый продолжит преступную деятельность, суд должен оценить его образ жизни

+

Суд апелляционной инстанции отменил постановление судьи районного суда, которым было оставлено без удовлетворения ходатайство следователя об избрании заключения под стражу в отношении М., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228.1 и п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

+

Судья мотивировал решение отсутствием достаточных сведений, указывающих на причастность М. к инкриминируемым преступлениям, а также данных о его намерении продолжить преступную деятельность.

Апелляция признала выводы суда необоснованными. По сведениям ИЦ УМВД России по Белгородской области, с 2003 года М. девять раз привлекался к уголовной ответственности, четыре раза отбывал наказания в виде лишения свободы, имеет непогашенную и неснятую в установленном законом порядке судимость.

Из показаний М. следует, что после освобождения из мест лишения свободы он не трудоустроился, фактически находится на иждивении сожительницы и матери, употребляет алкоголь и марихуану.

Кроме того, суд исследовал показания К. и Б. о том, что приобретали у М. наркотические средства, признательные показания самого обвиняемого, справки эксперта, из которых следует, что М. в обоих случаях сбыл растения конопли, содержащие наркотические вещества. Таким образом, опасения следователя о возможности продолжения М. преступной деятельности не были надуманными3.

Отсутствие в СИЗО сведений о посещении адвокатами обвиняемых в день предъявления обвинения и в дни, указанные в протоколе ознакомления с материалами дела, — нарушение статьи 217 УПК РФ

Суд апелляционной инстанции отменил обвинительный приговор в отношении Ш.Е.А., Ш.В.Н. и П.В.Ю с возвращением дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Суд указал, что в подготовительной части заседания в суде первой инстанции осужденные Ш.Е.А. и Ш.В.Н. заявили, что требования ст. 217 УПК РФ в отношении них не были выполнены, так как с материалами дела они не знакомились, их защитники к ним в ИВС не являлись. Кроме того, Ш.Е.А. утверждал, что оговорил себя и что ряд допросов следователь провел без участия его защитника.

При этом в ходе следствия они не отказывались от услуг адвокатов, после уведомления осужденных об окончании следственных действий они не подавали ходатайств о раздельном с адвокатами ознакомлении с материалами уголовного дела. В связи с этим следователь был обязан, согласно ст. 217 УПК РФ, обеспечить участие их защитников Г. и Ю.

Согласно протоколам ознакомления с материалами уголовного дела, Ш.Е.А. и Ш.В.Н. знакомились с материалами дела совместно с защитниками в помещении ИВС. Однако из сведений сотрудников ИВС, предоставленных суду апелляционной инстанции, в соответствии с записями в журнале выводов подозреваемых и обвиняемых из камер ИВС в день предъявления обвинения Ш.Е.А. и в те дни, которые указаны в протоколах ознакомления с материалами уголовного дела, адвокаты при проведении следственных действий отсутствовали. К осужденным приходил только следователь, который посещал их не в то время, которое указано в протоколах.

Нарушение процедуры предъявления обвинения и невыполнение следователем требований ст. 217 УПК РФ суд признал нарушением права обвиняемых на защиту (апелляционное постановление Челябинского областного суда № 10–2520/2016)4.

http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=504806

При принятии решения об удовлетворении ходатайства следователя о производстве выемки суд обязан указать, какие предметы и документы подлежат изъятию

Следователь в постановлении ходатайствовал перед судом о производстве выемки предметов и документов в микрофинансовой организации «А.». Он обосновал ходатайство наличием уголовного дела о проведении неустановленным лицом необоснованных денежных операций с целью хищения субсидии, полученной ООО «Д.» из бюджета, и возможностью найти предметы и документы, подтверждающие эти действия.

Суд удовлетворил ходатайство и разрешил провести выемку бухгалтерских документов в «А.», не конкретизировав, какие именно документы подлежат выемке.

Судебное решение, сформулированное в общих выражениях, позволяет сотрудникам органа расследования исключительно по своему усмотрению определять, какие документы подлежат выемке. Такие широкие полномочия, предоставленные судом органу расследования, противоречат требованиям ч. 1 ст. 183 УПК РФ и влекут возможность нарушения гарантированных законом прав микрофинансовой организации «А.», а также субъектов получения микрозаймов.

Кроме того, в силу п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ суд правомочен в ходе досудебного производства принимать решения о производстве выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях.

Следователь и суд, сославшись в постановлениях на п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ, не определили, какую тайну (государственную или иную, охраняемую федеральным законом) содержат документы, подлежащие изъятию, и какой нормой закона определена данная тайна3.

