Сделка с правосудием: как исключить самооговор

2279
Какие меры позволят исключить возможность самооговора обвиняемого при расследовании дела в сокращенной форме и его рассмотрении в особом порядке.
Сделка с правосудием: как исключить самооговор    

Никита Александрович Колоколов
д. ю. н., профессор кафедры судебной власти и организации правосудия НИУ ВШЭ (г. Москва)

Америка ездит и ест быстро. Однако США — не только родина массовой автомобилизации и господства fast food. Судят там мгновенно. Юридический конвейер сравни фордовскому — ни одной лишней операции или, как сейчас принято писать, трансакции. «Утром украл — вечером в тюрьму». Что касается наказания, то о его размере прокурор с адвокатом давно договорились. Впрочем, 98% осужденных решение суда не оспаривают, себе дороже… Неудивительно, что США — абсолютный чемпион по числу осужденных и содержащихся под стражей.

Не будем отрицать — практически все осужденные идут на сделку с правосудием не случайно, ибо чувствуют за собой грешки… Начнешь спорить, обвинение пойдет на принцип, до сути докопается, а американский уголовный закон не то что суров, а очень суров: за покушение на хищение четверти пиццы можно и 25 лет схлопотать…

Типичный сценарий развития событий при сделке с правосудием

Отечественная судебная статистика свидетельствует, что американский стандарт пришелся по душе российским юристам: в некоторых регионах число дел, рассмотренных в так называемом «особом порядке», приближается к 80%. Так что его давно пора переименовать в обычный, а тот, который с судебным следствием, с волокитой — в особый.

В российских условиях позиции сторон относительно вида судебного разбирательства формируются в стадии предварительного расследования. Фактически лицо, попавшее под подозрение, еще до суда назначается осужденным, ибо сделка с правосудием знает только один приговор — обвинительный.

Из практики. По приговору Дзержинского городского суда Нижегородской области от 29.01.2013 Бабушкин осужден по ч. 3 ст. 217 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В зале суда осужденный взят под стражу.

Согласно приговору он виновен в нарушении правил безопасности во взрывоопасном цехе, что повлекло по неосторожности смерть двух лиц. В судебном заседании Бабушкин вину признал полностью, дело в отношении него было рассмотрено в особом порядке.

В жалобе осужденный, не оспаривая доказанности своей вины, просил лишь применить к нему ст. 73 УК РФ.

В суде апелляционной инстанции юридическая машина вначале пошла по накатанной колее: прокурор заявила, что приговор является законным и обоснованным, а назначенное Бабушкину наказание — справедливым.

Судебная коллегия областного суда приговор отменила, а дело направила прокурору — фактически для организации дополнительного расследования, указав в своем определении следующее.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Данные требования закона являются обязательными для любого приговора, в том числе вынесенного в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

Положения ч. 2 ст. 314 УПК РФ предоставляют суду полномочия постановить приговор без проведения судебного разбирательства при условии, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства. В то же время для постановления обвинительного приговора в особом порядке судебного разбирательства эти условия не являются исчерпывающими. Главное заключается в том, что ч. 7 ст. 316 УПК РФ возлагает на суд обязанность удостовериться и в том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. Только одновременное соблюдение всех указанных в законе условий в силу положений ч. 8 ст. 316 УПК РФ позволяет судье постановить приговор без проведения судебного разбирательства и не отражать в приговоре анализ доказательств и их оценку.

В отсутствие указанных условий постановленный в процедуре особого порядка судебного разбирательства обвинительный приговор не может соответствовать назначению уголовного судопроизводства, которое выражается в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а равно защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ).

Оценка судом обвинения с точки зрения его обоснованности и подтверждения доказательствами, собранными по уголовному делу, как условие постановления обвинительного приговора в особом порядке судебного разбирательства, должна основываться, в первую очередь, на анализе обвинения, разрешении вопроса о соответствии обвинительного заключения требованиям УПК РФ (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора на основе данного заключения.

Согласно ч. 1 ст. 220 УПК РФ обвинительное заключение должно раскрывать существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Между тем обвинительное заключение, предъявленное Бабушкину, указанным требованиям УПК РФ не соответствует.

Согласно тексту обвинительного заключения Бабушкин обвинялся в совершении «умышленных действий», однако таковые были описаны как «допущенное им бездействие». При описании причинно-следственной связи между «умышленными действиями» Бабушкина и наступившими последствиями в обвинительном заключении указано, что потерпевшие «самостоятельно распределились по объекту производства работ, возгорание произошло «вследствие действий аппаратчиков».

В отсутствие обвинения, предъявленного в соответствии с требованиями УПК, суду не представляется возможным решить вопрос не только о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, но и о предмете предъявленного обвинения, которое в силу ст. 252 УПК РФ определяет пределы судебного разбирательства.

Мера пресечения в отношении Бабушкина была изменена на подписку о невыезде (апелляционное определение от 13.05.2013 № 22-2625 АП).

Повезло Бабушкину: суд второй инстанции вовремя заметил факт его назначения «козлом отпущения», а ведь наш герой мог бы уже и отбывать наказание. Претензии предъявлять, вроде бы, не к кому — сам ведь признался, и адвокат рядом был…

Причины самооговора на примере дела Бабушкина

Личное общение автора данной статьи с защитником Бабушкина — С. В. Ковердяевым — позволило выявить целый ряд интересных деталей, касающихся его дела.

