Конфликт интересов при осуществлении защиты

1577
Что включает в себя понятие «интересы подзащитного». В каких ситуациях возникают противоречия в интересах представляемых адвокатом лиц
   

Кривокульский Алексей Васильевич, следователь СЧ СУ УМВД России по г. Иваново, капитан юстиции

Несмотря на то что, в законе нет прямого значения понятия «интерес» или «законный интерес», они очень широко используется при конструировании норм УПК, и, более того, имеют практическое значение. Дело в том, что интерес участника процесса может быть нарушен в результате конкретных действий или принятых решений.
В настоящей статье будут затронуты некоторые вопросы применения положений ст.ст. 49 «Защитник» и 72 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика» УПК РФ.
Указанные статьи устанавливают невозможность для защитника участвовать в уголовном деле, если он осуществлял защиту другого лица, при наличии противоречий их интересов.
В части 6 ст. 49 УПК РФ закреплено следующее: «одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого». Тот же институт закреплен в п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ.
Сами по себе указанные нормы логичны и совершенно органично вписываются в действующее уголовное законодательство. Однако иногда их применение вызывает ряд вопросов. Как видно из диспозиций указанных статей, логической основой являются понятия: «интерес подозреваемого» и «противоречие интересов».

Что понимать под противоречием интересов

Не стремясь дать строго научного определения, можно заключить, что под интересами подозреваемого следует понимать совокупность его ценностей, из числа предметов, связанных с самим фактом привлечения к уголовной ответственности, или можно сказать, что этот тот итог или последствия, с которыми подозреваемый (обвиняемый) будет согласен
Можно привести множество различных моделей интересов. Например, ряд подозреваемых (обвиняемых), осознавая неотвратимость наказания, в качестве интереса могут иметь назначение им наказания, не связанного с лишением свободы. Другие же в качестве интереса могут иметь полное непризнание своей вины либо частичное признание предъявленного им обвинения. Так или иначе, интерес определяет мотивы поведения подозреваемого и обвиняемого, как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании.
Противоречием интересов, исходя из вышеизложенного, можно считать ожидание различных итогов расследования для каждого из подозреваемых (обвиняемых) в частности.
Следует подчеркнуть, что наличие или отсутствие противоречий есть обстоятельство, которое должно быть подтверждено в каждом конкретном случае.
Так, в судах Ивановской области были рассмотрены два взаимосвязанных уголовных дела по следующим обстоятельствам.

Обстоятельства первого дела. В ходе расследования уголовного дела, в отношении М. (возбужденного по признакам преступления п. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ) при личном обыске у М. были обнаружены 10 ампул с сильнодействующим препаратом «Седуксен», свободный оборот которого запрещен. В ходе допроса М. указал, что данный препарат он приобрел у Г. за денежное вознаграждение.
В ходе расследования по данному делу защиту М. осуществлял З. При этом в уголовном деле в отношении М. Г. выступала в качестве свидетеля и дала показания, изобличающие М в совершении преступления. Далее из этого дела было выделено новое уголовное дело в отношении Г. по ч. 3 ст. 234 УК РФ.

