Адвокат в конфликте с судьей: варианты поведения и риски ответственности

1609
За что несут ответственность председательствующий судья и защитник. Какие действия адвоката переходят в конфликт. Как защитник может препятствовать неправомерным действиям судьи
     

Александр Михайлович Козлов, методист по уголовным делам, руководитель секции методики и методологии правоприменения в уголовном судопроизводстве МКА «Александр Добровинский и партнеры» (г. Москва)

Редкий процесс по уголовному делу обходится без противостояния защиты и судей, и этому есть логическое объяснение. Во-первых, определенная доля конфликтности изначально свойственна уголовно-процессуальным правоотношениям. Во-вторых, состязательный спор адвоката защитника с обвинителем прокурором происходит в судебном разбирательстве не напрямую с прокурором, а опосредованно, — через председательствующего судью.

В то де время необходимо установить некие пределы «допустимой активности» адвоката в «спорах» с председательствующим.
Как же определить те границы, при выходе за которые возможно наступление юридической ответственности? Распространенные подходы к обязанности защитника подчиняться всем требованиям председательствующего зачастую не учитывают, ни особое правовое положение адвоката в уголовном судопроизводстве, ни того, что судья в конфликтной ситуации бывает и не прав.

Функции и ответственность председательствующего

Законом на председательствующего судью возложена обязанность по обеспечению соблюдения порядка судопроизводства, в том числе возможности реализации участниками процесса своих прав и законных интересов.
За неисполнение этой обязанности, если это повлекло не основанное на законе ограничение или, тем более, нарушение прав подсудимого, председательствующий судья, как должностное лицо, тоже несет ответственность.
Действия председательствующего судьи должны быть понятными и предсказуемыми, поскольку они исчерпывающим образом определены в уголовно-процессуальном законе, который должен применяться в уголовном процессе единообразно, по принципу равенства всех перед законом и судом.
Закон не позволяет судье вмешиваться в функции сторон. Например, судья не вправе требовать от подсудимого отказаться от защитника, равно как и не вправе обязать адвоката не осуществлять функции защитника. Судья не вправе подменять государственного обвинителя, иначе это будет расценено как обвинительный уклон и нарушение принципа независимости судебной власти.

Обязательства и ответственность защитника

Особое правовое положение адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве предполагает наличие у него гарантированных законом привилегий и иммунитетов, не позволяющих расценивать его действия как неподчинение требованиям судьи. Адвокат, напротив, обязан активно отстаивать интересы подзащитного, заявлять возражения против действий председательствующего, с которыми сторона защита не согласна, настаивать на соблюдении установленного законом порядка судопроизводства, обеспечении процессуальных прав подсудимого и т. д. В противном случае возникают вопросы о ненадлежащей защите и, соответственно, об ответственности самого адвоката за неисполнение обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи.
Участники судебного заседания обязаны подчиняться регламенту судопроизводства. За нарушение порядка в судебном заседании в ст. 258 УПК РФ предусмотрены меры воздействия, в том числе, к защитнику. Кроме того, специальная ответственность защитника связывается с его адвокатским статусом.
Таким образом, ответственность адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве в качестве защитника, может вытекать из ненадлежащего исполнения, с одной стороны, процессуальных функций защитника а, с другой — положений Кодекса профессиональной этики адвоката.
Первое регламентируется уголовно-процессуальным законом, а второе — принятыми адвокатским сообществом этическими правилами поведения адвоката (корпоративными нормами, нарушение которых может повлечь лишение статуса адвоката). При этом не всегда очевидна связь первого и второго, что чревато привлечением адвоката к ответственности за его «спорное» поведение.
Особенность рассматриваемой проблемы заключается в отсутствии у органов адвокатского сообщества правомочия давать правовую оценку правомерности или неправомерности участия адвоката в уголовно-процессуальных отношениях, например, с судьей, регламентированных исключительно уголовно-процессуальным законом.
В соответствии с Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре), органы управления адвокатской палаты наделены правомочием привлекать адвоката к ответственности только за нарушение норм Кодекса профессиональной этики адвоката. В этом случае адвокат подлежит привлечению к одному из видов дисциплинарной ответственности, перечисленных в п. 6 ст.18 Кодексе профессиональной этики адвоката.