Изначально избранный Бабушкиным защитник С. В. Ковердяев рекомендовал вины не признавать, ибо доказательств таковой сторона обвинения не предоставила. Ознакомление с материалами дела позволило адвокату сделать вывод, что вина за гибель людей, как минимум, носит смешанный характер, поэтому взваливать всю ответственность за последствия аварии, в результате которой погибли люди, на одного только Бабушкина несправедливо.

Классическое судебное разбирательство, нацеленное на поиск истины, руководство ООО не устраивало, поэтому оно, порекомендовав Бабушкину «своего» адвоката, фактически предложило обвиняемому сделку: Бабушкин полностью признает вину, снимая тем самым ответственность с руководства «Синтез-ПКЖ», а оно, в свою очередь, обещает оставить Бабушкина на работе и не взыскивать с него расходы на восстановление оборудования и ущерб, нанесенный в связи с простоем предприятия.

Очевидно, что соглашение такого рода (к тому же заключенное в устной форме) юридической силы не имело. Тем не менее Бабушкин поверил руководству ООО.

Такой подход к решению проблемы, судя по всему, радовал и органы предварительного расследования, ибо позволял им, спрятавшись за «царицу доказательств» — признание вины, уклониться от своих прямых обязанностей.

В силу каких конкретных причин суд первой инстанции назначил Бабушкину реальное наказание, сказать трудно, однако данными действиями он оставил беременную супругу осужденного с двумя детьми без средств к существованию.

Именно это обстоятельство и породило апелляционные жалобы, как самого осужденного, так и вновь приглашенного им адвоката С. В. Ковердяева.

Суд апелляционной инстанции, полностью согласившись с позицией защиты, приговор отменил, дело возвратил прокурору. Органы предварительного расследования направлять в суд его не спешат, ибо в текущий момент времени практически невозможно провести экспертизу, выводы которой позволили бы установить вину каждого из участников событий. Пока достоверно известно одно — руководство «Синтез-ПКЖ» поспешило запустить производство. Чем обусловлена поспешность — судить читателю. Руководство на предприятии дальновидно предпочли сменить…

Выявление фактов самооговора: система фильтров

Естественно, на пути таких вынужденных соглашений законодателем выставлена целая система «фильтров»:

  1. следователь,
  2. руководитель следственного органа,
  3. прокурор,
  4. государственный обвинитель,
  5. суд первой инстанции,
  6. теоретически — суды апелляционной,
  7. кассационной
  8. надзорной инстанций.

В анализируемом примере брак в работе органов предварительного расследования выявил лишь пятый по счету «фильтр», который, если формально по закону, «работать» уже не должен.

Согласно ч. 9 ст. 316 УПК РФ после приговора судья разъясняет сторонам право и порядок его обжалования, предусмотренные гл. 45.1 УПК РФ. В силу ст. 317 УПК РФ такой приговор не может быть обжалован в апелляционном порядке по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 389.15 УПК РФ — несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Чтобы усомниться не в доказанности вины Бабушкина, а в законности предъявленного ему обвинения, суд апелляционной инстанции был вынужден применить п. 2 ст. 389.15 УПК РФ — проверить, не допустили ли следователь, прокурор и суд первой инстанции нарушений уголовно-процессуального закона.

Самооговор! О его причинах написано предостаточно. В анализируемом случае причины его установлены со слов защитника: Бабушкин не хотел терять работу, не хотел возмещать ущерб. Что касается судимости, то «простого» человека ею в России не испугаешь.

Чем рисковал Бабушкин? Как уже доказано — личной свободой. Кроме того, он мог потерять работу. Что касается возмещения вреда, то для гражданского истца нет ничего лучшего, чем преюдиция вступившего в законную силу обвинительного приговора. Все! Возмещать ущерб осужденный должен априори! Спор только о его размере.

Означает ли сказанное, что сделка с правосудием (назовем вещи своими именами), по крайней мере для российских условий, неприемлема, как об этом писал в свое время профессор М. С. Строгович.

Моя оценка ситуации: такой подход к решению, как особые формы производства (главы 32.14040.1 УПК РФ), вполне приемлем. Только нельзя забывать о возможности самооговора. Необходим постоянный мониторинг дела по данному параметру.

Регламентируя особенности судебного производства по делу, дознание по которому проводилось в сокращенной форме, законодатель предусмотрел два важных нюанса. На предмет самооговора дело сначала должен проверить прокурор (п. «г» ч. 3 ст. 226.6 УПК РФ), а затем судья (ч. 4 ст. 226.9).

Сказанное позволяет внести предложение: нормы, регламентирующие все формы производства, базирующиеся на полном признании вины, должны быть дополнены положениями, предписывающими проверять все факты признания вины на предмет самооговора. Данные обязанности должны быть последовательно возложены на дознавателей, начальников подразделений дознания, начальников органов дознания, следователей, руководителей следственных органов, надзирающих за ними прокуроров, прокуроров, выступающих в качестве государственных обвинителей, суды всех инстанций.

Если приговор вступил в силу, дело уже рассмотрено или обжаловалось в кассационном, надзорном порядках, заявления осужденных о самооговоре проверяются по правилам, предусмотренным гл. 49 УПК РФ.

 

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Уголовный процесс» –
      практика успешной защиты и обвинения

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Уголовный процесс».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×

      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в уголовном праве и процессе и изменениях в законодательстве.