С учетом этих обстоятельств судебная коллегия отменила постановление суда и направила материал на новое рассмотрение.

Суд не вправе применить домашний арест, если в деле нет достаточных данных о причастности лица к преступлению

Суд отказал в удовлетворении ходатайства следователя о заключении под стражу К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ. При этом суд постановил избрать в отношении К. домашний арест.

По мнению суда, в представленных материалах не имеется достаточных данных, указывающих на причастность К. к преступлению, в совершении которого ему предъявлено обвинение, в связи с чем отсутствуют основания для заключения его под стражу.

Вместе с тем суд посчитал возможным избрать в отношении К. меру пресечения в виде домашнего ареста, что противоречит положениям УПК РФ, по смыслу которого любая мера пресечения, а не только заключение под стражу, не может быть избрана судом при отсутствии конкретных сведений, подтверждающих причастность лица к совершенному преступлению.

Суд апелляционной инстанции признал безосновательной ссылку в апелляционном представлении на предъявление К. обвинения, что, по мнению прокурора, исключает необходимость проверки его причастности к совершенному преступлению.

В связи с представлением участниками процесса дополнительных материалов, которые могут повлиять на разрешение ходатайства следователя, апелляция направила материал на новое рассмотрение (апелляционное постановление Ивановского областного суда от 16.06.2016 по делу № 22–1093)4.

Приговор подлежит отмене, если при необходимости предъявить более тяжкое обвинение суд не возвратил дело прокурору

Ш. был осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ. Президиум Белгородского областного суда отменил приговор и возвратил уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, указав следующее.

Федеральным законом от 21.07.2014 № 227-ФЗ ч. 2 ст. 111 УК РФ была дополнена квалифицирующим признаком в п. «з» — «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия». Данные поправки вступили в силу 02.08.2014.

Как следует из обвинительного заключения, 06.03.2015 Ш., находясь в состоянии алкогольного опьянения, умышленно причинила Р. тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, применив нож в качестве оружия.

Описанные в обвинительном заключении противоправные действия Ш. содержат признаки более тяжкого состава преступления. Однако органы предварительного расследования в нарушение закона квалифицировали содеянное ею по ч. 1 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Суд, вопреки требованиям п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, не дал оценку данному обстоятельству и, несмотря на наличие препятствий для рассмотрения уголовного дела, постановил в отношении Ш. обвинительный приговор.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным и согласно ч. 3 ст. 401.15 УПК РФ влечет отмену приговора7.

http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=497532

Суд не может избрать заключение под стражу на срок, превышающий срок дознания

Суд своим постановлением от 28.11.2015 избрал И. меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца.

Судебная коллегия указала, что суд правильно избрал в отношении И. заключение под стражу, однако определил его срок без учета особенностей избрания данной меры пресечения при предварительном расследовании в форме дознания.

В соответствии с ч. 3 ст. 223 УПК РФ дознание производится в течение 30 суток со дня возбуждения дела. При невозможности закончить дознание в этот срок и отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения срок заключения под стражу судья районного суда может продлить по ходатайству дознавателя с согласия прокурора (ч. 4 ст. 224 УПК РФ).

Исходя из смысла указанных норм, мера пресечения избирается на период срока предварительного расследования.

Производство по уголовному делу в отношении И. проводилось в форме дознания, срок которого определен 30 сутками, следовательно, и мера пресечения подлежала избранию на указанный срок.

Судебная коллегия изменила постановление в отношении И. и сократила срок содержания под стражей (постановление ВС Республики Калмыкия от 04.12.2015 № 22к-517/2015)3.

Прекращение дела в связи с примирением сторон возможно в апелляции

К. была осуждена по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Суд апелляционной инстанции отменил приговор в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, указав следующее. Обвинение, с которым согласилась К., обосновано и подтверждается доказательствами, собранными по делу. Действия К. квалифицированы правильно.

Однако согласно ст. 389.21 УПК РФ в апелляции суд отменяет приговор и прекращает дело при наличии оснований, предусмотренных ст.ст. 242527 и 28 УПК РФ.

Потерпевшая Ф. представила в суд апелляционной инстанции заявление, в котором ходатайствовала о прекращении дела в отношении К. за примирением сторон, поскольку К. полностью возместила ей причиненный вред, претензий она к ней не имеет. К. в апелляционной жалобе поддержала ходатайство потерпевшей, подтвердила примирение и возмещение вреда.

+

Суд апелляционной инстанции не усмотрел препятствий для освобождения К. на основании ст. 76 УК РФ от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон7.

http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=488580

Возвращать жалобу в порядке статьи 125 УПК РФ из-за подачи в одном экземпляре недопустимо

Алексеевский районный суд Белгородской области возвратил жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ заявителю М. для устранения недостатков. Суд сослался на то, что жалоба подана в единственном экземпляре, в ней нет адреса заинтересованного лица И. и сведений о защитнике.