Механизм зарождения конфликтов

Адвокат может решить, что председательствующий препятствует стороне защиты в реализации процессуальных прав и законных интересов. Соответственно, он обязан отреагировать на происходящее, например, заявлением возражений на действия председательствующего.
Но что произойдет, если председательствующий и защитник по-разному оценят правомерность своих действий?
Может возникнуть конфликтная ситуация, разрешение которой возможно только путем проверки законности и обоснованности действий суда первой инстанции. Соответственно, до того, как вышестоящий суд проверит законность и обоснованность спорных действий (бездействия) и решений судьи суда первой инстанции, во многих таких ситуациях невозможна оценка правомерности действий адвоката.
Например, защитник считает, что возникла необходимость заявить суду ходатайство. Адвокат встает со своего места и сообщает суду, что у него имеется ходатайство.
Однако председатель останавливает его и говорит, что в дано момент ходатайства не могут быть заявлены и не будут рассматриваться судом.
Каковы должны быть дальнейшие действия защитника, если он считает, что, во-первых, в соответствии со ст. 120 УПК РФ ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по делу, а, во-вторых, что разрешение данного ходатайства необходимо стороне защиты именно в настоящий момент? В противном случае будет нарушено право подсудимого на защиту.

Так, при рассмотрении Лефортовским районным судом г. Москвы ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Т., защитник в начале судебного заседания попытался заявить ходатайство об ознакомлении обвиняемого Т. с письменными материалами, представленными в суд следователем.
Однако судья Лефортовского районного суда г. Москвы Р. запретил адвокату заявлять какие-либо ходатайства, объявив, что сейчас суд рассматривает только одно ходатайство — то, которое было заявлено следователя.
Адвокат спорить с судьей не стал, но чуть позже вновь попытался обратиться к суду с ходатайством, на этот раз — о применении залога. На это судья объявил, что ходатайство о залоге может быть заявлено только при избрании меры пресечения, и в данном судебном заседании не может быть рассмотрено. Адвокат вновь подчинился, даже не заявив возражений на действия председательствующего (хотя они явно носили незаконный характер).

Можно привести и другой пример, когда адвокат проявил намерение поспорить с судом.

Люблинским районным судом г. Москвы в коллегиальном составе суда рассматривалось уголовное дело в отношении С., И. и М.
Когда суд уже исследовал письменные материалы дела, в заседание явился новый защитник подсудимого И. — адвокат Ч.
Вступив в дело во время судебного следствия, он сообщил суду, что у защиты имеются ходатайства, в частности, об отложении судебного заседания для обеспечения вновь вступившему в дело защитнику возможности ознакомления с материалами дела и согласования позиции с подзащитным.
Судья Ф. объявил, что в данный момент суд исследуют доказательства, представленные стороной обвинения, поэтому ходатайства защиты не могут быть заявлены и рассмотрены.
Адвокат Ч. встал и обратился к суду с просьбой занести в протокол судебного заседания, что он, как защитник, возражает на такие действия председательствующего.
В ответ председательствующий заявил, что все свои ходатайства и возражения защитник может подать в конце судебного заседания, а в случае несогласия с действиями суда защитник вправе изложить свою позицию в кассационной жалобе на приговор, если таковой будет постановлен.
Поскольку адвокат Ч. продолжал стоять и ожидал, когда сможет снова обратиться к суду, то председательствующий потребовал, чтобы он сел и не нарушал регламент, установленный судом; в противном случае суд будет вынужден принимать меры к адвокату в связи с его неподчинением требованиям председательствующего. Адвокат Ч. сказал, что вынужден подчиниться и сел.

Оба приведенных случая  приведенных случая показывают спорные действия судей, к защитникам обращены неправомерные требования, которым последние вынужденно подчинились. Но, не ухудшило ли это «неконфликтное» поведение адвокатов положения их подзащитных? Адвокат может объяснить свое бездействие избранной тактикой защиты, согласно которой продление срока содержания обвиняемого под стражей, вынесенное с явными нарушениями законности, защита планирует отменить в кассационном порядке. После чего дело поступит к другому судье и шансов на получение более благоприятного решения станет больше. После такого объяснения останутся вопросы только по поводу поведения судей.