Обстоятельства второго дела. Уголовное дело в отношении Г. выделено из уголовного дела в отношении М. по факту сбыта Г. 10 ампул сильнодействующего вещества «Седуксен» М.
Г. признала факт сбыта сильнодействующего вещества в пользу М.. При проведении следственных действий защиту Г. осуществлял тот же защитник — З., который защищал М., в другом деле.
В рамках второго дела была проведена очная ставка между Г. и М., где М. выступал в качестве свидетеля, а его показания подтверждали обвинение Г. При проведении очной ставки у Г. и М. не было противоречий по фактам совершения преступления, оба они подтвердили ранее данные показания.
Далее дело в отношении Г. было направлено в суд для рассмотрения по существу. Защиту Г. в суде осуществлял другой защитник
Новый защитник указал суду на нарушение права Г. на защиту, так имелись обстоятельства, исключающие участие защитника З. по уголовному делу, и как следствие, на невозможность постановления судом приговора. В обоснование своих доводов защитник указал, что М., являясь свидетелем, дал показания, подтверждающие обвинение против Г., а факт проведения очной ставки между Г. и М., исходя из смысла ст. 192 УПК РФ, был расценен новым защитников как наличие существенных противоречий между допрашиваемыми лицами.
Суд принял доводы защитника Г. и сделал вывод, что между интересами М. и Г. действительно имеют место противоречия, что само по себе делает участие защитника З. по уголовному делу в отношении Г. недопустимым. Соответственно, все следственные действия с участием Г. при защитнике З. следует признать недопустимыми, как полученные с нарушениями уголовно-процессуального законодательства
В результате суд принял решение о возвращении уголовного дела прокурору для устранения выявленных нарушений.
Прокуратура подала кассационное представление, которое было рассмотрено Ивановским областным судом.
Суд вышестоящей инстанции, исследовав обстоятельства дела, в своем постановлении пришел к иным выводам. Он указал, что действительно, п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ исключается участие в производстве по уголовному делу защитника (адвоката), если он оказывает или оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам обвиняемого, но в данном случае, выводы суда первой инстанции о том, что интересы обвиняемой Г., защиту которой осуществлял адвокат З., противоречат интересам свидетеля по делу М., нельзя признать состоятельными, по следующим основаниям.
Во-первых, в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона М. как свидетель не является участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения либо защиты, а является иным участникам уголовного судопроизводства (глава 8 УПК РФ).
Во-вторых, в силу положений ст. 56 УПК РФ свидетель не вправе уклоняться по вызову дознавателя, следователя или в суд, давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний. Следовательно, соблюдение указанных условий нельзя считать интересы свидетеля противоречащими интересам обвиняемого по расследуемому или находящемуся на разрешении уголовному делу, по которому свидетель вызван для дачи показаний.
В-третьих, само по себе обстоятельство, что адвокат З. осуществлял защиту М. по другому уголовному делу, где М. является обвиняемым в совершении иного преступления, не свидетельствует о наличии противоречий интересов между М. и Г., поскольку участником судопроизводства по этому делу Г. не является.
Суд вышестоящей инстанции также указал, что иных оснований для возвращения дела прокурору судом не имеется. В результате дело было направлено обратно в суд первой инстанции и было рассмотрено по существу.

Варианты расстановок интересов

Все ситуации, где выявлены противоречия между интересами представляемых адвокатом лиц, условно можно разделить по субъектам: противоречие между интересами двух подзащитных (обвиняемых); противоречие между подзащитным (обвиняемым) и потерпевшим; противоречие между подзащитным и свидетелем; противоречие между интересами подзащитного и защитника.

Противоречия между интересами двух подзащитных. В приведенном выше примере наличие противоречий в интересах подзащитных было выявлено новым защитником механическим путем, т. е. основывалось только на факте проведения очной ставки, при этом логическая часть показаний просто игнорировалась. Учитывая позицию Ивановского областного суда, можно сделать вывод, что подобный метод недопустим — противоречия должны явствовать из логики показаний подзащитных. Более того, противоречия должны существовать между двумя подозреваемыми (обвиняемыми), статусы которых существуют в рамках одного дела.
Такой подход представляется логичным, так как показания подозреваемого (обвиняемого) являются проявлением его линии защиты, т. е. содержат в себе «защитную логику», что и приводит к невозможности поддержания одним защитником конкурирующих интересов подзащитных, и если таких противоречий в показаниях нет, то можно говорить и об отсутствии противоречий в интересах.

Противоречия в интересах также отсутствуют в случае, когда оба обвиняемых согласны с предъявляемым им обвинением, например при рассмотрении дела в особом порядке (кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.05.2012 по делу № 22-3342/12).