Суд апелляционной инстанции указал, что приложенные к жалобе копии постановлений о возбуждении и прекращении дела давали ясное представление о фактических обстоятельствах дела, его фигурантах и заинтересованных лицах. В приобщенной копии постановления от 18.03.2015 указаны все анкетные данные И., сведения о месте жительства и работы. Следовательно, вызов указанного лица в судебное заседание сложностей не представлял.

Так же, по мнению апелляции, суд мог вызвать прокурора, дознавателя и защитника, которые упомянуты в тексте обжалуемого заявителем постановления о прекращении дела. Жалоба М. была подана надлежащим лицом, и в ней имелись все сведения, необходимые для рассмотрения.

Кроме того, положения ст. 125 УПК РФ не предусматривают обязательную подачу заявителем в суд нескольких экземпляров жалобы.

Апелляция направила материалы на новое рассмотрение2.

Обвинительный приговор подлежит отмене, если суд ссылается на показания свидетеля, которые, исходя из протокола, не исследовались в судебном заседании

Н. был осужден по ч. 1 ст. 159 и ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ. В обоснование выводов о виновности Н. суд сослался на показания не явившегося в судебное заседание свидетеля К., указав на листы дела, относящиеся к досудебному производству. Из данных показаний следует, что по фотографии паспорта Н., изъятого в ходе обыска, свидетель К. опознал человека, который представился С., предложил подзаработать логистом в г. Казани, объяснил его обязанности — поиск грузовых автомашин, получение со складов и перемещение товаров в указанные им места — и вовлек в изъятие чужого имущества.

Между тем в протоколе судебного заседания нет сведений об оглашении и исследовании этих показаний К., данных на следствии. Как видно из протокола, по ходатайству государственного обвинителя оглашались показания свидетеля К., в которых отсутствуют сведения о том, что К. опознал Н. по фотографии в паспорте.

Кроме того, как доказательство вины Н. в совершении преступлений суд привел в приговоре протоколы очных ставок подозреваемого Н. со свидетелями, которые также не исследовались в судебном заседании.

В связи с нарушением требований ч. 3 ст. 240 УПК РФ вышестоящий суд направил дело на новое судебное разбирательство (апелляционное определение ВС Республики Татарстан по делу № 22–6284)5.

http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=481017

Значимость содействия обвиняемого не умаляется тем, что органы следствия имели возможность получить аналогичную информацию от его соучастников

Х., а также его соучастники А., Д. и Д. были осуждены за ряд преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков (ч. 5 ст. 228.1, п.п. «а»«б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ и др.).

В апелляционном представлении гособвинитель указал, что суд ошибочно расценил признательные показания Х. как активное способствование раскрытию преступления, так как они были даны им уже после установления органами следствия всех преступлений, совершенных как Х., так и его соучастниками. По мнению прокурора, какой-либо новой информации, которая могла способствовать раскрытию преступлений, Х. не дал.

Судебная коллегия не согласилась с доводами представления. Следствие и суд признали, что в деле Х. присутствуют обстоятельства, предусмотренные п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Об активном способствовании Х. раскрытию преступлений позволили судить его признательные показания относительно не только своей роли, но и степени участия в преступных событиях своих подельников. Х. указал на карте место нахождения тайника с сокрытыми наркотиками, маршрута следования за ними до места стоянки поезда, дал подробные пояснения по поводу содержания прослушанных с его участием телефонных переговоров и назвал собеседников. Тот факт, что следствие имело возможность получить указанную информациу от других обвиняемых, не умаляет значимость информации, которую сообщил Х. Тем более что он не был осведомлен о степени информированности органов следствия об обстоятельствах, которые были ему известны и сообщались им.

+

В указанной части приговор оставлен без изменения (апелляционное определение ВС РФ от 28.04.2016 № 25-АПУ16-3).

ссылка 8 номер

Ссылка на заключение психофизиологической экспертизы как доказательство виновности подсудимого исключена из приговора

Суд, обосновывая в приговоре вину Р. в убийстве, сослался на заключение психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа в отношении Р., а также на показания эксперта-полиграфолога Т. об обстоятельствах проведения экспертизы. Однако президиум Приморского краевого суда признал, что проверка объективности показаний с использованием полиграфа УПК РФ не предусмотрена. Этот вид исследования является результатом опроса с применением прибора «полиграф», регистрирующего только психофизиологические реакции на какой-либо вопрос. Данные, полученные в ходе такого исследования, не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам (ст. 74 УПК РФ).