По другому уголовному делу в отношении С. и еще 10 подсудимых, рассмотренному Люблинским районным судом г. Москвы в 2009 г., адвокат Ж. вступил в дело в день окончания судебного следствия.
Соответственно, им было заявлено ходатайство об отложении судебного заседания на одну неделю, чтобы он смог изучить материалы и подготовиться к судебным прениям. Судья Ч. в ходатайстве отказал, заседание было отложено на следующий день. Однако адвокат Ж. в судебное заседание не явился, сообщив о своей занятости по другим делам, предоставив подтверждение своей занятости.
Судебное заседание было отложено еще на день. Затем, ввиду неявки адвоката Ж., еще на один день председательствующий объявил, что суд направит письмо в Адвокатскую палату. Подсудимый С. в отсутствие адвоката Ж. был вынужден отказаться от его услуг.
По обращению судьи Люблинского суда было возбуждено дисциплинарное производство, при разрешении которого адвокату Ж. было объявлено замечание.

В последнем примере, по мнению автора, суд грубо нарушил право подсудимого С. на защиту, а протестное поведение адвоката Ж. привело к необоснованному привлечению его к дисциплинарной ответственности.

Варианты действий защитника

Итак, какой путь избрать адвокату: эскалация конфликта или подчинение любым, даже явно незаконным требованиям судьи?

Вряд ли будет уместной рекомендация, чтобы все адвокаты начинали активно «конфликтовать» в судах, если судья будет действовать неправильно. Для обеспечения законности в сфере правосудия существуют вполне доступные способы.
Так, проявляя необъективность к стороне защиты, что является одним из признаков обвинительного уклона, председательствующий начинает отдавать предпочтения стороне обвинения, чем провоцирует зарождение конфликта. И, на первый взгляд, созданы все предпосылки для активных действий защитника по выражению своего несогласия с подобными действиями.
Вместе с тем председательствующий руководит судебным заседанием, так что ответственность за надлежащее судопроизводство и за неправосудные судебные акты возлагается на него, а не на участников процесса.
Для адвоката будет ошибкой добиваться от суда правильных действий любой ценой, вплоть до бойкотирования требований судьи, которые защитник сочтет незаконными.
Добиваться исправления судебных ошибок нужно не через «непримиримый» спор с допустившим их судьей, а посредством обращения в вышестоящий суд. Поэтому если председательствующий настаивает на своих требованиях, участники судебного заседания обязаны подчиниться. После фиксации неправомерных действий суда, с целью их обжалования в вышестоящем суде, адвокат должен подчиниться требованиям председательствующего, чтобы судебное заседание могло быть продолжено.

Обжалование действий судьи

Хотя характер участия адвоката, как субъекта права, в публичных и частных правоотношениях имеет существенные различия, но, ответственность за свои поступки в каждом случае несет только сам адвокат в соответствии с законом. Этим, в частности, объясняется, почему адвокат не может совершать противоправные действия, даже если об этом просит его подзащитный.
Адвокат обязан руководствоваться требованиями п. 11, ч. 1 ст. 53 УПК РФи использовать для защиты интересов своего подзащитного все, не запрещенные в Кодексе средства и способы защиты. Такие действия адвоката являются правомерными в силу закона и не могут повлечь юридической ответственности.
А если председательствующий судья этому препятствует? В этом случае адвокат должен заявить несогласие с конкретными действиями суда в форме возражений против действий председательствующего в соответствии с ч. 3 ст. 243 УПК РФ, которые должны быть в обязательном порядке занесены в протокол судебного заседания (п. 5, 6 ч. 3 ст. 259 УПК РФ).
Однако если судья не только не реагирует на возражения, но, продолжает свои противоправные действия, вплоть до того, что запрещает адвокату высказать свои возражения, то вопрос о последующих действиях а продолжает оставаться открытым.
Должен ли адвокат продолжать противостояние с судьей и добиваться выполнения требований закона либо адвокат должен в конечном итоге подчиниться требованиям суда после того, как даже неоднократные возражения адвоката не были приняты (отклонены) судьей?
Прежде, чем ответить, сформулируем соображения, которыми руководствуются сторонники развития конфликта с судьей.