Классическим вариантом расстановки интересов является их прямое противоречие, выраженное во взаимном изобличении и одновременно собственного оправдание, каждого из подозреваемых (обвиняемых, подсудимых). В этом случае вопрос об отводе защитника, осуществляющего защиту обоих лиц, решается однозначно в сторону отвода (примером может служить кассационное определение от 06.07.2010 по делу № 22/4796).
В контексте рассматриваемого вопроса представляет интерес позиция Московского городского суда, согласно которой проверка на наличие или отсутствие противоречий в интересах обвиняемых может быть выполнена только органами предварительного следствия. Суд же при рассмотрении жалоб на действия должностных лиц об отводе защитника, не может установить факт противоречия в интересах обвиняемых, поскольку подобная проверка возможна только путем оценки полученных доказательств, т. е. совершения таких действий, которые не относятся к полномочиям судьи на стадии досудебного производства (кассационное определение Московского городского суда от 08.08.2011 по делу № 22/8849).

Подобный вывод представляется ошибочным, так как наличие противоречий в интересах подозреваемых (обвиняемых) может явствовать не из собранных по делу доказательств (протоколов следственных действий, вещественных доказательств и т. д.), а из самого мотивированного постановления следователя, которое собственно и является предметом жалобы.
Так, при рассмотрении жалобы защитника на решение суда первой инстанции об отмене постановления следователя об отводе защитника Московский городской суд указал: «суд первой инстанции справедливо признал, что решение следователя является мотивированным, поскольку в нем изложены обстоятельства, позволившие сделать вывод, что интересы участвующего в уголовном судопроизводстве в качестве свидетеля и которому адвокат Кулебякин оказывал юридическую помощь на основании представленного ордера <…>, противоречат интересам обвиняемого Г.Д. О принятом решении обвиняемый Г.Д. и адвокат Кулебякин были уведомлены надлежащим образом» (кассационное определение Московского городского суда от 07.11.2011 по делу № 22-13563/2011).
Тезис о том, что противоречие интересов должно происходить из доказательств, в которых отражены показания или иные сведения, полученные от подозреваемых (обвиняемых), подтверждается решением Ленинградского областного суда от 01.09.2010 № 22-1603/2010. Оба подозреваемых по делу, находясь под защитой одного защитника, не просто отрицали факт своей причастности к совершенному преступлению, но и факт знакомства друг с другом. Подобная ситуация, как видно из решения суда, не содержит оснований для отвода защитника по основаниям ст. 72 УПК РФ.

Еще одной особенностью применения положений ст. 72 УПК РФ является временной фактор участия защитника в уголовном деле. Как следует из буквального толкования п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, защитник подлежит отводу, если оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им лица. Если же защитник в будущем примет на себя защиту лица, интересы которого противоречат интересам прошлого подзащитного, то указанный защитник не может быть отведен по жалобе первого подзащитного (кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.05.2012 по делу № 22-33).

В судебной практике встречаются и вовсе необычные «расстановки» интересов, которые также ведут к исключению защитника из процесса. Например, кассационным определением Пермского краевого суда от участия в деле был отведен адвокат, защищавший последовательно двух лиц, которые взаимно в разных делах являлись и потерпевшим и обвиняемым соответственно Поводом для совершения обвиняемым преступления явилось совершение ранее в отношении него преступления потерпевшим.
Принимая решение об отводе защитника, суд подчеркнул, что в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ обстоятельством, исключающим участие в производстве по уголовному делу защитника, является его участие в оказании им юридической помощи лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. Причем, по смыслу закона, указанные обстоятельства являются основанием отвода защитника независимо от того, в чем выражалась эта помощь и оказывалась ли она по тому же или иному делу (кассационное определение Пермского районного суда от 17.02.2011 по делу № 22-1016).