В настоящее время нет научно обоснованного подтверждения надежности и достоверности результатов подобных исследований, которые позволили бы суду признать их доказательством по уголовному делу. Оценка достоверности или недостоверности показаний допрашиваемого лица отнесена к исключительной компетенции суда, вынесшего приговор по делу. Ссылка на указанные доказательства исключена из приговора2.

Рассмотрение судом других дел после удаления для постановления приговора считается нарушением тайны совещательной комнаты

Суд кассационной инстанции отменил обвинительный приговор в отношении Ф., К. и К. Согласно протоколу судебного заседания, 05.06.2015 суд, выслушав прения сторон и последнее слово подсудимых, удалился в совещательную комнату и объявил, что приговор будет провозглашен 09.06.2015. 11.06.2015, по выходу из совещательной комнаты, председательствующий провозгласил приговор, после чего было объявлено об окончании судебного заседания.

С момента удаления в совещательную комнату и до провозглашения приговора судья не вправе рассматривать другие дела (ст. 298 УПК РФ). Однако этот судья 10.06.2015 рассмотрел другие дела с вынесением итоговых судебных решений, что подтверждается копиями приговоров.

Приговор отменен, уголовное дело направлено на новое рассмотрение (постановление президиума Иркутского областного суда № 44у-10/2016)3.

Объяснения истца и ответчика, данные в ходе разбирательства по гражданскому делу, не могут быть доказательствами по уголовному делу

Судебная коллегия отменила приговор суда первой инстанции в отношении К. в связи с допущенными судом существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции.

Суд первой инстанции, обосновывая выводы о виновности К., вопреки требованиям ст. 88 УПК РФ, сослался в качестве доказательств на документы, которые в силу норм УПК РФ (ст. 74) не относятся к доказательствам по уголовному делу. В частности, суд использовал объяснения Ц. при допросе в качестве ответчика и объяснения К. при допросе в качестве истца, которые они дали в ходе разбирательства по гражданскому делу. Суд также использовал заключения экспертов, полученные в рамках гражданского судопроизводства. Однако такие объяснения не отвечают требованиям, определяющим порядок получения показаний обвиняемого и потерпевшего (ст.ст. 77 и 78 УПК РФ).

Кроме того, в силу требований УПК РФ заключения экспертов, полученные в рамках гражданского судопроизводства, суд не может использовать в качестве доказательств по уголовному делу.

Как доказательство по делу суд расценил и нотариально удостоверенное заявление Ю., содержащее его пояснения об обстоятельствах, имеющих значение для разрешения данного уголовного дела. Однако Ю. не был допрошен в качестве свидетеля — ни в ходе следствия, ни в судебном заседании.

Между тем поступившие от лица сведения о любых, относящихся к уголовному делу обстоятельствах, по правилам ст. 79 УПК РФ оформляются путем получения показаний при допросе этого лица (ст. ст. 187–190ст. 278 УПК РФ).

Дело направлено на новое рассмотрение6.

Повторное участие судьи в рассмотрении дела недопустимо во всех случаях

Дзержинский районный суд Калужской области приговором от 02.09.2015 осудил К. за ряд преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

26.10.2015 К. обратилась в указанный суд в порядке ст. 125 УПК РФ с требованием проверить законность действий следователя Г. и оперативного сотрудника УФСКН при получении доказательств по делу. Она указала, что в ходе расследования те оказывали на нее и свидетелей по делу моральное и физическое давление. По этой причине они отказались от своих показаний в суде, однако суд не принял во внимание указанные обстоятельства.

Районный суд постановлением от 27.10.2015 отказал в принятии к производству данной жалобы.

Как видно из представленных материалов, приговор в отношении К. был постановлен под председательством судьи С.

Из доводов жалобы К. следует, что предметом рассмотрения являются действия оперативного сотрудника и следователя при собирании доказательств в ходе расследования дела, по которому заявительница осуждена указанным выше приговором. В жалобе К. фактически оспаривает выводы суда, связанные с правовой оценкой доказательств, собранных и исследованных в суде при рассмотрении дела по существу.

В принятии указанной жалобы к производству отказал судья С. Именно под председательством этого судьи был постановлен приговор в отношении К. и этот судья высказал свое мнение по предмету рассмотрения, касающемуся существа дела, его фактических обстоятельств и исследованных доказательств. В связи с чем объективность и беспристрастность судьи может быть поставлена под сомнение.