Аргументы в пользу эскалации конфликта

Можно сказать, что подчинение — это зависимость. Зависимый от судьи адвокат вряд ли способен отстоять в полной мере законные интересы своего клиента. Поэтому независимость адвоката от властных органов выступает одним из основных концептуально обязательных признаков адвокатской деятельности, что закреплено в ч. 2 ст. 3 Закона об адвокатуре.
В ч. 1, ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката предусмотрено, что профессиональная независимость адвоката является необходимым условием доверия к нему. Если адвокат демонстративно «заискивает» перед судьей, то, вряд ли он способен достойно защищать подсудимого при «сложном» обвинении.
Применим ли в рассматриваемом случае принцип, что незаконные требования представителя власти не порождают безусловной обязанности их выполнения? Может ли адвокат рассчитывать, что невыполнение незаконных указаний и требований судьи, как представителя власти, не повлечет наступления ответственности?
Например, что делать, если адвокат ошибся в своих оценках, и не только сам не подчинился требованиям судьи, думая, что эти требования незаконны, но, убедил в этом своего подзащитного, который тоже отказался подчиняться требованиям судьи и, в конечном итоге, был удален из зала судебного заседания. В последующем оказалось, что эти требования судьи вытекали из законных полномочий председательствующего, значит, были законны и были обязательны для исполнения.
Если подобные действия адвоката будут выявлены, он, может быть привлечен к ответственности за то, что склонил подзащитного к нарушению порядка в судебном заседании.

Эскалация конфликта судьей

Конфликт не может быть разрешен, если одна из сторон упорствует и настаивает на своем, даже при отсутствии аргументации в подтверждение своей позиции.
Например, защитник заявляет ходатайство о вызове свидетеля. Обвинитель высказывается против удовлетворения ходатайства и объясняет свою позицию тем, что считает вызов данного свидетеля нецелесообразным, что доказательств, предоставленных стороной обвинения, достаточно для принятия решения по делу, а вызов свидетеля только затянет процесс. Полное отсутствие логики очевидно. Прокурор всего лишь выразил свое несогласие с предложением защиты, не обосновав свою позицию. Однако очевидно это только в теории.
Как свидетельствуют протоколы судебных заседаний, на практике суд нередко отказывает в удовлетворении такого ходатайства защитника, просто повторяя слова прокурора. В этом случае налицо нарушение безусловного права стороны защиты на заявление такого ходатайства.
Адвокат не просто обязан повторно заявить данное ходатайство, а в случае повторного незаконного или необоснованного отказа заявить возражения на такие действия суда. Это влечет бесполезность дальнейшего судебного разбирательства ввиду того, что сторона защиты ограничена в доступе к правосудию, а показания указанного свидетеля могли повлиять на оценку доказательств обвинения и выводы суда.
При этом никто, включая прокурора и судью, не вправе предрешать оценку и значение показаний свидетеля, о вызове которого заявила сторона защиты, поскольку его свидетельские показания еще не получены и не являются предметом проверки и оценки согласно ст. 87–88 УПК РФ. Суд же отказал в собирании доказательств и в обеспечении процедуры доказывания, т. е. отказался выполнять свои прямые обязанности, установленные главой 11 УПК РФ. Высказывание несогласия с этими действиями председательствующего судьи не может влечь ответственности адвоката, поскольку они прямо предусмотрены уголовно-процессуальным законом как правомерное реагирование защитника на действия суда, с которыми сторона защиты не согласна.
И суд должен не препятствовать, а, напротив, разъяснить наличие такого права у подсудимого (ст. 11, 16 УПК РФ) и обеспечить реализацию этого права, которое подсудимый может осуществлять, как сам, так и с помощью (посредством) защитника. Не основанное на законе ограничение процессуальных прав стороны защиты может быть расценено, как нарушение права подсудимого на защиту, влекущее отмену приговора по основаниям п. 4, ч. 2, ст. 381 УПК РФ.
В п. 6 ч. 3 ст. 259 УПК РФ предусмотрена обязанность суда отразить в протоколе судебного заседания все заявления, возражения и ходатайства участвующих в уголовном деле лиц. Это необходимо, чтобы вышестоящие суды имели возможность проверить законность и обоснованность действий и решений суда первой инстанции, в том числе в ситуации, когда были заявлены возражения на действия суда. И если суд игнорировал правильные возражения стороны защиты, не исправлял нарушения порядка судопроизводства, на что обращал внимание адвокат защитник, то это является основанием для реагирования вышестоящего суда.