Противоречия между интересами потерпевшего и обвиняемого. Вопрос о наличии противоречий между интересами потерпевшего и обвиняемого представляется более простым, так показаний и процессуальное поведение потерпевшего само по себе в силу закона относится к стороне обвинения, что естественно не позволяет одному защитнику осуществлять представление интересов, и потерпевшего и обвиняемого.
В ходе предварительного следствия при рассмотрении судом ходатайства следователя о продлении Захарову срока содержания под стражей защиту осужденного Захарова осуществляла адвокат Воронова и она же в судебном заседании судебной коллегии по уголовным делам суда Ненецкого автономного округа 11.10.2010 при рассмотрении кассационной жалобы Захарова представляла интересы потерпевшего Н. по соглашению.
В надзорном определении ВС РФ указал: «поскольку адвокат Воронова ранее оказывала юридическую помощь Захарову, интересы которого противоречат интересам потерпевшего Н., она не вправе была участвовать в производстве по настоящему уголовному делу в суде кассационной инстанции на стороне потерпевшего. Однако адвокат не была отведена, чем было нарушено право осужденного на защиту» (надзорное определение ВС РФ от 06.08.2012 № 63-Д12-3).

Противоречия между интересами обвиняемого и свидетеля. В контексте рассматриваемого вопроса целесообразно привести позицию Московского городского суда, отраженную в определении от 21.12.2011 по делу № 22-15550: п. 1 ч. 3 ст. 72 УПК РФ не закрепляет возможность отвода защитника, который осуществляет представление интересов свидетеля, интересы которого в свою очередь противоречат интересам подозреваемого (обвиняемого), отвод защитника при указанных обстоятельствах все же возможен.
Как отмечено в данном определении, «суд, отказывая в удовлетворении жалобы заявителя адвоката Сафиуллиной, обоснованно указал, что по закону свидетель вправе являться на допрос с адвокатом в соответствии со ст. 189 УПК РФ.
При этом, как правильно отмечено в судебном решении, если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат пользуется правами, предусмотренными ст. 53 УПК РФ, регламентирующей полномочия защитника подозреваемого либо обвиняемого. То есть, согласно законодательству, правовое положение адвоката, оказывающего правовую помощь свидетелю по уголовному делу, приравнено к правовому положению защитника.
В этой связи суд верно сослался на положение п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, согласно которому защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, которого он представляет».

Противоречия интересов подзащитного и защитника. Источником противоречий интересов, в силу которых защитник может быть подвергнут отводу, может выступать не только участник процесса, но и сам защитник.
Пример подобной ситуации можно найти в постановлении Московского городского суда от 21.04.2011 по делу № 4у/9-2703/2011. Данным определением Московский городской суд отказал в удовлетворении надзорной жалобы адвокатов Тертышник и Белолипской о пересмотре постановления Хорошевского районного суда г. Москвы от 23.03.2010 и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 26.04.2010. Как указал суд, адвокат Белолипская не может представлять интересы обвиняемого в связи с тем, что лично была в машине своего клиента в момент совершения ДТП, в совершении которого ему предъявлено обвинение, а значит, у нее возникнет необходимость давать показания в качестве свидетеля.

Вопрос о возможности отвода адвоката ввиду того, что он является участником процесса в качестве свидетеля, был предметом рассмотрения Конституционного суда РФ. Позиция КС РФ по данному вопросы отражена в определении от 09.11.2010 № 1573-О-О, и состоит в следующем.
Во-первых, право обвиняемого в совершении преступления защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника не является безусловным. Данное право не означает право выбирать в качестве защитника любое лицо по усмотрению обвиняемого, в том числе без учета обстоятельств, исключающих его участие в деле (определение КС РФ от 21.12.2001 № 304-О).

Во-вторых, само по себе положение, согласно которому защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если ранее он участвовал в нем в качестве свидетеля, направлено на исключение при защите обвиняемого зависимости осуществляемой защитником деятельности от его предыдущего участия в деле в ином процессуальном качестве.
В-третьих, закон не предполагает, что следователь вправе без достаточных фактических оснований вызвать участвующего в деле защитника для допроса в качестве свидетеля, с тем, чтобы искусственно создать юридические основания для его отвода.
Будет уместным сказать, что жалобы о признании ст. 72 УПК РФ противоречащей Конституции РФ возникают с завидной периодичностью. И все они, так или иначе, продиктованы стремлением заявителей решить конкретную ситуацию в свою пользу, поэтому чаще всего отклоняются как не соответствующие законодательству о Конституционном Суде РФ (определения КС РФ от 19.10.2010 № 1429-О-О; от 17.06.2010 № 790-О-О.).