+

Таким образом, имелись обстоятельства, исключающие участие судьи С. в рассмотрении жалобы К. Но в нарушение положений гл. 9 УПК РФ этот судья не устранился от участия в производстве (апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22–1813/2015)7.

http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=471918

Защитник обвиняемого, находящегося в розыске, вправе знакомиться с процессуальными документами, которые должны предъявляться обвиняемому

Суд первой инстанции, сославшись на ст. 172 УПК РФ, признал законным отказ следователя в ознакомлении защитника обвиняемого, находящегося в розыске, с постановлением о привлечении подзащитного в качестве обвиняемого и с должностными инструкциями. При этом суд согласился с доводами следователя о возможности ознакомления стороны защиты с другими документами во исполнение требований ст. 217 УПК РФ.

Как указала судебная коллегия, суд первой инстанции не учел требования п.п. 128 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, согласно которым обвиняемый вправе знать, в чем он обвиняется, получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, пользоваться помощью защитника.

Постановление о привлечении С. в качестве обвиняемого должно быть предъявлено следователем обвиняемому. Соответственно, независимо от явки к следователю самого обвиняемого адвокат, допущенный к делу, вправе с этим документом ознакомиться в силу п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ.

С учетом изложенного отказ следователя в ознакомлении защитника К. с указанным постановлением нарушает право обвиняемого на защиту, затрудняет доступ к правосудию, поэтому решение следователя в данной части является незаконным2.

Суд обязан проверить все доводы при рассмотрении жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода было прекращено производство по жалобе Л. на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил и направил дело на новое рассмотрение. Прекращая производство по жалобе Л., суд первой инстанции указал, что предварительное расследование по уголовному делу, в ходе которого также были проверены в порядке ст.ст. 144 — 145 УПК РФ и доводы заявителя, окончено, а дело направлено в суд для рассмотрения по существу.

Однако из протокола судебного заседания следует, что доводы заявителя судом первой инстанции не проверялись, сам материал проверки не исследовался, а к материалам дела приобщена лишь вводная часть копии обвинительного заключения в отношении Л., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160, ч. 3 ст. 30 и ст. 160 УК РФ.

Таким образом, выводы суда о проведении проверки в рамках оконченного уголовного дела в отношении Л. не основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах3.

http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=464721

Показания обвиняемых, которые они давали при допросе в качестве свидетелей, нельзя использовать для доказывания их виновности

Суд апелляционной инстанции исключил из числа доказательств виновности осужденных показания, которые были даны ими в качестве свидетелей.

Как следует из материалов дела, в декабре 2014 года Т.А. и Т.П. было предъявлено обвинение. Теперь они приобрели статус обвиняемых, для которых Конституцией РФ установлены дополнительные гарантии защиты их законных интересов, в частности право не свидетельствовать против самих себя.

+

В силу ч. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ показания Т.П. и Т.А. в качестве свидетелей, данные ими в октябре и ноябре 2014 года и перед дачей которых они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и отказ от дачи показаний по ст.ст. 307 и 308 УК РФ, и которые они не подтвердили при допросах в дальнейшем в статусе обвиняемых, нельзя признать допустимыми доказательствами (апелляционное определение Архангельского областного суда по делу № 22-1782/2015)5.

Суд не вправе допрашивать свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение его участниками судебного разбирательства в отсутствие других участников процесса

Приговором Нефтекумского районного суда Б. признан виновным в покушении на незаконный сбыт психотропного вещества.

Судебная коллегия отменила приговор в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона: председательствующий, в нарушение ст. 15 УПК РФ, не создал необходимые условия для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав в ходе исследования доказательств.

Как следует из протокола заседания, для допроса свидетеля под псевдонимом «Иванов» судья, в целях обеспечения его безопасности без оглашения подлинных данных о его личности, в условиях, исключающих визуальное наблюдение данного свидетеля другими участниками разбирательства, без обсуждения с ними данного вопроса и принятия по нему предусмотренного законом решения, удалилась из зала заседания. После возвращения она огласила свидетельские показания засекреченного свидетеля, которые в последствии были использованы в доказывании вины Б. Допрос такого свидетеля производится в обычном порядке, установленном ст.ст. 278 – 281 УПК РФ, и его допрос в отсутствие других участников процесса является нарушением требований ч. 5 ст. 278 УПК РФ.

+

Таким образом, суд, единолично удалившись для допроса свидетеля в отсутствие секретаря и участников процесса, ограничил гарантированные УПК РФ права участников уголовного судопроизводства, основанные на принципе состязательности. Каждая из сторон имеет возможность реализовать гарантированные права на полное и всестороннее исследование доказательств в ходе судебного следствия, правильное разрешение дела при сохранении судом объективности и беспристрастности7.

http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=446455

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.