Можно вспомнить хрестоматийный пример. В Московском областном суде в 2007 г. рассматривалось громкое дело о покушении на жизнь государственного деятеля Ч.
Адвокат З., осуществлявший защиту подсудимого Я., пользовался в судебном заседании ноутбуком. Председательствующий судья потребовал от него прекратить пользоваться ноутбуком.
Адвокат возразил, объяснив свое несогласие с действиями судьи тем, что в ноутбуке хранятся фотокопии материалов уголовного дела, которыми адвокат пользуется в судебном заседании. Председательствующий стал настаивать. Адвокат, в свою очередь, отказался подчиниться требованиям председательствующего, и тот 14.02.2007 вынес постановление об освобождении адвоката З. от участия в процессе.
Адвокат подал на это постановление кассационную жалобу. Судебное заседание было отложено, подсудимому Я. предложили пригласить другого защитника, но он отказался. Спустя 5 суток в суд был вызван адвокат в порядке ст. 51 УПК РФ. Но, в тот же день в суд явился и адвокат З. Судья выяснил у подсудимого, настаивает ли тот, чтобы адвокат З. был вновь допущен в процесс в качестве защитника, и после подтверждения, допустил адвоката З. к участию в данном судебном процессе. Инцидент был исчерпан.

Законодательное решение проблемы

Для устранения конфликтных ситуаций недостаточно только лишь привлечения к ответственности адвокатов и судей.
Необходимо выявлять причины и принять меры к их устранению совместными усилиями адвокатского и судейского сообщества. К тому имеется и нормативная основа. Когда органы Адвокатской палаты рассматривают жалобу на адвоката, то ни квалификационная комиссия, ни Совет Адвокатской палаты не вправе давать оценку правомерности действий судьи. Без этого невозможно объективно разрешить многие жалобы на нарушение адвокатом норм Кодекса адвокатской этики, если в основе жалобы на адвоката лежит оценка судьей уголовно-процессуального правового отношения, возникшего между судьей и адвокатом.
Соответственно, квалификационная коллегия судей не наделена правомочиями при рассмотрении жалобы на судью, давать оценку тому, было ли допущено со стороны адвоката нарушение норм Кодекса адвокатской этики. Учитывая, что сторонами конфликта выступают адвокат и судья, то крайне затруднительно разрешать такой конфликт отдельно в отношении судьи (квалификационной коллегией судей) и отдельно в отношении адвоката (квалификационной комиссией и затем Советом Адвокатской палаты).
В этом усматривается серьезное противоречие законодательного регулирования, так как при делегировании Адвокатской палате полномочий по привлечению адвоката к юридической ответственности, зачастую происходит подмена правового основания таковой ответственности. Вместо оценки уголовно-процессуального отношения между судьей и адвокатом начинает оцениваться этика поведения адвоката, что нельзя признать юридически корректным. Если в отношении участника правового регулирования осуществляется посягательство, запрещенное законом (судья грубо нарушает процессуальные права адвоката защитника), то ответные действия должны быть адекватными. И возможное неэтичное поведение защищающегося не должно приниматься во внимание в отрыве от основного конфликта.
Поскольку адвокат в уголовном деле выступает участником уголовно-процессуальных правоотношений и выполняет процессуальные обязанности защитника, урегулированные нормами уголовно-процессуального закона, — оценивать правомерность процессуальных действий адвоката как защитника, можно только на основе применения норм уголовно-процессуального законодательства. Применение закона является исключительным правомочием правоприменительных органов.
Одновременно на адвоката возложены обязанности, за ненадлежащее исполнение требований которых он может быть привлечен к ответственности по решению указанных органов адвокатского сообщества.
Дисциплинарная ответственность адвоката наступает только в рамках специального законодательства, предметом правового регулирования которого являются другие по своей правовой природе отношения, нежели определяемые уголовно-процессуальным законодательством.
При этом в отличие от Закона об адвокатуре, уголовно-процессуальный закон регламентирует публичные интересы и правоотношения, субъектом которых всегда является государство в лице представителя органов государственной власти.
Получается, что в действующем нормативном регулировании существует неопределенность в вопросе о надлежащем субъекте, правомочном принять решение о правомерности или неправомерности поведения адвоката защитника в конфликте с судьей, если в основе такого конфликта лежат исключительно и только правоотношения между судьей и защитником. Сам председательствующий такие решения принять не может, что вытекает из системного толкования положений ст. 258 УПК РФ.
Стоит надеяться, что судейское сообщество и адвокатура объединят свои усилия в целях обеспечения надлежащего поведения и судей, и адвокатов.

 

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.