Другим примером наличия противоречий в интересах между обвиняемым и защитником может служить ситуация, при которой конкретный защитник совершает действия, расходящиеся с позицией подзащитного.
Такая ситуация описана в обзоре практики ВС РФ за IV квартал 2011 года. Адвокат вопреки воли подзащитного не поддержал ее позицию об отмене приговора, что по мнению Президиума ВС РФ явилось нарушением ст. 49 УПК РФ, а также положений Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В итоге Президиум ВС РФ отменил кассационное определение в отношении осужденной и передал уголовное дело на новое кассационное рассмотрение (обзор судебной практики ВС РФ за IV квартал 2011 года (утв. Президиумом ВС РФ 14.03.2012).).

Решение проблемы конфликта интересов

Как следует поступить участникам процесса при обнаружении противоречия в интересах, чтобы не допустить нарушения законных прав? Есть два варианта разрешения этой ситуации.

Первый вариант. При анализе текущего законодательства, можно придти к двум различным решениям. Согласно ч. 2 ст. 72 УПК РФ решение об отводе защитника, принимается в порядке, установленном ст. 69 УПК РФ, т. е. на основе постановления следователя. Данное постановление должно быть мотивировано — в нем необходимо обосновать вывод следователя о наличии противоречия в интересах двух подзащитных. К такому выводу следователь может придти только при проведении следственных действий — наличие противоречий должно явствовать из процессуального поведения участников процесса.
Предположим, что по уголовному делу проходят два подозреваемых, защиту которых осуществляет один защитник на основании соглашения. Следователь в ходе проведения следственных действий выясняет, что между двумя подозреваемыми имеет место противоречие в интересах. Каким образом он принимает решение об отводе защитника в порядке ст. 69, 72 УПК РФ?
Анализ ситуаций, приведенных выше, позволяет заключить, что следователь, на основании мотивированного постановления может прервать участие защитника, в том числе и прекратить действие соглашения между обвиняемым и адвокатом.
Здесь уместно привести решение Верховного суда Республики Карелия от 18.06.2012 по делу № 22к-1236/2012, в котором решался вопрос о жалобе со стороны адвоката на решение начальника отделения № 3 СО «Кемский» МО МВД России о его отводе. В качестве одного из доводов в жалобе был указан тот факт, что постановление об отводе защитника нарушает его право на труд. Как видно из текста судебного решения, нарушение трудовых прав в данном случае не рассматривается как основание для выявления нарушения процессуального закона.
С учетом того, что диспозиция статьи содержит в себе конструкцию: «…оказывает или ранее оказывал юридическую помощь….», можно сделать говорить о неограниченном, по направлению в прошлое, действии данной нормы[11]. При рассмотрении данного вопроса необходимо понимать, что при наличии обстоятельств, указанных в ст. 72 УПК РФ, следователь не только вправе отвести защитника, но и обязан это сделать, иначе все следственные действия, совершенные с участием ненадлежащего защитника могут быть признаны полученными с нарушением закона. Подобное обстоятельство также может стать препятствием для постановления приговора. Поэтому отвод защитника, с точки зрения его применения следователем, служит именно сохранению интересов подзащитного (определение КС РФ от 13.10.2009 № 1111-О-О).

Второй вариант. Второй путь решения обозначенной выше проблемы заключается в решении самого защитника о самоотводе, так как именно он первым узнает о наличии противоречий своих подзащитных. Действующее законодательство об адвокатской деятельности, прямо указывает, что адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручения, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого интересам данного лица. Этот же закон обязывает адвокатов соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката. Статья 13 Кодекса расширяет перечень случаев, при которых адвокат не может принимать поручение на осуществление защиты, для двух и более лиц, а именно при условии, что:
1) интересы одного из них противоречат интересам другого;
2) интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела;
3) необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия.
С учетом изложенного можно сделать вывод, что адвокат при выявлении указанных обстоятельств не только не может приступить к защите лица, но и должен прекратить свое участие уже после того, как им были приняты на себя обязательства по защите лица.

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.